статья


Торнадо (Витебск)
Единственное, что нам может помешать, - это конец света

mg92904.jpg (9082 bytes)

Именно к такому логическому завершению многочасовой беседы пришел продюсер витебской шоу-группы ТОРНАДО Алексей Воронов. Не все, конечно, получается таким, каким видится первоначально, но я разделяю его уверенность: осилит дорогу идущий. Финансовый кризис августа 1998 года заставил многих пересмотреть свои жизненные позиции. Не обошла чаша сия и Алексея - отработав одиннадцать лет в Москве, он вернулся на родину, в Витебск, но вернулся не налегке, а обогащенный опытом работы с такими исполнителями, как Андрей Губин, ди-джей Флекс и многие другие, а также оснащенный довольно прилично укомплектованной студией. Талантливый автор песен и аранжировщик, он до сих пор получает предложения о записи фонограмм (за приличные, смею заметить, деньги), но всецело посвятил себя созданию и раскрутке собственного проекта.

Шоу-группа ТОРНАДО: Ксения Наумова (вокал), Алла Волкова (вокал), Дмитрий Зеленый (МС, клавишные инструменты), Дмитрий Рубаник (художник-оформитель), Алексей Воронов (продюсер и автор песен), Сергей Трусов (директор группы).

- Наверняка поначалу у тебя, Алексей, появилась уйма свободного времени, когда ты вернулся. Что ты делал?

А.В.: Чем я занимался почти все свободное время? Искал людей для проекта. Объявления в газету давал, просто ходил по клубам, так на улице людей встречал... Знакомого встретил, он тоже из Москвы приехал. "Я здесь два года, - говорит, - весь Минск облазил - никого не нашел". Ну, я понял: надо самому растить. В общем, это была проблема большая - всю жизнь живешь, всю жизнь ищешь людей. Один парень, тот, который у нас МС, он живет здесь поблизости, в ста километрах от Витебска, в деревне Боровка. Непонятно, как он там оказался такой. Был еще один: отличнейший МС, характер, танцор... Потерялся. Проект назывался БАЙТАГОНИЯ. Все уже было готово, но время поджимало, он влез в долги. Я ему помогал - общий же проект, но когда занимаешься своим, поначалу только тратишь, а не зарабатываешь. Не рассчитали, в результате - негде жить, нечего жрать. Вначале перебивались, а потом он плюнул на все и уехал в Кременчуг. Юра его зовут. Можно навести, конечно, справки, объявление в какую-нибудь киевскую газету дать, потому что, я думаю, он не будет в Кременчуге сидеть - наверняка в Киеве в каких-нибудь клубах танцует. Сейчас бы его к нам, когда есть нормальная база, но, видимо, дело в чем-то другом. Была у нас девушка из Жигулевска, это возле Самары. Привезли ее, все хорошо, все нравится. Через неделю она взвыла: хочу домой, не могу. "Ты что, ты же будешь звездой! - это я ей так говорю. - Потерпи пару месяцев, потом будут гастроли, концерты...". Ну, не может человек, ностальгия, вплоть до того, что начинает крыша ехать - ей надо маму и собственную квартиру. Купили ей билет, посадили на поезд, плакала, но уехала. Другую в Таллине нашли. Ей чтобы приехать, парня пришлось оставить. Он ей звонит, она ему звонит, слезы по ночам, счета за телефон приходят. Вплоть до того, что я парня сюда приглашал, но он там учится, работает. В общем, такая же история. Первое время я даже жалел, что приехал сюда, и стал кого-то искать, потому что в Москве все более конкретно: сидел человек, например, в Витебске, все бросил, купил билет, приехал, устроился какие-нибудь цветы продавать, снимает квартиру, живет и живет не просто так, а с мечтой и целью пробиться. Здесь же люди сидят на насиженных местах. Потом, первоначальная работа над проектом отнимает все свободное время: репетиции, вокал, танцы, тренажерный зал, солярий.

С.Т.: Но людей мы уже подобрали. Понятно, что трудно справиться с первоначальной ломкой - все привыкли к ежедневной рутине. Это же совершенно другая жизнь, не всем удается к ней приспособиться.

- Почему вы решили назвать свой проект ТОРНАДО? Ведь есть в Беларуси группа с таким названием, и не год и не два, а целых одиннадцать лет ей.

А.В.: ТОРНАДО придумал он (показывает в сторону С.Т.). Предложил то есть. Он сказал: "А давайте назовем ТОРНАДО". Нормально, да, я потом сестре говорю: вот такое, мол, название. А она: "Ну, не знаю, если честно - пылесос назвать так или фен разве что". А мне понравилось, и всех, в принципе, устроило. Ну не МЕГАБИТОМ же называться.

С.Т.: Я не знал вообще, что такая группа есть. Позже выяснилось, что Сергей тоже больше пятнадцати лет прожил в Москве, где остался после учебы в консерватории, а с Алексеем познакомился уже здесь, после того, как устроился работать в Витебскую областную филармонию. И еще оказалось, что он играл в Московской классической капелле под руководством Евгения Алмазова на бассетхорне).

А.В.: Ну и вообще, красивое же название - ТОРНАДО?

- Красивое, но чужое ведь...

А.В.: Мы разослали кучу сообщений по газетам, в интер-медиа, а потом уже, когда зашли в музыкальный магазин "Джеф", там работает Дима Рубаник, человек, который нам разрабатывал логотип, этот художник нам и сказал, что есть такая группа. Кто знает, может, они за счет нас популярными станут: начнут про нас писать - вспомнят про них. Пусть сделают что-нибудь такое, чтобы все сказали: "Да!". И мы тогда тоже посидим и подумаем. А я почему-то думаю, что все будет наоборот, что они возьмут и скажут друг другу: "Блин, пора название менять". Была же команда ХЕНДЕ ХОХ. Где она теперь, после того как появилась РУКИ ВВЕРХ!? Потом, мы уже зарегистрированы и по всем бумагам филармонии проходим именно под этим названием.

- Расскажите, какими образом вы стали сотрудничать с Витебской областной филармонией?

А.В.: Основную поддержку мы нашли в лице директора филармонии Владимира Правилова. Это умный, конструктивный человек, сейчас он в Германии с ансамблем балалаечников. Сам музыкант, закончил Минскую консерваторию. Он замечательный руководитель, но самое главное, что ему действительно интересно то, чем он занимается. Представляю, правда, как на него смотрят в отделе культуры: шоу-группа - ладно, но центр хип-хоп-мастерства...

- Хип-хоп-мастерства? Расскажи пожалуйста, об этом поподробней.

А.В.: Сейчас придут парни из группы СТАРЫЙ ЗАВОД, они сами все расскажут. Я продюсер их дебютного альбома, который они записывают на нашей студии "Beat Sound". Они еще совсем юные, но яркие, с жилкой.

Группа СТАРЫЙ ЗАВОД, включающая в себя двух участников Гнома и Леприкона, была организована в апреле 1999 года. Принимала участие в фестивале "Хип-хоп-нация' 99", проходившем в минском клубе "Альтернатива". Организовывает хип-хоп-вечеринки в витебском ночном клубе "Сова". В данный момент работает над записью альбома.

Гном: В ближайшее время должен решиться вопрос об организации "Белорусского центра хип-хоп-мастерства" на базе филармонии. Альбом пишем, уже большая половина готова. Наверное, несколько композиций будет записано совместно с кем-нибудь еще на студии Пан Рекордз. С "Радио Витебск" хотим какой-нибудь проект сделать.

А.В.: Они вообще из корыстных побуждений все это делают: создадут центр, объединят кучу народа из разных городов. Рэпперу что надо: показать себя, выступить на сцене. Это будет возможность завязать контакты, организовать вечеринки, помочь тем, кто хочет и не может записать фонограмму. Продавать на свои мероприятия билеты филармонии и зарабатывать деньги. Они, хитрые, пришли на студию, песню записали, а потом раз - и продали ее кому-нибудь. Зато потом на эти деньги можно фотографии заказать, сценический костюм сшить.

Леприкон: Ближе к осени мы сделаем фестиваль хип-хопа в "Сове" совместно с филармонией, но это будет настоящий фестиваль - со спонсорами, призами и всеми вытекающими последствиями. Не такой, как "Хип-хоп-нация' 99".

А.В.: Это вообще была ерунда какая-то - призы дали непонятно кому, звука не было , слов не разобрать. Все "фанеры" звучат одинаково - плохо. Хотели писать все на мини-диск и выпускать кассету с концертом. У всех исполнителей фонограммы на кассетах - даже если отстроить, качество записи все равно будет неважное. В конце концов мини-диск-рекордер попросту не привезли, и писать было не на что. Я приехал туда на своей машине, ко мне подбегает один из организаторов, Олег его зовут: "Леша, выручай, надо срочно ехать за мини-диском, за аппаратурой. Поехали!". Я из Витебска, прямо с дороги, уставший: "Ладно, поехали". Туда приехали, опоздали, никого нет, поехали в другое место... Здесь, у себя, мы хотим сделать по-другому. Сами музыканты, которые были там, приедут и сравнят. Если организаторы "Хип-хоп-нации" не побеспокоились ни об оплате дороги, ни о размещении, то здесь все будет не так. Того же Мурешана мы приглашали два раза на наши вечеринки, но он не приехал из каких-то политических соображений.

Гном и Леприкон: Да ему просто стыдно стало.

А.В.: Они так вообще одни останутся. А сюда приезжают люди из Бреста, Могилева. В первый раз, правда, была страшная драка - пришли с другой дискотеки гопники и рэпперов побили.

Гном: В первый раз все было не совсем хорошо организовано. В другой раз пришло уже меньше народа, но была нормальная охрана, да и руководство клуба было более бдительно.

А.В.: Еще один момент есть. Все музыканты как по улице ходят, так и на сцене появляются. Все почти одинаковые, обычные. Публика - ну да, да и - в бар. А тут выходит эти - яркие, непонятные. Ясное дело, что это позволяет почувствовать внимание зала, полнее раскрыться, лучше выступить. Я бы их (Гнома и Леприкона) в свой проект взял, только молодые они еще. Самостоятельные, конечно, что хорошо. У них свое в голове.

- С их светлыми головами понятно, а вот что планирует делать шоу-группа ТОРНАДО?

А.В.: Программа целиком еще не доделана, но нас уже пригласили в Анапу. По старой памяти - знают, что я абы что не привезу. Все еще, конечно, надо довести до автоматизма, но к сентябрю должен успеть, а сентябрь, половина октября там - самое время. Мы пока набираем форму и художественную и физическую. Девочки, расскажите про своего тренера.

Ксения и Алла: Классный очень дядька наш тренер - восьмикратный чемпион СНГ, двукратный чемпион Европы и серебряный призер чемпионата мира по силовому троеборью.

А.В.: Он тренирует профессиональных спортсменов. Я к нему подошел, поговорил, и ему понравилось то, чем мы занимаемся. Одним фанатом как бы больше. Есть у него в группе девушка Лариса - высокая, стильная...

С.Т.: Да, и плечи, как у тебя!

А.В.: Мы ее хотим телохранителем пригласить... Но это ладно. Чем мы отличаемся от большинства групп - мы занимаемся только работой над своим проектом. Кто-то, например, учится на юриста, а по вечерам играет в группе. Получится - он будет музыкантом, не получится - будет юристом. У нас выбора нет. Я всю жизнь занимаюсь музыкой, зарабатываю этим деньги. Я умею это делать. Просто мы уверены в своих силах, что мы сделаем все грамотно и профессионально и что, даже если кто-то не поймет нашей музыки, он не сможет сказать, что это некрасиво или непродумано. Люди будут просто в восторге. Мы собрали ярких, профессиональных людей, и все, что нам может помешать, - это конец света. Остальное все - заботы продюсера. Мы не хотим никого учить, но каждый, кто чего-то хочет и не сидит на месте, добьется успеха - главное, чтобы было желание, чтобы была голова на плечах. Что для этого нужно? Учитесь, учитесь общаться с людьми, учитесь убеждать людей, учитесь зарабатывать деньги. Можно потратить всю жизнь на поиски смысла жизни и ничего не найти, а можно хорошо делать свое дело и получать от этого радость и дарить радость другим. Мы хотим получать письма от всех, кто услышит наши песни по радио. С пожеланиями, предложениями. Надо же в конце концов знать, интересен ты кому-нибудь или нет. Для нас очень важна ответная реакция. Тогда нам действительно вряд ли что сможет помешать.

А. КУСТОВ

© 2005 музыкальная газета