обзор


В Черном
Сполох

(p) 1993 студия "Водолей"
10tks/35mins



В последнее время в русском роке утвердился стереотип, закрепляющий приоритетную роль за словом. Музыка (или то, что принято считать музыкой) остается "покорной служанкой", которая "не мешает" восприятию текста.

У Оксаны Григоренко и Насти Белокуровой все гармонично: музыкальная и текстовая стороны находятся в неразрывном единстве. Полное отсутствие музыкального образования никоим образом не препятствует проявлению незаурядного композиторского таланта, тончайшему, безупречному владению богатейшим арсеналом средств музыкальной выразительности. Иначе говоря, Оксана и Настя, наверное, сами того не подозревая, смогли опровергнуть представление о русском роке как о сугубо текстовом направлении, что дает основание поставить их в один ряд с такими харизматическими личностями, как СашБаш и Янка, Кинчев и Шевчук, Ревякин и Чернецкий...

"Сполох" - еще одна южноукраинская запись проекта. У этого альбома такая же нелегкая судьба, как и у предыдущего: он был украден - на сей раз из студии. Сохранилась лишь копия ужасающего качества...

Стилистически "Сполох" очень близок "Хорсу". Интонационные истоки творчества Оксаны и Насти по-прежнему следует искать в славянском фольклоре (прежде всего в старинных русских былинах и плачах-причетах) и городском бытовом романсе. Им удалось создать свой самобытный стиль, к наиболее характерным чертам которого я бы отнес необычайное мелодическое богатство, гибкий динамизм, яркую эмоциональность, предельную экспрессивность, глубокий психологизм, соразмерность лирического и драматического начал, высокую требовательность в выборе выразительных средств (а быть может, это происходит само собой). Музыка не только неукоснительно следует за содержанием текста, но и органично дополняет его. Комплекс средств музыкальной выразительности весьма обширен: многообразие динамических оттенков, агогическая (темповая) переменность, неожиданные задержания на одном звуке... Сильный, сочный голос Оксаны, обладающий широким диапазоном, наряду с акустической гитарой, выполняет функцию своеобразного инструмента.

Но если в первом альбоме преобладало погружение в сферу сказочно-фантастических образов, во втором больше песен личных, субъективных, что ли. Впрочем, называть их песнями было бы не совсем верно: высокая степень сложности и художественного совершенства и свободная трактовка музыкальной формы приближают их строение к балладному. Содержание всех композиций соответствует их названиям. В ряде Настиных текстов, изобилующих меткими метафорами и архаизмами, заметно некоторое влияние ревякинской эстетики (что никоим образом не снижает их ценности).

Открывает альбом композиция "Братчины", продолжающая линию "Колотливой дороги" и "Из-за лесу...". Справляемому ритуалу контрастирует фон зимней природы. Круг образов - молодая метель, младенец-мороз, голые души стволов... "Верви верные" - лирико-драматическая композиция. Контраст здесь содержится между неуемным весельем и последовавшей за ним трагической развязкой; в музыке он выражен посредством противопоставления скороговорки и напевности, а также динамических крайностей. "Троица" -- кратковременное путешествие в мир образов, так характерных для русских народных сказок. "Стоит ли?" звучит сомнением, риторическим вопросом, брошенным в пустоту. "Вернись домой", на мой взгляд, принадлежит к лучшим лирическим страницам русского рока первой половины 90-х. "С мокрой головой" снова настроением связана с "Колотливой дорогой". Гитарное сопровождение, отмеченное ритмическим однообразием, имитирует скачку по зимней дороге. "Боль". Название говорит само за себя. Композиция исполняется на пределе возможностей; в кульминационный момент пение оборачивается надрывным, душераздирающим криком. "Дыба" чрезвычайно сложна по композиционному строению (музыковедам-теоретикам есть над чем поломать голову). Ее с полным правом можно назвать монодрамой для голоса и гитары (впрочем, она могла бы быть аранжирована и для симфонического оркестра). "Осень" - лирический романс; осенняя природа изображается здесь сквозь призму авторского восприятия. Лирический монолог "Шаман", завершающий альбом, грешит излишним эзотеризмом.

Въедливый критик, вслушавшись/вчитавшись в тексты, может упрекнуть Настю Белокурову в чрезмерной туманности, зауми, надуманности, наконец. Действительно, содержание многих композиций довольно трудно для восприятия, а тем более для изложения (пересказа). Но ведь настоящее творчество - это, как писал Бердяев, не отражение действительности, а прибавление небывшего. В данном случае трудно не согласиться с утверждением великого русского философа.

..."Я пою. По вкусу вам песни рваного горла?" - спрашивает Оксана в одной из песен. На заданный вопрос я отвечаю утвердительно.

Г. Шостак

© 2005 музыкальная газета