статья


Музыка Японии
Mon amour Tokyo

mg93205.jpg (6865 bytes)

Наслушавшись японской поп-музыки, мы решили попробовать написать некое подобие статьи о ней и сопутствующих ей атрибутах, дабы представить вам более-менее целостную картину удивительного музыкального феномена второй половины 90-х годов. Как нам кажется, все мы стоим на пороге взрыва популярности клубной танцевальной музыки нового типа, на этот раз принесенной теплыми ветрами с далеких островов в Тихом Океане. И только "русское музыкальное чудо" или искусственная удаленность от мировых культурных магистралей могут помешать этой музыке проникнуть на территорию Беларуси, России, Украины. Однако уже сегодня мы наблюдаем позитивные сдвиги в сознании ведущих отечественных ди-джеев и клубной аудитории: вполне естественно, что люди несколько устали от холодных и равнодушных механических ритмов техно и желают слышать более живую и очеловеченную знакомыми эмоциями, счастливую, романтическую и сексуальную танцевальную музыку. Может быть, поэтому мы также наблюдаем сегодня рост интереса к латиноамериканским исполнителям вроде Rick Martin и Jennifer Lopez. Все это - экзотика для обывателя, возможность помечтать и хоть одним глазком взглянуть на мир сильных эмоций, горячих страстей и бурных романов.

В первую очередь речь сегодня пойдет о поп-движении, известном миру под названием Shibuya-kei ("kei" переводится как "стиль"). Как обычно, до нас все доходит с некоторым опозданием, ибо сами японцы говорят, что Shibuya-kei уже мертв, то есть стиль достиг своего триумфа, качественно перестроил музыкальную индустрию Японии, принес славу таким эклектичным артистам, как Cornelius, Kahimi Karie, PIZZICATO FIVE и, в конце концов, превратился в интернациональное явление под кодовым названием "глобальный поп-андерграунд". Зерно упало на хорошо удобренную почву, и Shibuya-kei-лейблы пустили крепкие корни далеко за пределами Японии: на американских лейблах March, Matador, Emperor Norton, Minty Fresh, на берлинском Bungalow в последние годы появились группы, которые начали звучать, как команды движения Shibuya-kei, и таким образом в современной поп-культуре наметились новые интересные пути развития. Bungalow выпускает японские группы FANTASTIC PLASTIC MACHINE, YUKARI FRESH наравне с германскими и французскими командами STEREO TOTAL, Laila France, MAXWELL IMPLOSION, DAUERFISCH и LE HAMMOND INFERNO. Matador успешно продвигает PIZZICATO FIVE и Cornelius. На творчество MOMUS также оказал огромное влияние Shibuya-kei, в особенности гениальный резидент оного Cornelius, а авторитетные нью-йоркские культуроведы BEASTIE BOYS с удовольствием выпускают записи японских девичников BUFFALO DOUGHTER и CIBO MATTO на своем лейбле Grand Royal.

В эру глобального ретро-ренессанса люди оказались погребенными под изобилием новых товаров, технологий и стилей. При этом некоторые из нас научились плавать, а другие просто тонут в нем. Эпицентром же глобальной ретро культуры сегодня является Shibuya, подверженный веяниям моды и свежим трендам, полный всевозможных магазинов район Восточного Токио, собственно и давший название Shibuya-kei. Здесь расположены наиболее упакованные товаром музыкальные магазины мира, в которых мода меняется каждые пять минут и одно за другим оживают мгновения зарождения новых стилей. Между местными магазинами и музеями практически нет никакой разницы, а шоппинг превращается в настоящее творчество, стоящее на одном уровне с искусством. Когда представители Bungalow прибыли в Токио с целью отобрать артистов для своей компиляции "Sushi 3003", то только в одном Shibuya они обнаружили около 35 звукозаписывающих компаний, которые снабдили германский десант огромным количеством пластинок. Именно здесь пустила корни популяция новых артистов, коллекционирующих, сэмплирующих, синтезирующих, редактирующих и архивирующих поп-музыку настоящего, прошлого и будущего.

Когда Ennio Morricone объединил воедино свист американских ковбоев и фолковые сицилийские гитарные аранжировки, то он изобрел новый музыкальный жанр - спагетти вестерн. А после того как ребята из DAFT PUNK наслушались глухих танцевальных звуков 70-х в спальне своих родителей, они нарочно неправильно интерпретировали динамику диско в своих миксах и в итоге нашли саунд, который сделал им имя. Если мысленно нарисовать поп-карту мира с японской перспективы, то Францию можно было бы сделать огромным girl-поп-королевством (lolitapop Hardy и Dutronc 60-х, софт-рок 70-х, Polnareff и lounge Gainsbourg), Бразилию - боссанова-территорией, Швецию укутали бы в озера и вязаные кардиганы, а Америку просто расположили бы в пределах ее восточных и западных границ: Beck, BEACH BOYS и BEASTIE BOYS. Англия на нашей поп-карте была бы элегантной островной щепкой, населенной ST. ETIENNE, SHAMPOO и эксцентриками вроде Paul Weller, MOMUS или Mark Almond. Японская музыкальная индустрия является второй по величине в мире, и на 75% в ней доминируют местные группы, которые поют на родном языке. Несмотря на серьезные попытки японских лейблов протолкнуть музыку своих подопечных на западный рынок, будь то кабуки-глэм группы GLAY или ласковый боссанова-поп команды DREAMS COME TRUE, им удалось лишь незначительно продвинуться в заданном направлении. Но ситуация кардинально изменилась с появлением на мировой музыкальной сцене стиля Shibuya-kei. Космополиты PIZZICATO FIVE, Cornelius, Kahimi Karie, Takako Minekawa, CIBO MATTO, BUFFALO DAUGHTER, YUKARI FRESH и другие музыканты начали интенсивно гастролировать по Европе и США, получая великолепные отклики везде, где бы они не появились. Публикации о японской поп-музыке начали печататься в журналах и газетах всех направлений и тематик по всему миру. Все мы помним как зарождался бритпоп: внезапно группы из английского города Камден оказались востребованными во всем мире, и умные люди начали продвигать их на музыкальном рынке как экспортный товар.

Shibuya-kei появился в Японии примерно в тот же временной период, но он имел исключительно импортную концепцию. Молодые Keigo Oyamada ака Cornelius и Kenji Takimi с лейбла Crue-L Records, как настоящие наркоманы, поглощали компакт-диски и пластинки. При отсутствии в Японии еженедельной музыкальной прессы, которая бы обеспечивала необходимый информационно-рекламный прессинг на меломанов, подростки "вслепую" покупали все доступные им записи, невзирая на жанры, время издания, страну-производителя и критические обзоры. Они скупали релизы с привлекательными обложками, пусть даже имевшими надписи на совершенно непонятном языке. То был не снобизм коллекционеров пластинок, а открытое любопытство людей с полным отсутствием предрассудков и огромным аппетитом к музыке и ее визуально-эмоциональному содержанию. То есть катализатором химической реакции, подарившей нам Shibuya-kei стала музыкальная продукция неяпонского происхождения - импортная продукция. Таким образом, молодым музыкантам помогли две вещи: прекрасно укомплектованные релизами музыкальные магазины и... добрейшие родители. С их маленькими состояниями на банковских счетах, собранными на протяжении всей жизни, полной предосторожности и подчинения догмам, представители старшего поколения японцев являются большими борцами за мир и свободу человека. У них не было такой свободы и возможностей для самовыражения, какие имеются в японском обществе сегодня, и поэтому они стремятся дать своим детям то, что недополучили в молодости сами. Они предоставляют своим отпрыскам пятилетнее окошко между драконовой дисциплиной высшей школы и не менее драконовой дисциплиной брака и работы в офисе. И через это драгоценное окошко молодые японцы вылетают, путешествуя по миру, отдыхая, покупая поп-записи в огромных количествах и шокируя окружающих самыми неожиданными и скандальными прикидами.

Стиль Токио не имеет аналогов в мире. Некоторые его модные веяния могут свести с ума консервативных иноземных туристов. Сами же японцы уже давно научились нормально воспринимать свое безумие и даже внедряют его в свою культуру. В этом мире 40-летний мужчина может читать тот же комикс, что и ребенок, а некоторые вещи, как, например, туфли или одежда, могут быть настолько популярными, что их обладатели запросто могут быть побиты и обворованы. Невозможно понять Токио без предварительного знакомства с девушками-старшеклассницами, которых здесь зовут "kogyaru". Они управляют стилем в Японии, и практически все сводится здесь к одному: если "kogyaru" нравится товар, то он продается! Согласно распространенному мнению о внешнем виде "kogyaru", они имеют волосы каштанового цвета, выщипанные брови, загорелую кожу и носят школьную униформу со спущенными носками. Их стиль меняется каждый сезон.

Другой модный стиль Visual-kei очень экстремален, потому что подразумевает визуальную подмену пола. Особенно популярен этот стиль в музыке. Яркими носителями оного являются группы SHAZNA и MALICE MIZER. Вокалисту первой Izam 21 год, но непосвященный наблюдатель может принять его за миловидную юную девочку. Однако следуя стилю Visual-kei и одеваясь в девичьи платья, вы не будете отнесены к гей-сообществу, ибо все здесь базируется только на внешнем виде. Эти причуды становятся все более популярными в Японии, и все больше мужчин начинают покупать себе косметику, парфюмерию, маленькие зеркальца и другие предметы, обычно ассоциируемые с женским тщеславием. Этот стиль годится не для каждого, а лишь для тех, кто хочет выглядеть ОЧЕНЬ смело и дерзко.

Далее недавно в Harajuku, Токио был популярен молодежный стиль под названием Decora-Chan. Идолом этого движения является щербатая (наподобие Шуры), сладко-розовая певица и актриса Tomoe Shinohara. Девушки в стиле Decora-Chan носят сразу несколько юбок в сочетании с веселыми и дорогими туфлями от Vivienne Westwood, до абсурда сексуальными маленькими шелковыми носочками, аксессуарами в духе ранней Madonna, цветными контактными линзами, нелепыми головными уборами в стиле барокко и прозрачными сумками с изображениями персонажей из мультфильмов, а приветствуют они друг друга следующим образом: поднимают правые руки в форме лапки кота Shinto (персонаж мультфильмов). Они остроумны и находчивы, миловидны и слушают группы вроде PUFFY и SMAP. Фотографии таких девушек вы можете увидеть в японских журналах "Cutie" и "Fruits". Они не относятся к Shibuya-стилю, олицетворением которого является модель и певица Hinano. Но на их примере хорошо видно, как восхитительно избалована и изумительно креативна японская молодежь, даже во время экономического упадка. Важно и то, что японцы традиционно очарованы цветущей мимолетностью юности, которая имеет корни в сексуальной моде Lolicon (или Lolita Complex) и соответствующей ей музыкальной моде Lolitapop. Сменяя провокационные, притворно застенчивые матросские костюмчики школьной униформы на барокко-снаряжение Decora-Chan (Briggit Bardo в роли кибер-панк-доярки), японские девушки-подростки сменяют один фетишистский имидж на другой. Главное различие между ними состоит в том, что один из них пассивный, а другой активный; один смиренный, а другой творческий. Попадая в район Shibuya, девочки-школьницы начинают разговаривать на сленге, наслаждаются собственным фетишистским статусом и исступленно делают покупки, празднуя вновь обретенную свободу оперировать самыми остроумными, на их взгляд, выражениями.

А теперь кратко представим вам звезд Shibuya-kei. Мы уже писали о PIZZICATO FIVE, FANTASTIC PLASTIC MACHINE и Cornelius и поэтому здесь уделим внимание "новым" артистам:

Kahimi Karie - все ее творчество является ярчайшим примером концептуального и интеллигентного шоппинг-искусства; она уже успела поработать с британцем MOMUS, французами Philippe Katerine и Czerkinsky, немцами STEREO TOTAL и японскими исполнителями NEIL AND IRAIZA, Cornelius и PIZZICATO FIVE. Ни одна из записей милой японской суперстар еще не была выпущена в Европе, но все уважающие себя музыкальные издания не смогли отказать себе в удовольствии рассказать об этой великолепной певице-фотографе-модели свои читателям. Скоро выходит новый альбом исполнительницы.

MIDNIGHT BOWLERS - проект токийского электро-эмбиентного лейбла Transonic (местный Warp). Музыкант и график-дизайнер Hibiki Tokiwa создает спокойную трип-хоп-музыку с вкраплениями странных шумов и сэмплов. Продюсером его работ выступает Yoshinori Sunahara, музыкальный мозг культовой японской группы DENKI GROOVE.

HI-POSI - очень популярная в Японии группа, над последним альбомом работала вместе с Cornelius, Towa Tei и FANTASTIC PLASTIC MACHINE. Исполняет изумительную смесь из счастливого японского попа и шумных, металлических, но неизменно грувоопасных битов Towa Tei.

Yoshinori Sunahara - легенда японской поп-сцены и фронтмен группы DENKI GROOVE. Играет ураганный брейкбит вперемежку с солнечными гавайскими мелодиями. Второй соло-альбом "Take Off And Landing" является трибютом уникальному миру аэропортов. Релиз диска состоится в сентябре на Bungalow.

MAN FROM ELECTONE - безумный проект вооруженного органами и синтезаторами Tadashi Takatsuka, которого называют "Dick Hyman 90-х", играет теплую и современную lounge-музыку с ароматом прошлого. Странные звуки, жуткие скрэтчи, опасные сэмплы и конечно же биты, биты, биты.

YUKARI FRESH - сумасшедшая и веселая диско-электро-трэш-поп банда строит свою музыку на забавных идеях и находках и создала свой собственный поп-стиль "Plastic Lo-Fi". Bungalow собирается выпустить первый европейский альбом группы ближе к концу 1999 года. Ждем с нетерпением!

Takako Minekawa - это Yoko Ono поп-сцены. Ее альбомы "Roomic Cube" и "Cloudy Cloud Calculator", спродюсированные BUFFALO DAUGHTER, представили слушателям удивительный ретро-футуристический аналоговый саунд. Раньше она пела в одной группе с Kahimi Karie. Любит экспериментировать с различными жанрами поп-музыки. Также с ума сходит по кошкам, совам, KRAFTWERK и настольному теннису. Недавно у нее вышел первый ремиксовый альбом "Recubed".

Kenji Takimi - острозубый эксцентрик и руководитель влиятельного лейбла Crue-L, является старейшим приятелем Cornelius. Его группа CRUE-L GRAND ORCHESTRA играет диско в стилистике коктейль-вечеринок 70-х. Shibuya-стиль и группы вроде THE LOVE TAMBOURINES сделали Takimi богатым человеком. А хитрый контракт с Kahimi Karie (такой же имеет Beck), позволяет последней записывать диски на Crue-L, несмотря на то, что она прописана на мейджор-лейбле Polydor. NEIL AND ERAIZA - это группа, принадлежащая live-гитаристу Cornelius Hirohisa Horie. Команда играет нежный софт-рок, что-то родственное произведениям Todd Haynes, THE CARPENTERS и THE BEN FOLDS FIVE.

OH! PENELOPE - на счету потрясающей команды пока есть только один альбом. Ребята играют музыку в стилистике 80-х годов с множеством современных влияний. Комбинируют саунд Beck, Serge Gainsbourge и Hugo Montenegro в доселе неслыханные миксы.

NEIL & IRAZA - последний альбом классной группы называется "Johnny Marr?". Саунд дуэта представляет собой дико развлекательную lo-fi-версию звучания BEN FOLDS FIVE, устроивших пирушку с безумными существами с других планет.

SWEET ROBOTS AGAINST THE MACHINE - новый сайд-проект скрэтч-маньяка из DEE-LITE Towa Tei. В начале года в Японии вышел его альбом "Sweet Robots", полный медленных грувов, жирных битов и фирменной сэмплоделики.

Артисты Shibuya-kei не только редактируют свою музыку способом, отличным от подходов их западных коллег, но также трансформируют западные идеи в новые теории о том, что есть общего у рока и поп-музыки, что является серьезным материалом, а что мусором. Cornelius называет все это "ton-chi". Далее, японцы очень бережно и внимательно относятся к европейскому музыкальному наследию 70-х годов, и сегодня гораздо легче обнаружить записи французских, немецких и британских поп-авангардистов (Rodney Greenblatt, Rita Ackerman, Harmony Korine, Briggit Fountain...) прошлого в каталогах японских лейблов, нежели на родине артистов, где они мало известны или раскритикованы, но в то же время наиболее интересны и рискованны в своем творческом таланте. Это увлечение японцев может происходить из огромного исторического уважения к художникам, каллиграфам и мастерам росписи глазурью, но частично это также реакция на подчинение, которое ежедневно ожидаемо от японских рабочих и служащих, обязанных щелкать каблуками и раскланиваться перед своими коллегами целый день и имеющих возможность, крадучись, убежать от всего этого лишь в апокалипсис домашней камеры или же в утонченно извращенный садо-мазохистский порно-андерграунд. Подчинение движет людей в богатую преисподнюю воображения и фантазии.

Ключевым элементом творчества артистов Shibuya-kei являются также их концептуальные амбиции: им мало просто играть классический, идеальный поп, им нужно быть как можно более грандиозными и странными. И это не просто артистическая стратегия, здесь присутствуют и коммерческая выгода. Свежие перспективы часто инспирируют новые бумы.

XXI век начался в Японии около десяти лет назад, и определенные районы Токио - Shibuya, Harajuku, Ebisu, Roppongi - сегодня являются лабораториями стиля будущего, местами, где новые продвинутые компании растут как грибы после дождя, поддерживают поп-мечтателей вроде Cornelius и придумывают финансовые структуры под новые смелые идеи и стили, которые в один прекрасный день распространятся по всему миру. Сегодня мы поведали вам лишь об одном из феноменов японской поп-культуры - Shibuya-kei - который лежит на самом верху, уже испробован и полюбился европейской и американской аудитории. А сколько еще интересных команд имеют бешеную, но пока что локальную популярность в Японии! Что нам, например, говорят такие названия, как SIAM SHADE,FANATIC CRISIS, EVERY LITTLE THING, MAX, GLOBE, GLAY или MORNING MUSUME? Полагаем, что примерно то же самое, что говорят японцам названия ЗЕМФИРА или СТРЕЛКИ. Казалось бы, что, вроде, уже все исследовано и открыто на этой Земле... Ан нет! Каждый из нас все еще является потенциальным первопроходцем или первооткрывателем чего-то нового и интересного, пускай и в локальном масштабе.

DJ Commando LABELLA

© 2005 музыкальная газета