статья


Лаус Део
С мечтой в глазах

mg92703.jpg (6269 bytes)

Группа, речь о которой пойдет дальше, известна у себя на родине в Могилеве своим странным названием, запутанной историей, интересным саундом и... долгим молчанием. Обращая внимание на дату рождения этого коллектива, смею предположить, что все странности и сложности неспроста. Впервые ЛАУС ДЕО появились перед своими земляками 13 ноября 1993 года на одном из квартирников. С тех пор тот самый "интересный саунд" могли слышать лишь те, кто посещал концерты, потому как музыканты не записывались, а с 97-го года совсем ушли в тень, но не насовсем...

За последнее время у группы изменился состав, она вновь на сцене и вновь интересна. Но лучше об этом расскажут ее участники.

- Кто сейчас входит в состав ЛАУС ДЕО?

Первым вступил в разговор основной вокалист группы Александр Симкин (А.):

- Около года уже, как состав окончательно сложился такой, как сейчас: бас-гитара - Вадим Мсхиладзе; гитара - Аланцев Костя; Володя Бодунов (В.) - скрипка и клавишные; Петя Ларский (П.) - кларнет, саксофон; Александр "Гера" Гергинсон (Г.) - перкуссия. На данный момент отсутствует барабанщик, но мы будет его искать. Директор группы - Клайд Эрман (К.).

- Насколько мне известно, ЛД обрели былую уверенность на сцене совсем недавно. А что было до этого?

Г.: Можно смело сказать - два провальных концерта.

А.: До декабря прошлого года у нас был перерыв между выступлениями около полутора лет.

К.: Да, это так. И я, как директор группы, хочу заявить следующее: музыканты научились за это время профессионально играть, менялся состав, было много экспериментов. В результате ЛД из группы концертной превратилась в группу для музыкантов. И вот когда они восстановят статус-кво, станут прежними...

Г.: Клайд, но мы на последнем концерте хотели... (Общий смех. - От авт.).

- По-вашему выходит, что группа сформировала состав, но все это время топталась на месте?

А.: Нет, не совсем. Мы писали песни, думали, как их поразнообразнее сделать, увлеклись этим. Мы решили выходить в люди с качественной музыкой, а если все будет держаться на одной энергетике, то дальше Могилева не уедем, а ведь нужно развиваться.

П.: Мы идем пусть и тернистым путем, но к качеству. Каждый из музыкантов вносит свой вклад в уже сложившиеся традиции группы. Правда, складывается такая ситуация, что мы работаем, работаем, а на концерте из-за нехватки минимально необходимой аппаратуры стремление к качеству выходит нам боком.

А.: Раньше мы играли два аккорда и всем было весело, а теперь, когда мы решили свою музыку разнообразить, сделать богаче, то почему-то стали терять слушателя. (Не знаю, кого ЛД потеряли, но в моем лице одного слушателя приобрели. - От авт.). Людям нужен драйв, оттяг и прочее, что позволит "оторваться".

- То, что вы стали уделять больше внимания качеству своей музыки, понятно. Но такой поворот чем-то вызван?

А.: Все, что происходит сейчас с группой, - все исходит от меня. Мне захотелось играть другую музыку, причем желание это - естественное. (Может, возраст? - От авт.).

К.: Все это - неотрегулированные весы, когда наблюдается дисбаланс энергетики и умения играть. Было больше первого, теперь - второго. Нужно искать золотую середину. Летов, к примеру, играл без качества, но смог воспитать, будучи пацаном, целое поколение.

- А не кого рассчитана ваша музыка?

П.: На людей, которые находят в наших песнях моменты реальной жизни. Например, слушаешь Шевчука, а через неделю с тобой происходит что-то аналогичное, в душе что-то такое, и ты уже напеваешь строчки из его песен. К сожалению, теперь на концерты ходят 14-18-летние, так называемое "поколение сникерсов". Они воспитаны на грандже, бессмысленных текстах...

- Выходит, вашу музыку "поколение сникерсов" не "кушает" и вы выпадаете из сектора их пристрастий? Значит, вы потенциально непродаваемая группа, не сориентированная на современный музыкальный рынок. Вас это не пугает?

А.: Пока я в коллективе, мы ничего не будем делать на потребу публики, что, может быть, означает возможность очередного провала наших ближайших концертов. Мы хотели бы сыграть перед людьми, которым наше творчество интересно. Можно назвать это стремлением найти своего слушателя.

- Это можно расценить как желание стать элитарной группой?

Г.: Может быть, но это не значит, что мы отказываемся от энергетики в пользу музыки.

П.: Дело в том, что, как ни странно, могилевский зритель не воспринимает индивидуальность...

К. (перебивая): Неправда! Зритель в Могилеве такой же, как и в Минске, Шклове и Грузии.

- Вас сравнивают с известными исполнителями. Как вы к этому относитесь?

А.: Такие сравнения означают, что мы чего-то добились. Мы ищем, может, отходим в сторону, но растем. Все музыканты слушают разную музыку, и подсознательно влияние все равно происходит.

В.: Я слушаю классику. Думаю, это плюс для ЛД.

- Вы уже наметили дальнейшие шаги в своем развитии?

А.: Главная задача - сделать хорошую концертную программу с барабанщиком, которую потом можно будет и записть.

- Как вы считаете, в Беларуси есть свои звезды?

Г.: Я знаю одного-единственного человека из Могилева, который стал известен, - Борис Моисеев. (Все смеются. - От авт.) Ну, а так, пожалуй, только ПАНИ ХИДА. А другие? Это уже было.

- А как же "Рок-каранацыя"?

Г.: Ну, когда-то Куллинковичу наш город понравился. Он был рад, что хоть порепетировать здесь можно, у них тогда вообще "конторы" не было. Ну, а корона? Пускай дают...

- А из молодых, новых коллективов?

П.: Кое-что мы слышали, но лично для меня это была такая серость. Я такое не воспринимаю.

- Вы могли бы что-нибудь процитировать?

А.: Из последней написанной песни:

Твоя любовь придет ко мне,
Ее я буду долго ждать
С пустой котомкой налегке,
С мечтой в глазах...

Виктор ЖУРАВЛЕВ

© 2005 музыкальная газета