статья


Long Play
Хорошие они ребята!..

mg92204.jpg (11660 bytes)

Для этой молодой веселой минской группы со своеобразным фолк-роковым постгранджевым альтернативным саундом, одухотворенной девичьими вокалами, незамысловатыми англоязычными текстами и интересной мелодикой все еще только начинается. Будем надеяться, что их "долгоиграющая" (если верить названию) творческая карьера-таки состоится и принесет плоды приятные к "употреблению". По крайней мере, на сегодняшний день группа на верном пути (тот, кто ее слышал, вряд ли станет отрицать). Хорошие они ребята, все у них получится. Я же не буду вам докучать долгим вступлением и перейду непосредственно к знакомству.

Коля (гитара), Сергей (барабаны), Аня (клавиши, вокал), Таня (вокал).

- Как я вижу, в составе вашей группы произошли изменения?

К.: Да, от нас ушел басист. Не сошлись характерами.

- Так он сам ушел или вы его "ушли"?

К.: Мы его попросили уйти. Так что сейчас группа в поиске.

- Расскажите, как у вас происходит творческий процесс?

Т.: Каждый сам пишет себе партию. В том числе и тексты. В некоторых песнях у нас две разные вокальные партии - Анина и моя. Она пишет свое, я - свое. Но так как в основном мы обе пишем про любовь, то все сочетается нормально.

А.: Главное - чтобы по мелодике все сходилось.

- В таком случае, видимо, сначала появляется музыка, а потом - стихи? Кто же пишет музыку?

Т.: А мы как-то вместе пишем...

- Но тему же кто-то задает?

Т.: Ну, Коля берет гитару, начинает там "трямкать" что-то...

К.: У нас получается так: кто-то принес какую-то мелодию, сыграл, понравилось - оставили, сделали песню. Но, конечно, есть вещи, которые относятся исключительно к ним (показывает на девушек. - Авт.) или к нам.

- Значит, у вас есть разделение на "них" и на "нас"?

С.: Конечно! У нас вообще-то есть определенные различия. Самое серьезное из них в том, что мы - парни, а они - девушки.

К.: Если серьезно...

- Не надо.

К.: Если серьезно, то просто есть вещи, которые нам не нравятся, а им нравятся и наоборот. Но играть их, тем не менее, приходится.

- Как вы вообще сошлись?

К.: Когда-то давно, еще в прошлой...

- Жизни?

К.: Почти. Играли мы с Сергеем что-то смешное... вроде БРАВО. И однажды на репетиции играем какие-то русские вещи, эта "симпапулечка" (Таня) заглянула и спрашивает: мол, можно я посижу, послушаю. Посидела, послушала, а потом говорит: я на следующий день опять приду.

Т.: Неправда! Я сразу схватилась за микрофон.

К.: В общем, такое впечатление было, что иначе и быть не могло. Появилась такая девчонка со своим "приколом", с английским языком, веселая... Так все и началось.

А.: Позже мне сказали, что группа хочет разнообразить свое звучание, добавив клавиши.

К.: Мы решили, что чего-то не хватает, и Таня предложила пригласить Аню.

Т.: Но вначале они не одобряли ее кандидатуру.

К.: Мы не просто не одобряли. Мы были резко против! Как это так - одна девушка, потом две... а что будет дальше? А потом как-то прижились... Правда, теперь еще сложнее. Наше большинство превратилось в равенство, так они совсем на шею садятся.

- Чем вы занимаетесь помимо музыки?

С.: Я делаю деревянные игрушки, приношу детям радость.

К.: Этакий Санта-Клаус.

- Матрешки, что ли?

С.: Да нет. Почему-то все сразу задают именно этот вопрос. Но это ладно. Многие вообще не верят.

К.: А я нигде не работаю. Сплю, ем... и играю на гитаре.

- В таких случаях обычно красиво говорят "я полностью посвятил себя музыке".

К.: Так оно, безусловно, и есть.

Т.: А я маньяк-убийца. Но не надо это печатать, а то меня посадят. Как тогда я буду петь?

А.: Вообще-то мы с Таней в инязе учимся. Но чаще мы просто маньяки-убийцы.

- Расскажите историю названия вашей группы.

Т.: Сначала это были ЛИЛОВЫЕ ПЕЛЬМЕНИ. Потом осталось просто ЛП, позже регенерировавшее в LP. А что такое LP? Правильно, LONG PLAY.

А.: Вариантов было много. Однажды я разбила коленку и узнала новое слово - мениск. Ребята решили, что это неплохое название для группы. Но потом поползли ассоциации, всяческие созвучия... В общем, этот вариант отвергли.

К.: Мы просто решили: как ты яхту назовешь, так она и поплывет.

- С кем обычно сравнивают вашу группу?

Т.: Кстати, нам очень не нравится, что нас часто сравнивают с CRANBERIES.

А.: Конечно, у нас иногда бывают "срывы" голоса при пении, что, возможно, напоминает стиль пения Dolores (вокалистка CRANBERIES. - Авт.).

Т.: Это просто, видимо, та часть публики, которая кроме CRANBERIES ничего подобного не слышала. Мне, например, очень нравится RADIOHEAD, COCKTEW TWINS... Но когда говоришь COCKTEW TWINS, обычно реакция вроде "А шо эта такое?".

- А почему это вас обижает? По-моему, очень лестное сравнение для молодой группы.

К.: Мне так в принципе по барабану.

С.: Конечно, приятно, с другой стороны.

- Скажите, почему вас иногда величают "младшей сестрой" минской группы POSTSCRIPTUM?

Все: О-о-о!..

- Хорошо, а теперь объясните такую бурную реакцию.

С.: А кто нас так называет?

Т.: Я первый раз слышу.

К.: И я тоже.

- Ага... А почему же тогда "О-о!"?

С.: Может быть, дело в том, что я там тоже играю на ударных?

Т.: Ну были у нас несколько раз вместе концерты... Может, потому, что вокалы женские?

С.: А может... Просто на концертах люди видят сначала выступление LONG PLAY, а потом группа уходит со сцены, а барабанщик остается на выступление с POSTSCRIPTUM.

- Ну вот, нормально объяснили...

Т.: Мы их, в принципе, хорошо всех знаем... С Вадимом Марголиным мы с Аней учились в одном колледже. Но просто такие заявления вызывают удивление.

- Ладно, больше не буду. Я слышал, вы собираетесь записывать свой первый альбом.

К.: Все это еще только в перспективе.

С.: Программа уже сделана, но нет басиста. Это для нас пока главная проблема.

К.: Но к концу весны надеемся начать запись.

(Из личных источников выяснилось, что LONG PLAY планирует пригласить на запись бас-гитариста PS Виктора Головаченко. - Авт.)

- За что вы себя "не любите"?

С.: Может быть, мы немного непунктуальны. Хотя по сравнению с PS мы очень пунктуальны. Но это можно не печатать.

К.: Я вот, например, не люблю ее (на Таню. - Авт.) за то, что она живет ближе всех к "точке" и тем не менее постоянно опаздывает на репетиции.

Т.: Вот этот вот "подлый" (на Колю. - Авт.) недавно заявил, что мы недостаточно дружная группа. Ладно, теперь я буду каждый день всех обзванивать и спрашивать: как здоровье, как жизнь...

К.: На самом деле я их всех люблю.

- Какую музыку вы бы исполняли, если бы у вас были неограниченные финансовые возможности?

К.: Ту же музыку. Просто было бы больше возможности работать, творить.

Т.: Думаю, можно было бы добавить какой-нибудь электроники.

- То есть все-таки вы бы отошли от своего стиля?

Т.: Нет, просто никогда не мешает украсить свою музыку.

А.: Иногда хочется что-то сделать, но не хватает ни инструментов, ни рук...

Т.: Ни пальцев.

- О чем вы поете?

Т.: Про любовь.

- Про какую любовь?

Т.: Про несчастную любовь, слезливые такие песни. Хотя есть и другие темы. Например, в одной песне... хотя сюжет для нее я содрала у DJ команды ЛАБЕЛЛА...

- Правильно. Лучше вовремя признаться, чем потом судиться.

Т.: Сюжет такой. У молодой пары был медовый месяц на острове, вследствие чего у нее родился ребенок-устрица. Потом он им всю душу измотал, и они его убили.

- И съели... "Позвоните родителям!". Что ж, тоже хорошая песня о любви.

Т.: А в песне "Ворон" вообще... такая романтика! Там парень по ночам превращается в птицу, прилетает к девушке в окно, она все страдает, боится, что однажды он не прилетит и все закончится.

К.: А заканчивается тем, что они обе горят в аду.

- Кто - "обе"?!

Т.: Ну, мы же вдвоем поем... Там все очень сложно.

А.: Для девушек несчастная любовь - это всегда больная тема.

Т.: И поэтому нам здесь дали полную свободу действий, а они уже и не могут вмешиваться.

А.: Они не понимают...

К.: Да, но когда мы слушаем перевод...

А.: Ну вот, они и теперь не поняли, о чем речь.

- Вернемся к теме отношений внутри вашего коллектива. Две девушки, два парня...

К.: Нет-нет! Только музыка. У них свои дела, у нас - свои.

Т.: А моя мама любит моих музыкантов.

К.: Особенно когда мы ночью заваливаемся и просим чего-нибудь поесть.

- Как вы, девушки, переживаете свою популярность?

Т.: Ну, у нас автографы берут...

А.: Фотографируются с нами.

К.: Узнают в автобусе, потому что личного авто у нас пока нет. Но к нам это не относится, у нас автографов не берут.

Т.: Ну да, конечно! Я помню, подлетает ко мне на концерте какая-то девушка: "Как зовут вашего гитариста?" Я: "Коля". Она: "Коля, я тебя люблю!.." и т.д.

К.: Тебе приснилось. Я не слышал об этом.

Т.: Но она была толстая и некрасивая.

К.: Ну вот. Хоть бы раз соврала.

Т.: А, ну да. Извини. Я вспомнила эту роскошную блондинку с голубыми глазами.

К.: Тебе точно приснилось.

Т.: А Серега сидит за своими барабанами, его и не видно.

К.: Ну, у него там нормально все... в этом плане. Поэтому он и сидит за барабанами.

Т.: Обычно, когда появляются какие-нибудь девушки, я стараюсь, пробегая мимо, сказать: мол, вы знаете, девушка, а у него жена есть, четверо детей...

К.: Если бы она хоть так же весело это говорила, как сейчас... А то ведь нет! С таким серьезным лицом, словно это у нее семеро детей от меня.

- Расскажите о своем первом певческом опыте.

Т.: Вообще-то раньше голос у меня был "плюгавенький"...

К.: Да он и сейчас такой.

Т.: А потом... ну, вы же знаете качество аппаратуры на "точках"... Приходилось орать в микрофон. И таким образом я разработала голос.

К.: Не то чтобы она стала петь лучше - просто она стала петь громче.

- Что-нибудь в заключение...

Т.: А что обычно говорят в заключение?

К.: Приходите на наши концерты.

Т.: Ой, а можно передать привет маме?

Андрей КОРОВАЙКО

© 2005 музыкальная газета