статья


Васильев, Александр
СПЛИН верит в конец света

mg92606.jpg (6170 bytes)

Есть такая хорошая группа СПЛИН, которая так же знаменита, как и МУМИЙ ТРОЛЛЬ, а может быть, и более. Но вот почему-то Илье Лагутенко и Ко всегда достается больше призов, наград всяких, и вообще им уделяют больше внимания, чем СПЛИНУ. Шутка... Александр Васильев снова на страницах "МГ".

- Александр, ты не только вокалист, но и автор всех песен. Скажи, когда создаешь музыку, ты знаешь, что это будет? Хит или нет? И что тебе для этого нужно? Какое-то определенное состояние или все рождается просто так?

- И то, и другое, и третье. И определенное состояние души, и разболтанность, и раздолбанность, и все остальное.

- Когда писал "Выхода нет", знал, что это будет хит?

- Я думал только о том, как бы сделать песню максимально цельной. Это непременное условие для каждой песни. Она должна иметь начало, развитие и финал. А о том, будет ли песня хитом или нет, я никогда не думаю.

- Как много времени уходит на создание песни?

- Очень мало. Как правило, песня долго зреет, а пишется на одном дыхании.

- В русском роке текст имеет первичное значение, нежели музыка. Как автор текстов скажи, что означает твоя фраза "...все таблетки подъедены"?

- Можно и у Пушкина спросить, что значит "буря мглою небо кроет". Фраза то и значит, что все таблетки подъедены. Ничего кроме этого.

- А "Давай, лама"?

- То же самое. Я считаю, что песню наполняет не автор, а тот, кто эту песню слушает, кому она нравится. Советую самим над этим задумываться и что-нибудь свое придумывать. Это лучший выход. У меня есть своя точка зрения на любую сплиновскую песню. Хороший текст - это всегда многозначимость. Каждый находит что-то свое. В этом-то и весь кайф. А если все прямо и перпендикулярно, то это уже неинтересно. Получается милицейский протокол, а не песня.

- Тебе не кажется, что ваша музыка несколько мрачновата, даже, можно сказать, пессимистична? Вот смотри, в "Орбит без сахара" полная безысходность. Далее - "Выхода нет". Туда же и "Весь этот бред".

- В том-то и дело, что в "Гранатовом альбоме" есть и "Орбит без сахара", и "Коктейли третьей мировой". Насчет мрачности. Вы посмотрите на концерте, когда мы исполняем "Орбит без сахара", как сразу все "мрачнеют", как всем становится "грустно", и они "впадают в депрессию".

- Можно подумать, что, записывая "Гранатовый альбом", вы учитывали тот факт, что скоро конец света.

- А это так и есть. Ты что, не знал?

- То есть скоро апокалипсис? Это так конкретно наблюдается?

- Свет катится ко всем чертям. И скоро все это закончится. Об этом написано во многих умных книгах, даже по телевизору говорят. Так нам и надо.

- Так что за год вы должны успеть многое?

- Это произойдет не строго в Новый год на 2000 или 2001 год, но в скором времени.

- Хороший взгляд на будущее. Правда ли то, что вы не хотели играть на разогреве РОЛЛИНГ СТОУНЗ?

- Правда. У нас в это время должен был быть отпуск, хотели отдохнуть. Мы сыграли такое количество концертов в том году и осенью-зимой позапрошлого года, что в августе мы просто хотели уехать куда-нибудь.

- То есть для вас это был не шанс. Группа СПЛИН уже выше того, чтобы разогревать РОЛЛИНГ СОУНЗ?

- Дело не в том, выше или нет. Мы не пытаемся поставить себя в один ряд с РОЛЛИНГ СТОУНЗ. Мы просто хотели отдохнуть, вот и все. Я думаю, РОЛЛИНГ СТОУНЗ и без нас неплохо бы сыграли. Они уже научились делать это. Хотя Кит Ричардс до сих пор признается, что он очень плохо играет на гитаре.

- Вас как-то объединил совместный концерт?

- Мы их по-прежнему любим, а они о нас, наверное, уже позабыли.

- Как вы относитесь к их творчеству? Что вам в них нравится?

- Если у нас судьба будет такая же, как и у РОЛЛИНГ СТОУНЗ, - это будет замечательно. Их творчество нам очень близко.

- Значит, вы не теряете надежды, что ваше творчество будет таким же долговечным, как у них?

- Да, а иначе не имеет смысла всем этим заниматься.

- Скажи, Александр, хорошая группа может обойтись сегодня без директора?

- Да, но это очень тяжело. Музыкантам придется взвалить на себя организацию концертов, съемок, записей, и тогда просто не будет времени заниматься музыкой.

- Александр Пономарев часто ездит с вами на гастроли?

- Практически никогда, его место в Москве. Там он принимает телефонные звонки и договаривается о концертах. У нас есть менеджер, он и ездит с нами.

- Вы делите свое творчество на два периода - до его прихода и после?

- Совершенно ничего не изменилось. В смысле творчества. А вот в плане организации (где группа живет, где она выступает и имеет ли возможность записывать пластинки) много чего изменилось.

- А концерт в "Лужниках". Был бы он вообще или был бы чуть позже, если бы не Александр Пономарев?

- Понимаете, если бы не Александр, то этого концерта либо не было бы, либо был бы кто-то еще, кто сумел бы его устроить. Сами мы такой концерт не в состоянии организовать. Единственное, что мы твердо можем вам гарантировать, - на этот свет мы появились без его участия.

- С Вячеславом Бутусовым вы поддерживаете отношения?

- Отношения с ним очень хорошие, но мы редко встречаемся. Он где-то там, а мы где-то здесь. Он очень хороший человек. Он хорошо относится к нам, а мы - к нему.

- Когда вы находитесь в обществе своего директора, у вас заходят разговоры о НАУТИЛУСЕ?

- В основном он рассказывает какие-то байки, потому что он какое-то время был директором НАУТИЛУСА. Года три-четыре. И Слава ему позванивает время от времени. Сейчас он занимается своим сольным проектом, и вполне возможно, что Сашка Пономарев будет опять со Славой.

- Александр, ты, говорят, заядлый автомобилист. Это твое хобби с раннего детства?

- Нет, совершенно не с раннего. Я еще пять лет назад не мог отличить радиатор от карбюратора. Но это уже мои проблемы. Автомобиль - моя стихия. У каждого человека есть своя стихия: вода, огонь, воздух и т.д. У меня - это дорога.

- Бывало когда-нибудь такое, что вы едете ночью на большой скорости и у вас рождается песня, мелодия или слова?

- Не могу вспомнить, чтобы какая-нибудь песня появилась на огромной скорости. Но я часто люблю подпевать тому, что звучит по радио, или пытаюсь досочинить свои песни. Такое бывает, потому что скорость - это удивительное ощущение. Я обожаю скорость. Я обожаю носиться.

- Ты заговорил о радио. С "Радио "Максимум" у вас какие-то определенные отношения?

- Они подошли к нам года черые назад на фестивале "Поколение". Это была первая радиостанция, которая начала крутить наши песни.

- В каком году это было?

- Это было в 1995 году. Они взяли в эфир песни, от которых все отказались. Они крутили "Рыбу без трусов" шесть раз в день, каждые четыре часа, "Любовь идет по проводам" - в течение месяца. Все рекламодатели отвернулись от этих песен, а значит, и от "Радио "Максимум". Они не хотели даваь рекламу на радио, которое крутит такие песни.

- Как ты относишься к такому стилю, как "поп"?

- Да никак не отношусь, и слава Богу. Группа СПЛИН к такой музыке не относится.

- Тебе не нравится эта музыка?

- Не то что не нравится - мы ее даже не слушаем. Она нам не нужна.

- Твое отношение к наркотикам?

- Наркотики - они как деревья. Растут себе и ладно. Мы на это влиять не можем.

- Твое любимое блюдо?

- Том-ян. Китайский суп.

- Как твоя жена Александра относится к тому, что ты постоянно в разъездах, на гастролях и на репетициях?

- Вы знаете, она всегда ездит со мной. Иногда она не может вылетать, потому что у нас в Питере много дел. Она, по сути дела, является еще и нашим менеджером. Решает некоторые вопросы в Питере.

- Каким ты представляешь будущее группы СПЛИН? Это еще два-три альбома или постоянно что-то новое и надолго?

- Я не хочу и не люблю загадывать на этот счет и строить прогнозы. Я считаю, пусть все идет, как идет. Как получится - так и получится. А если ничего не будет получаться, то ничего и не будем делать. Но до тех пор, пока у нас есть интерес к этому делу, а другого дела у нас в жизни нет, мы будем этим заниматься.

- Александр, вы много ездите на гастроли. У тебя есть фирменный секрет такой работоспосбности?

- Я не употребляю алкоголь. Абсолютно. И поэтому я никогда не просыпаюсь с похмелья и нет всякой ерунды, связанной с алкоголем.

- Куришь?

- К сожалению, да. И очень много.

- Никогда не пробовал бросить?

- Не пробовал. Должен же быть в жизни какой-то порок. Рок-н-ролл - это же сплошные пороки. Мне совершенно не хочется от курения избавляться.

- Скажи, группа СПЛИН в основном играет в клубах или на больших концертных площадках?

- В основном не в клубах. В последнее время играем на стадионах. Ну, не то чтобы всегда на стадионе. Чаще во дворцах культуры и спорта. В больших залах, в общем.

- Когда вы как группа достигнете цели?

- Пока мы находимся в той стадии, когда сделаны только первые шаги. Окончательная цель еще не достигнута, и она никогда не будет достигнута. Когда цель достигнута, дальше двигаться уже некуда. Становится неинтересно. Лучше эту цель всегда отодвигать от себя.

- Александр, какая мечта была у тебя в детстве? Кем ты хотел стать?

- Никем конкретно не хотел стать, но всегда чувствовал, что это будет связано с музыкой. Потому что я довольно рано научился играть на гитаре. Рано заметил, что те песни, которые я пою, имеют какой-то определенный успех среди моих друзей, родственников, а также в школе, в пионерском лагере. Поэтому в итоге я и вышел на эту тропу.

- Заканчивал музыкальную школу?

- Нет.

- А сейчас не жалеешь, что не стал профессиональным музыкантом?

- Не жалею. Я не представляю себя в другом амплуа. Абсолютно не представляю. Я совершенно не из тех людей, которые могут пять дней в неделю ходить на работу, ждать аванс, зарплату. Мне всегда это было чуждо, я всегда убегал от этого. Рок-н-ролл дал мне ту свободу, которую я хотел.

- Что касается модных нынче танцевальных ремиксов: вот, например, МУМИЙ ТРОЛЛЬ выпустил этакие танцевальные штучки на свои песни, которые будут крутиться на дискотеках. А вы?

- Мне лично не интересно этим заниматься. Это, на самом деле, вопрос диджейский, а мы совсем не ди-джеи, мягко выражаясь.

- Может быть, в сотрудничестве с каким-нибудь известным ди-джеем?

- Если у кого-то появится желание и нам будет сделано предложение о ремиксе на какую-нибудь нашу песню, то мы никогда не будем против. Ради Бога.

- Ваши отношения с МУМИЙ ТРОЛЛЕМ, и Ильей Лагутенко в частности?

- Хорошие, дружеские, нормальные отношения.

- Вы считаете, что места на сцене хватит всем? Вы абсолютно разные?

- Мы не абсолютно разные. Чем-то мы схожи, в чем-то очень сильно различаемся. У них свой путь, у нас - свой.

- Александр, а как насчет "звездной" болезни? Симптомы проявляются?

- Конечно, проявляются. Куда от них денешься?

- А в чем они выражаются?

- Неустойчивость в поведении. В жизни и на сцене.

- Ты можешь назвать качество, которое в жизни тебе мешает больше всего?

- Неумение ждать, терпеть. Мне хочется сразу всего, много и глобально.

- Как ты думаешь, если Александр Васильев уйдет из СПЛИНА, будет ли существовать группа?

- Я думаю, что нет. СПЛИН - одно целое. Группа есть группа. И если мне в голову взбредет мысль заняться сольной карьерой, то СПЛИНА не будет. Будет Саша Васильев и что-то еще. Я просто пишу песни, музыку делаем впятером. И то, что вы слышите на пластинках и концертах, - это групповое творчество, а не индивидуальное. Если я уйду, то второго СПЛИНА не будет.

Как видите, не имеет никакого значения - родился ты в далеком Владивостоке или в красивом Питере. Если ты талантливый человек, то о тебе узнают все. И будут любить, любить и любить...

Дмитрий ВЕЩИКОВ

© 2005 музыкальная газета