статья


Blige, Mary J.
Королева хип-хоп-соула

mg92014.jpg (12106 bytes)

После миллионных продаж своих записей на родине Мэри Джей Блайдж, одна из законодательниц моды на смесь хип-хопа и соула, прославившаяся в одно время с EN VOGUE и TLC, наконец-то стала ближе и европейскому слушателю. Спасибо "As", их недавнему хиту с Джорджем Майклом.

Не так давно в ранге новой Чаки Хан, Ареты Франклин, Аниты Бейкер или по крайней мере Уитни Хьюстон Блайдж стала идеалом соул-дивы 90-х с талантом, о котором было грех умалчивать, и голосом, который трудно было не узнать. С помощью первоклассных современных продюсеров, среди которых Puff Daddy, R. Kelly, Babyface и еще с десяток суперизвестных имен, она исправно кормила истосковавшуюся по нежным мотивам публику своими лирично-эротичными песнями, записав целых пять альбомов за последние семь лет. Но встает такой вопрос: почему до недавнего времени мы о ней и слыхом не слыхивали? Попытаемся восполнить этот пробел и начнем рассказ прямо сейчас, в преддверии релиза ее нового альбома "Mary", который выходит в июне и как всегда ожидается с нетерпением.

Уроженка Бруклина Мэри провела первые пять лет своего детства в городе Сэвэнна (штат Джорджиа), после чего вновь вернулась в великий Нью-Йорк. Годы кривляний перед зеркалом в ванной в попытках повторить фирменные интонации Глэдис Найт, Отиса Реддинга, Эла Грина, Сэма Кука и ISLEY BROTHERS, песни которых очень любила ее мама, привели Блайдж в церковный хор, а там и до конкурсов молодых талантов было недалеко. Голос Мэри стал достоянием знаменитого йонкерского проекта "Slowbam", но в то же время ее часто видели на улицах пытающейся заниматься речитативом в компании друзей.

Дальше дело никогда не заходило, а девчонка взрослела и ее голос становился все прекраснее. Всерьез заняться своей карьерой Блайдж пришлось практически не по своей воле, но это вовсе не значит, что какой-нибудь злобный громила с татуировками по всему телу ростом под потолок подсунул ей профессиональный микрофон и скомандовал: "Пой или умри". Когда Мэри исполнилось 17 лет, приятели надоумили ее записать демо, а ее отчим со связями показал его кому-то, кто знал кого-то. На демо был кавер композиции Аниты Бейкер "Caught Up In The Rapture", и однажды оно оказалось на столе владельца Uptown Records Андре Харрелла. Его поздний звонок застал Блайдж врасплох, но она с первых же минут их разговора поняла, что это ее судьба стать певицей.

Но вывел в люди и продюсировал два ее первоклассных альбома другой молодой человек, который раскрутил JODECI. Этим человеком стал Шон Комбс (как вы знаете, позже взявший себе псевдонимом Пафф Дэдди), предприимчивый продюсер, который помог Блайдж по последней моде отполировать звук и придумал имидж, благодаря которому ее окрестили "королевой хип-хоп-соула" (Мэри действительно прекрасно себя чувствует в обоих стилях).

Дебютный диск нашей героини "What's The 411?" прямо-таки взорвал поп-чарты "Биллборда" летом 1992 года своим мгновенным попаданием в первую десятку и полугодичным нежеланием покидать ее гостеприимные стены. Стараниями авторско-продюсерского коллектива в составе Комбса, Дэйва Холла, Мака Моралеса и Мара Куни, который написал для Мэри одну из наиболее энергичных песен альбома сингл "Real Love" (1-е место в Америке), и приглашенных рэп-звезд, таких как Грэнд Пуба (из BRAND NUBIAN) и Баста Раймс, ну и, конечно, альбома ремиксов (это очень редкое явление для соул и ритм-энд-блюза, согласитесь!) "What's The 411?" разошелся тиражом более трех миллионов экземпляров, а Блайдж закрепила этот студийный и хит-парадный триумф изматывающим графиком мирового турне, которое не всякая звезда могла себе позволить. Интересно, что в Британии ее выступления были в пух и прах раскритикованы. Причем журналисты ничего не имели против ее таланта и качества исполнения. Их возмутили уж очень завышенные цены на билеты на концерт из шести-семи песен приезжей звезды, совсем не известной в Европе. А в Японии, наоборот, - ей рукоплескали от мала до велика и, что самое удивительное, большинство ее поклонников были одеты что называется в ее стиле.

В 1994 году певица вновь удивила всех автобиографичностью своего третьего альбома "My Life", где впервые оказались ею собственноручно написанные композиции. Вновь продюсировал Комбс (на этот раз вместе с Чаки Томпсоном), а музыкальные рамки диска умещались в уже привычные контуры программируемых клавишных комбинаций, драм-лупов и глубоких подбасовок хип-хопа, но спас более утонченный (когда поешь о пережитом, это всегда слышно) голос Мэри ("All Night Long", "You Gotta Believe", "You Bring Me Joy" и "My Life"), но были также моменты, когда чувствовалось какое-то еле уловимое подобие некоторых присутствующих здесь вещей с наполнением знаменитого альбома LL Cool J "Mama Said Knock You Out". И все же это следующий уровень для хип-хоп-соула и для Блайдж, документальный сборник эмоций обычной бруклинской девчонки, бегущей навстречу любви, женскому счастью, умиротворенности и в какой-то степени мучительное риторическое любовное письмо ее бывшему ухажеру. Или как она спела на сингле "Be Happy": "Мне так хочется быть счастливой, но все зависит только от меня!".

"My Life" также стал мультиплатиновым бестселлером и даже номинировался на "Грэмми" как лучший альбом года, но Мэри досталась другая статуэтка за дуэт с Метод Мэном на его сингле "I'll Be There For You/You're All I Need To Get By" (очень необычной для этого скандального рэппера вещи), после чего она вновь продолжила гастролировать по свету, записала сингл "Not Gon' Cry" для суперзвездного саундтрека фильма "Waiting To Exhale" и взяла продолжительный отпуск.

В ее отношении к своей внезапной, но безусловно заслуженной знаменитости продолжала проскальзывать некая двусмысленность. Ее детской раскрепощенности завидовали многие коллеги, но Мэри разбавляла свой правильный имидж открыто пренебрежительным отношением к прессе, частыми опозданиями на фото-сессии, наркотиками и выпивкой, скандальным романом с K-Ci (из JODECI), выдуманной беременностью и появлением в джинсах на торжественной церемонии вручения наград "Soul Train Awards". С мужчинами ей не везло еще с юности, но все любовные неудачи она переносила наедине со своей подушкой или в откровенных разговорах со старшей сестрой ЛаТоньей. Видно, держать в себе все это стало невыносимо, и на целых три года мы потеряли Мэри.

Она вернулась на сцену только в 1997 году с диском "Share My World", призвавшим разделить ее переживания и окунуться в ее внутренний мир, где больше не осталось места для любви к мужчине, но уже без поддержки Андре Харрелла, ушедшего на Motown, и Шона Комбса, который к тому времени покинул Uptown, открыл Bad Boy Entertainment и сосредоточил все свои усилия на раскрутке Notorious B.I.G. Никто, кроме них самих, не знает досконально, было ли это дружеским расставанием или их что-то разъединило, но, по всей видимости, Мэри давно уже хотела большей независимости, что могло не устроить Паффи.

Злонамеренно иль ненароком Блайдж избрала себе в менеджеры Сьюджа Найта, одного из предводителей Death Row Records, который открыто враждовал с лейблом Пафф Дэдди, а ее новыми продюсерами стали не менее знаменитые TRACKMASTERS, Babyface, D'Angelo, Jimmy Jam & Terry Lewis, R. Kelly, Rodney Jerkins и многие другие. Как ни странно, чувствовалась нехватка Комбса, от этого альбом получился более разнообразным, хотя многим показалось, что новые продюсеры сделали из Мэри вторую Тони Брэкстон. Хип-хоп практически полностью ушел из ее песен (его легкий налет ощущался разве что в "Love Is All I Need" с участием Nas и "I Can Love You" c Lil' Kim) и Блайж пришлось демонстрировать чисто ее вокальные данные. Многие песни из этого альбома явно проигрывали ее золотому (а точнее сказать, платиновому) наследию, казались монотонными, безличными и совсем не подчеркивали индивидуальность соул-дивы (хотя она стала соавтором большинства из них). Тем не менее долгое ожидание восполнило все огрехи этой работы, и альбом, как и ожидалось, дебютировал на вершине "Биллборда".

В следующем году Мэри поместила отдельные моменты из всех своих турне на концертном альбоме "The Tour", где расположились ее лучшие вещи (правда, не всегда в самом удачном "живом" исполнении), перепевки Чаки Хан и Нормана Уитфилда, а также ужасные студийные заморочки (с добавлением искусственного шума, как на концертах) классики Ареты Франклин и Дороти Мур, но в целом получилось недурно.

Не зная, чего можно ожидать от ее нового альбома "Mary", хотелось бы еще раз напомнить, что именно Блайдж была в числе первых современных музыкантов, которые доказали американским мамашам и папашам, воспитанным на мирном роке 60-х и безмятежном соул-фанк-ритм-энд-блюзе 70-х, что нынешнее молодое поколение еще не совсем испорчено, имеет неплохой вкус и может ладить со старичками. Но главным новатором уходящего десятилетия Мэри Блайдж определенно уже не стать. Слишком уж часто в последние годы она шла на поводу старых традиций с редкими изысканиями в модных направлениях, законодателями которых, к сожалению, являются другие.

Андрей БАРАНОВСКИЙ

© 2005 музыкальная газета