статья


Бедлам
На утреннике

mg92403.jpg (11951 bytes)

Музыкантов, как и всех остальных людей, волнуют самые обыкновенные человеческие проблемы. Они тоже ожидают получения квартиры, ищут работу, но это не мешает им играть веселую интересную музыку, как сами говорят, "со здоровой долей юмора". О чем еще рассказали в интервью "МГ" музыканты "несерьезной" могилевской группы БЕДЛАМ, читайте ниже.

17 февраля 1995 года состоялся первый концерт коллектива под названием БЕДЛАМ, хотя идея создания группы зародилась у нынешних ее участников давно. А окончательно нынешний состав сформировался лишь в этом году, и теперь бедлам устраивают: Александр Королев (А.) - вокал, гитара; Николай Алехин (Н.) - бас; Сергей Прохорцов (С.) - бэк-вокал, губная гармошка, прочие вспомогательные инструменты.

- Настолько постоянно вы репетируете?

А.: Последнее время нерегулярно, так как уже почти три месяца записываем наш новый альбом "Мир вокруг нас".

С.: Последние репетиции были перед Новым годом.

А.: Да, перед фестивалем ("Скажи СПИДу - нет!", 3-4 декабря 1998 года в Могилеве. - Прим. авт.).

- В прошлом году много выступали?

А.: Мы сыграли два концерта и где-то столько же сорвалось. Играем лишь в Могилеве.

Н.: 1998 год был для нас неудачным в плане концертов. Вот 97-й, 96-й - тогда мы играли каждый месяц.

А.: Когда играть не умели, тогда, как ни странно, больше всего выступали.

- Как вам, понравилось на фестивале? (Здесь и далее речь идет о "фесте", о котором сказано выше).

А.: Конкретные недостатки - мониторы молчат.

Н.: Как нам потом сказали, в зале все классно было, а то, что слышали мы, - это сплошной шум (изображает шум) и одни барабаны. Я играл, как на автопилоте.

- Как приняла вас публика?

А.: Мы выступали первыми, а существует мнение, что первые - это те, кому говорят: "Ну, идите, ребята, поиграйте, а потом те, кто "покруче", выступят". Я вышел на сцену и думаю: "Ну, все...". Но почти с первой же песни часть зрителей выбежала к сцене и стала прыгать...

С.: ...человек пятьдесят...

А.: ...может, и не пятьдесят. Но я вообще ненавижу этот зал (ДК "Химволокно", малый зал. - Прим. авт.). От сцены до первого ряда - метр-полтора. Если бы зритель не сидел, а двигался, то хоть живее все было бы, а так...

- На концерте вы играли песни из "пишущегося" альбома?

А.: И старые и новые, причем новые - в первый раз.

- А где вам больше нравится работать - в студии или на сцене?

С.: На концерте не сделаешь того, что в студии.

А.: Но удовольствия больше на концерте.

Н.: На концерте можно "оторваться"...

А.: Всегда существует разница между концертным исполнением и студийной работой. Есть деньги - проще найти аппаратуру, чтобы больше замыслов воплотить на сцене.

- А с этим есть проблемы?

А.: Чем дольше играю, тем больше убеждаюсь в том, что музыка - это дорогое удовольствие.

С.: Вообще кое-какой "аппарат" для репетиций у нас есть.

А.: Но когда концерт, обычно идет попрошайничество.

Н.: У нас есть хорошие друзья, мы просим их помочь, если что. Но вот у меня бас хороший есть (остальные смеются).

А.: Да ну! В Москве он сделан. Там даже русскими буквами написано (продолжает смеяться).

Н. (с досадой): Ну, что вы залажали...

- Многие музыканты вынуждены чем-то платить за место для репетиций. Кто-то деньгами, кто-то вынужден играть на утренниках...

А.: Утренники? О-о, это нам так нравится! Приходят 15-16-летние девчонки.

С.: Они просто тащатся. Ну, знаете репертуар: Адена Апина и т.д.

- Одним словом, вниманием поклонниц, по крайней мере на утренниках, вы...?

С.: ...не обделены.

А.: А мне было приятно, что после выступления на "фесте" автографов нараздавали. Мы вообще-то были расстроены: выступали первыми, себя не слышали. Сижу после этого "в тоске", а тут подходят ребята: "Вы так классно сыграли. Распишись на кассете"...

- Испытание славой начинается?

А.: Да какая слава, просто поддержка, чтобы не упасть духом.

С. (шутит): Просто пожалели.

Н.: А может быть, на самом деле было так классно?

А.: Мы были единственными русскопоющими в тот день...

С.: Просто нашу кассету "Рекламная пауза" многие слышали.

А.: Да, даже кричали, какую песню сыграть.

- Я вижу, вас вдохновляет поддержка. А общение со слабым полом тоже?

А.: Естественно. "Вэгаювэга", "Любовь", ну и...

Н.: ..."Обуза".

А.: Там есть такая строчка: "...раздавил четыре девки...". Ты об этом, что ли?

Н.: У Саши все медляки о любви.

- Давайте поговорим о названии...

А.: Ты еще спроси, что оно означает. Я так не люблю эти вопросы... В музыке у нас - куча всего, бедлам.

- Я бы сказал, что по музыке вы - достаточно западная группа.

А.: Ну, наверное...

- А тексты на русском...

Н.: Давай я отвечу! (Общий смех). Я считаю, что у того, кто пишет на английском, не все в порядке с рифмой на русском. На английском все просто: "mother...", "kill you"...

А.: ...ударные фразы.

Н.: ...и все круто как будто. Пиши он на русском, то его тексты станут простыми, примитивными.

А.: А я просто не могу придумать песню на английском. Чтобы это делать, надо думать по-английски и стихи писать.

С.: Слова-то можно придумать, но это же не то совсем.

- Выходит, БЕДЛАМ изначально был русскоязычной группой?

А.: Да. Хотя мы можем спеть кавер и на английском.

С.: GUNS'N'ROSES.

А.: Но особенно - "Anarhia" SEX PISTOLS. Мы на "фесте" сыграли ее джемом вместе с LIKE SUICIDE.

- Вам не кажется, что, играя пусть даже западную музыку, но с текстами на русском, вы не сможете стать известными за рубежом?

А.: Исполняй мы песни на английском, у нас шансов было бы вдвое меньше. То же самое, что на русском будет петь чукча.

Н.: Мы хотим, чтобы нашему слушателю, кроме музыки, был интересен и текст.

- Но довольно много групп в Беларуси, поющих по-английски...

Н.: Ну, а смысл в чем?

А.: Если я хочу послушать хорошую англоязычную команду, я буду слушать западную. А здесь это все выглядит неестественно, что-то вроде того: "Я тоже могу сказать "зэ тэйбл", "зэ бук" и так далее.

- А вы не испытываете на себе чье-либо влияние?

А.: Влияние на музыку - западное.

Н.: Мне нравится MARILYN MANSON, а из "отечественных" - МУМИЙ ТРОЛЛЬ.

А.: ЛЯПИС ТРУБЕЦКОЙ - прикольно.

Н.: Но на тебя ЛЯПИС не повлиял. Скорее на Сашу повлияли RED HOT CHILI PEPPERS, PANTERA.

- А METALLICA?

Н.: Сейчас NIRVANA, METALLICA - это матерные слова. Дело в том, что сегодня 12-летние ходят в майках METALLICA, у меня такая до сих пор лежит, еще до армии носил. И мне ее уже как бы стыдно надевать. NIRVANA - то же. Я их слушал в году 92-м.

А.: Когда это было в новинку, было событием, я тоже по ним "тащился".

- Вы представляете свою нишу в белорусской рок-музыке?

А.: Ниша - она где-то есть, но вот ее занять...

С.: Мы, пожалуй, нашли бы своего слушателя и уже нашли, но не до всех можем донести свои песни.

- А из белорусских исполнителей кто-нибудь "цепляет"?

Н.: Да. LIKE SUICIDE.

- Некоторые исполнители расстаются с музыкантами, с которыми вместе начинали играть, с друзьями. Их место занимают профессионалы...

С.: Где есть деньги, там нет дружбы.

Н.: У нас дружба - на первом плане.

А.: Мы все - непрофессионалы, нам бы пришлось всем уйти. Ну, а то, что нет музыкального образования, это плохо, конечно же.

Н.: Ну, почему, у меня есть образование. Я, например, гамму "до-мажор" знаю (все смеются).

- Есть ли у БЕДЛАМА проблемы?

С.: Только финансовые...

А.: Самим тяжело заниматься раскруткой, но ведь вначале всегда сами...

Н.: Нас, кроме Могилева, нигде не знают. Первый вопрос, который задает потенциальный организатор концерта, например, в Минске: "А на вас придут?".

- Расскажите о планах.

А.: Квартиру бы получить.

Н.: А мне бы работу найти. А вообще планы... был бы спонсор, мы бы еще альбома два-три записать могли бы. Хочется сделать акустический альбом.

- Что-нибудь хотите добавить к сказанному?

А.: Мы бы хотели поблагодарить группу LIKE SUICIDE. Это Коля Самуйленко и Саша Климков - за хороший вклад в наш альбом. Большое им спасибо.

Виктор ЖУРАВЛЕВ

© 2005 музыкальная газета