статья


Пани Хида
“Бременские музыканты” из Орши

mg92102.jpg (12521 bytes)

Музыкантов белорусской группы ПАНИ ХИДА в кругу друзей считают отпетыми хохмачами. Даже грустные и неприятные вещи они превращают в добрый балаган, повествуя о них пестро, безобидно. Одним словом, последователи бременских музыкантов.

Пролистав свой блокнотик, поняла, что некая часть его содержимого достойна внимания читателей. Эти записи накапливались в течение года после очередных встреч с ребятами...

***

Первое знакомство журналиста с музыкантами

- Мое имя Сергей, но все почему-то называют меня Виней - придумали такую "погремуху". Я и клавишник, и трубач, и перкуссионист.

- А я Леша - гитарист. В простонародье просто Батон (по-видимому, французский: длинный и румяный).

- А я - гитарист Леня Турок (ударение на второй слог. - Прим. автора). В студии записывается наш барабанщик Игорь Волк. Бас-гитарист - Шура Видус. Вокалист пошел в аптеку. Полное его имя Владимир "Есаул" Соколов-Панкратов. Этот состав окончательно сформировался в прошлом году.

***

Леня: Желание образовать группу появилось у нас с Есаулом, когда, еще до армии, учились в оршанском педучилище. С Вовкой мы нашли друг друга на сельхозработах - были самыми отстающими. Заговорили о музыке, и вдруг возникла идея создать группу. Хотя лично я тогда не умел играть ни на одном музыкальном инструменте. Однако тотчас же приступить к реализации планов не пришлось - нас призвали в армию. Есаул остался служить в Беларуси, а меня послали в Армению. Это был 1988 год. После того, как меня тряхнуло землетрясение в Ленинакане, в переписке с Есаулом мы решили собрать группу во что бы то ни стало...

- А говорят, от землетрясений нет пользы!..

Леня: Есть! У меня в голове стали рождаться тексты. Я отсылал их Есаулу в "армейку". А он писал музыку и испытывал ее в военном ансамбле своей части. Однажды Вовка выслал мне письмо, в котором предложил из списочка, состоящего из тридцати двух названий, выбрать одно для нашей будущей группы. Было в нем и ПАНИХИДА. До армии что у меня, что у Есаула были романы с дамами польской национальности. Поэтому ПАНИХИДУ я преобразовал в ПАНИ ХИДУ...

***

Леня: После дембеля я начал учиться игре на гитаре. Первым моим наставником стал все тот же Есаул. В группе сначала я был запланирован как бас-гитарист. Потом долго и мучительно фигурировал в роли клавишника. К 1992 году определился относительно стабильный состав. Мы записали первый демо-альбом "Добровольцы ИРА" (Ирландской республиканской армии). В то время нас "прикалывали" ирландские террористы, которые сами толком не понимали, за что воюют. Мы приехали в Минск, показали альбом кое-кому... По мнению газеты "Знамя юности", он стал лучшим альбомом года. Потом нас очень долго "трясло" составами. Кто-то женился и уходил из музыки, кто-то вдруг решил: сперва заработаю много денег, а после и музыкой займусь. И уже в новом составе полтора года назад мы записали альбом "Проза и стихи", а прошлой весной - "Рай для Фей".

***

Леня: В Минске три года назад нас приняли как "молодую команду". Неправильно сказано! До этого мы играли уже восемь лет. Только на девятом вылезли в люди. Без основательной финансовой поддержки своими силами сделали пару концертов, выпустили альбом и клип.

***

Леня: Основные условия для решения всех проблем - постоянный состав, репетиционная точка, профессиональные инструменты и хороший песенный материал. Наш первый концерт в минском клубе "Риф" запомнился очень многим отменным звуком - тогда мы привезли из Орши наш крутой аппарат.

- Я помню то выступление: вы полтора часа танцевали на сцене, превосходно справляясь с вокалом и завершили выступление с бодреньким видом, как будто могли с легкостью отыграть еще часа четыре в придачу. Без запинки. С улыбками на устах. Правда, не знаю, какой вид был у вас за кулисами после ухода со сцены...

Леня: Мокрый!..

***

Леня: Знаешь, мы несколько волнуемся, когда говорят: "Дайте интервью для статьи". В тревоге думаем: вот сейчас как скажем какую-то ахинею, ее напечатают большими буквами в крупной газете, разошлют ее по нескольким городам. Пройдет время, будем пребывать в ином настроении, перечитаем - и нам станет стыдно за сказанный бред.

- Вы помните, когда впервые пришлось общаться с представителями прессы?

Леня: Давно было. В Бобруйске. После драки на концерте. Есаул неосторожно сказал в микрофон: "Следующая песня посвящается леди, сидящим в зале!". Видимо, у него что-то не то было с языком. А может, не у него, а у отдельных слушателей с ушами. В общем, одной девушке послышалось, что у слова "леди" появилась буква "б". За это она ударила Есаула зонтом. Потасовка началась еще та!.. Да-а, нужно работать над дикцией!

Есаул: Не в дикции дело. Представьте, поешь. Тут на сцену лезет панк с ирокезом и в трусах. Тянется к микрофону. Ничего не остается, как потихонечку лягнуть его ногой.

Леня: Нас в очередной раз приглашали в Бобруйск, но мы вынуждены были отказать. За это нас обозвали. Сказали, что мы зажрались. Вообще я не завтракаю. А тут с утра раздался телефонный звонок. И в результате - заявление, что мы "зажрались". Ну, как такое можно сказать голодному человеку?

***

Леня: Бесспорно следующее: когда группа стала капельку известна, некоторые организаторы концертов хотят "поиметь" ее в буквальном смысле. На "Рок-коронацию'97" ПАНИ ХИДА добралась из Орши в Минск на деньги, заработанные после сдачи бутылок. Хотели пригласить на концерт девчат, которые в Минске не дают нам помереть с голоду и подкармливают супом. Спросили, нельзя ли несколько пригласительных для наших друзей? Не дали. Но мы выкрутились: перед началом нас "угостили" "рок-короновскими" значками. Свои аккредитации мы отдали друзьям, а сами значками, приколотыми к майкам, пытались доказать охранникам, что мы - участники фестиваля.

***

Леня: Прошлым летом выступали в Одессе на IV фестивале телекомпании "No problems". Фестиваль в Одессе был приурочен к семилетию независимости Украины и организован в поддержку кого-то одного из семидесяти кандидатов на место мэра города. Цена входного билета была весьма приличной - от 7 до 15 долларов. Удивительно, мы были единственной зарубежной, не украинской командой. Впервые столкнулись с тем, что организаторы сразу же по прибытии, а не после концерта всучили нам гонорар...

На радостях музыканты согрешили: при наступлении сумерек Леня имел честь бегать за всеми и вытаскивать ребят из баров. Те умудрялись напиться, чего в пределах Беларуси в группе никогда не наблюдалось...

***

Леня: Предмет гордости ПАНИ ХИДЫ - в Беларуси мы не играем "за пиво", то есть бесплатно. Заработанные деньги вкладываем во все, что связано с музыкой. Я, например, перед каждым концертом меняю гитарные струны на новые, хотя обходится это недешево.

***

Леня: Не думаю, что нашу музыку можно назвать рок-н-роллом. Лучше не выстраивать категорий. Просто хорошая музыка.

***

Леня: Записываем новый альбом. И сейчас с нами работает звукооператор из НОВОГО ИЕРУСАЛИМА. Ребята в этой группе все правильные, набожные. Так он, бедняга, днем нас записывает, а по ночам, видимо, этот грех замаливает.

***

Самая надоевшая музыкантам группы песня из их репертуара - "Слеза на соснах". Ребята с ехидством окрестили ее "Шишки на елках".

Л.&Т.

© 2005 музыкальная газета