обзор


Лайда
21.01.1994. Москва

1994

12tks/37mins


С творчеством Оксаны Григоренко и Насти Белокуровой я познакомился летом 95-го, когда Игорь Кириенков, главный редактор южноукраинского рок-альманаха "Идиллия", переправил мне запись "Хорса". Впечатление от альбома было настолько сильным, что мне захотелось установить личные контакты с участницами этого суперпроекта. Моему желанию суждено было сбыться лишь спустя три года. Когда наше телефонно-эпистолярное общение стало донельзя регулярным, я получил от Оксаны и Насти "Собрание сочинений" в виде двух неизданных альбомов и двух квартирников.

Творческую биографию проекта можно условно подразделить на два периода:

1. (1989 - 1993) - николаевский. В этот период проектом под названием В ЧЕРНОМ были записаны альбомы "Хорс" и "Сполох". Не буду распространяться по поводу характеристики данного периода: всех, кому интересно, отсылаю к предыдущим рецензиям (см. "МГ" NN 19(133), 27(141));

2). (1994 - 1999) - московский. Поездив по матушке-России и некоторое время пожив в Краснотурьинске (Свердловская обл.), Оксана и Настя обосновались в Белокаменной. Симптоматичным был и выбор нового названия: лайда - это прибрежная низменная равнина в северных областях России, затапливаемая во время прилива и высыхающая при отливе. Данное название целиком и полностью отражает условия жизни и работы Оксаны и Насти. Здесь уместно привести соответствующую цитату из бердяевской "Философии свободы": "Творческий путь гения требует жертвы, не меньшей жертвы, чем жертвенность пути святости".

Переезд участниц проекта в российскую столицу пришелся на 21 января 1994 года. В этот день и был дан сей квартирный концерт. Четыре композиции ("Дыба", "Вернись домой", "Стоит ли?" и "Верви верные") взяты из "Сполоха". Остальные восемь сочинены в Краснотурьинске.

Начало второго периода знаменуется серьезным увлечением Оксаны и Насти КАЛИНОВЫМ МОСТОМ. Влияние ревякинской эстетики, о котором мне уже приходилось упоминать, еще более усилилось: информативная функция текстов стала утрачиваться, их содержание изменилось в сторону бессобытийности, сюжетность постепенно уступала место туманности ощущений и зыбкости образов, то есть внимание сосредоточивалось не на сюжете как таковом, а на характере интонирования слов, на музыке стиха. Впрочем, и музыкальный язык, и даже манера пения также в русле лучших традиций, заложенных легендарной новосибирской группой. "Скоро" и "Сарынь на кичку" несколько воинственны. "Не понаслышке" по характеру и выразительным средствам приближается к драматическому монологу. Остальные ("Чистою осенней стороной", "Куда занесло", "Выбрались поутру", "Мне бы увидеть") - лирика, причем Лирика с большой буквы. "Прочь" - хитовый номер с заводным припевом. Чего не хватает? Флейты. Скрипки. Виолончели. Звуковые эффекты сводятся к обилию реверберации. В "Дыбе" анонимный звукооператор вольно или невольно применил ее как драматургическое средство...

В последнее время реставрируются, обрабатываются современными техническими средствами и выпускаются на лазерных звуконосителях концертные и квартирные записи грандов русского рока. И искренне хочется надеяться, что пройдет еще некоторое время, и меломаны смогут поставить на свои полки CD ЛАЙДЫ рядом с компактами Цоя и Майка, Баша и Ревякина, Летова и Янки. Песни Оксаны и Насти того стоят.

Г. Шостак

© 2005 музыкальная газета