статья


Злобный Гунило
ЗЛОБНЫЙ ГУНИЛО и чем это все закончилось

mg92801a.jpg (4181 bytes)

Есть артисты, которые появляются словно экзотические цветы на асфальте: не ради разнообразия музыкальных жанров, а вопреки, резким контрастом по отношению к общему музыкальному потоку. Чего ради они тянутся к свету? Кто оценит их неожиданное очарование? Макс Ивашин и Георгий Бартош, похоже, даже не пытаются ответить на эти вопросы. Их творчество так же естественно и так же лишено амбиций, как пение птиц или смены пор года. Вопреки многовековому негативному отношению российской общественности к "искусству ради искусства", оно нахально завоевывает себе место под солнцем.

- Как давно все это начиналось?

М.: Начиналось это лет десять назад. Мы учились на одном факультете и слышали друг друга на каких-то студенческих тусовках. Точная дата и сам предлог совместной работы покрыты мраком. В свое время было трио ЗЛОБНЫЙ ГУНИЛО, состав которого постоянно менялся. Теперь этот коллектив получил название ГЕОРГИЙ БАРТОШ С ГРУППОЙ.

Г.: Все литературные тексты, стихи и прозаические отрывки подписываются "Джон Федорович Балтазаров", который ровным счетом ничего не значит. А пою от своего имени.

- Когда вы стали известны широкому кругу слушателей?

Г.: Нас практически сразу услышали. На каких-то вечерах истфака. Причем восприятие публикой нашего материала за это время никак не изменилось, просто мы сократили его количество. Сейчас мы выступаем только для людей, которые готовы нас слушать. Половина сегодняшних слушателей - наши знакомые.

- Как узнают о ваших концертах и где они обычно проходят?

Г.: Как в том анекдоте: "из уста в уста". А выступаем почти всегда в педуниверситете, преподаватель которого Наталья Викторовна Иванова предоставляет нам свой кабинет, по сути являющийся базовой точкой для наших выступлений.

М.: Наконец-то тут появилось хорошее пианино, чему я несказанно рад, за что большое спасибо Наталье Викторовне, к тому же ей это стоило большой крови.

- А если вспомнить концерт в к/т "Пионер" ("Мое любимое кино", на котором в "живом" исполнении звучали отрывки из фильмов и музыка наших героев. - А.М.)?

Г.: На этом концерте было человек двести. Это был своеобразный эксперимент, который, считаю, удался.

М.: Для меня это была еще одна возможность проявить себя на неизвестном материале. Я старался совместить песни с не мною выбранными отрывками из фильмов. На мой взгляд, получилось удачно.

- К вопросам техническим: Макс свой альбом уже выпустил, а когда выйдет совместная программа?

Г.: Боюсь, никогда.

М.: Я как раз думал об этом. Но это именно та вещь, которая должна быть в "живом" исполнении. В записи она наверняка потеряется.

Г.: Честно говоря, я такую музыку на кассетах не воспринимаю. Мой любимый певец - Фрэнк Синатра. Представь инструментал Фрэнка Синатры, кто у него сидел за спиной и как это будет слушаться в минских условиях.

- Вспомните какой-нибудь интересный случай из вашей карьеры.

М.: Году в 1992-1993-м мы пришли на телевидение (отборочный конкурс на "Славянский базар") и показали там пару вещей - народ просто обалдел. Потом они не знали, как с нами поступить: то ли сразу домой отправить, то ли сказать, что "позвонят попозже". Мы явно не вписались в понятие форматности. Во второй раз мы были в Молодежном театре эстрады, где Сергей Кравец, белорусский красавец, спросил: "Где ваша фонограмма?".

Г.: Он вышел на сцену, вырвал у меня из рук микрофон и сказал: "Если вы шли на этот отборочный конкурс, должны были подготовить песню повеселее". Наверное, у Сергея Кравца веселая жизнь, так пусть он и поет веселые песни.

- Как складываются ваши отношения с критиками?

Г.: Они нас, наверно, не знают.

М.: Почему? Допустим, Климов хорошо понял, что получилось в моем первом альбоме.

- А с публикой все в порядке?

Г.: Мы ее боимся - она нас любит. Особенно с поклонницами у нас все очень удачно...

- Как сложился ваш концертный тандем: Пукст-Бартош-Ивашин?

Г.: Просто я не знаю других людей, с которыми можно было бы выступить на одном концерте. Как режиссер, с нами работает Наталья Иванова, а всю литературную основу всегда готовлю я. Мне не интересно просто выйти и что-то спеть. Хочется, чтоб всегда была какая-то изюминка: новый элемент, новый сценарный ход.

М.: Все это достаточно скучно. Как-то дернул меня черт пойти на заседании клуба "Купе" в ДКЖ. Я не против, люди творчеством занимаются. Любое творчество - альтернатива дивану, телевизору и подъезду с портвейном. Послушал я тамошних песен типа "черные вороны кружатся над моею кроватью". Конечно, утрирую, но полтора часа выносить это невозможно. Тут еще срабатывают и возрастные факторы: мы все давно уже не ползунки. Просто как-то хочется себя показать.

- Планы на будущее?

Г.: 31 июля у меня будет день рождения. Я еще не знаю, что сделаю, что это будет за животворная идея, но концерт состоится.

Александр МИЛЕВИЧ

© 2005 музыкальная газета