статья


Dirkschneider, Udo
Куда катишься, “колобок”?

mg92009.jpg (14328 bytes)

Вы еще не забыли, какой подарок преподнес нам "Класс-Клуб" в День защитников Отечества? Коли запамятовали, напомню: концерт известной немецкой команды U.D.O. Публикуя по горячим следам репортаж о событии, "МГ" обещала поподробнее рассказать о творчестве рыжего "колобка" - певца Удо ДИРКШНАЙДЕРА (Udo Dirkschneider).

Хочешь не хочешь, но рассказ об Удо - а точнее, U.D.O. - придется начать с детства вокалиста и с более известного ансамбля, им созданного.

Огненноволосый коротышка криком известил свет о своем появлении 6 апреля 1952 года. Некоторое количество лет отношения юного Диркшнайдера строились тихо и мирно - ну, разумеется, насколько это возможно для мальчишки, растущего в крупном промышленном центре Золинген. Да-да, именно там, где делают знаменитые ножи из золингеновской стали. Город, сами понимаете, не шибко приспособлен для развлечений, не в пример гулящему Гамбургу.

Родители Удо решили скрасить школьные будни отпрыска и отвлечь его от потенциальных криминальных влияний, подарив ему на Рождество магнитофон. Прибор был достаточно удобен для того, чтобы таскать его за собой повсюду - в первую очередь, естественно, в школу, дабы восстановить против себя учителей и похвастаться перед приятелями.

Одним из таковых, самым близким, пожалуй, был Михаэль Вагенер (Michael Wagener). Он целиком и полностью разделил увлеченность друга музыкой и невзгоды, с этим увлечением связанные. Странно, но Диркшнайдер в те времена отнюдь не мечтал, как большинство подростков, стать певцом. Несмотря на то, что сердце его было покорено искусством THE BEATLES, Удо почему-то решил, что его призвание - барабанить по клавишам.

Ну каким еще макаром можно убедить родителей в серьезности своих музыкальных намерений, как не попросив у них пианино или скрипочку? На свой четырнадцатый день рождения чадо было осчастливлено набором черно-белых клавишей. У Михаэля же были более стандартные рок-н-ролльные стремления, посему ему в подарок - от его, разумеется, предков - досталась электрогитара. Вагенер отплатил родственникам черной неблагодарностью, став использовать их любимую радиолу в качестве усилителя при их с Диркшнайдером репетициях. Кому-то из этой парочки нужно было петь. Попытался Удо. Результат оказался против ожиданий весьма неплохим. Даже более того - чем больше парень пел, тем сильнее осознавал, что драть глотку ему по душе. Причем дело это нравилось Диркшнайдеру даже больше, чем играть.

Когда закадычным дружкам стукнуло по шестнадцать, Удо пришел к мысли о своевременности создания собственного коллектива: надо же было и немцам покорять рок-вершины! Мир, по его мнению, прямо-таки замер в ожидании нового тевтонского вторжения - на сей раз музыкального. Группа была названа BAND X - довольно тупо; впрочем, честно говоря, все, что делает герой нашего рассказа, - дешево и сердито, но вряд ли оригинально. На протяжении трех лет сдавшийся на милость завоевателей мир ограничивался исключительно клубами.

В 1971 году Диркшнайдер решил сменить не принесшую удачи "вывеску" и переименовал ансамбль в ACCEPT. Пораскинул мозгами и Михаэль - он пришел к выводу, что все великие гитаристы уже давно состоялись, а он больше создан не для струнощипачества, а для кропотливой и нудной студийной работы.

Следующие четыре года упорно не желающий заняться чем-нибудь достойным Удо привередливо перебирал музыкантов, которых заманивал в состав и через некоторое время изгонял из него. Наконец, что-то подсказало ему, что гитарист Вольф Хоффманн (Wolf Hoffmann) и басист Петер Балтес (Peter Baltes) - то, что надо. Гитарист Герхард Валь (Gerhard Wahl) и барабанщик Франк Фридрих (Frank Friedrich) были не чтобы очень, но вполне.

Пара лет раскачки - и группа продемонстрировала себя в Дюссельдорфе на фестивале "Rock Am Rhein", где заняла третье место и нашла контракт на запись. Дебютный альбом "Accept", появившийся в 1978 году, дал слушателям по ушам тем, что чуть позже стало считаться хеви-металом. Довольно мелодичный визг Удо явно формировался под влиянием Роберта Хэлфорда (Robert Halford), а стиль ACCEPT соответственно под влиянием еще не классиков JUDAS PRIEST - с такими же сдвоенными гитарами. Правда, накануне записи струхнувшего Валя сменил Йорг Фишер (Jorg Fischer), а Фридрих после выхода диска уступил палочки Стефану Кауфманну (Stefan Kaufmann).

Нужно заметить, что ACCEPT к тому моменту вряд ли можно было назвать группой Удо Диркшнайдера: Хоффманн разделил с вокалистом тяготы лидерства. Да и на нескольких первых пластинках Удо исполнял не все песни - некоторые достались Балтесу (стоит заметить, наиболее мелодичные - такие, как "The King" и "Breakin' Up Again"). Второй альбом, более крепкий "I'm A Rebel" (1980), был тоже своего рода пробой пера, зато следующий... Диск "Breaker", изданный год спустя, создавался под бдительным оком старого друга Удо Михаэля Вагенера, уже создавшего себе имя как продюсер.

Успешные гастроли по родимой Германии - это группе было обеспечено и так. Но состоялся и всемирный прорыв: сначала в европейском турне ACCEPT сопровождал своих учителей JUDAS PRIEST, а потом, заприметив удачи земляков из SCORPIONS, ансамблем заинтересовались и в заокеанье. Положа руку на левую сторону груди, нужно честно признать, что и тогдашние, и нынешние достижения немецких рокеров за пределами Европы весьма скромны (сумасшедшая Япония не в счет).

Укрепив свое положение диском 1982-го "Restless & Wild" и разжившись менеджером - симпатичной дамой Габи Хауке (Gaby Hauke), повзрослевшие молодцы таки отправились в Штаты. Герр Диркшнайдер же совсем заматерел и на пару с все тем же Вагенером учредил продюсерскую компанию Double Trouble и стал поучать правилам хорошего метала молодежь; самыми известными из их подопечных были STREET FIGHTER, FAITHFULL BREATH и RAVEN. Наверняка сегодняшний молодой металлист вряд ли кого-нибудь припомнит, кроме последних.

К этому моменту тевтонцы приобрели достаточное количество поклонников, чтобы самим оказывать влияние на юнцов, которые влюбились в скоростной метал ACCEPT, распевая их первый гимн "Princess Of The Dawn". Фройляйн Хауке же, как поведал певец автору сих строк, и являлась постоянным с того времени соавтором коллектива, замаскировавшись под скромным псевдонимом Деффи (Deaffy). Ей по большей части и принадлежала идея создания программы, посвященной болячкам современного, насквозь прогнившего капиталистического общества - альбом 1983-го получил название "Balls To The Wall"; его заглавная композиция стала очередным гимном поклонников квинтета.

Мировое турне сделало ансамбль национальными героями и подарило участие в уважаемом фестивале "Monsters Of Rock". После "Balls To The Wall" ACCEPT двинули по пути, истоптанному британскими классиками хард-рока: от обличения сегодняшнего мира к прогнозированию мрачного будущего, а затем - и к антивоенщине. Сначала состав записал "Metal Heart" (1985), в одноименной композиции процитировав Чайковского с Бетховеном, через год - "Russian Roulette". Промеж двумя студийными творениями был втиснут первый концертный альбом "Kaizoku Ban", записанный, естественно, в Стране Восходящего Солнца. Отчаливший в Калифорнию Вагенер по мере сил помогал друзьям, пользовавшимся уже услугами Дитера Диркса (Dieter Dierks), набившего руку на все тех же SCORPIONS. Успех, к сожалению, провел демаркационную линию между музыкантами: Вольф, Петер и Габи большую часть времени проводили в Америке, в то время как Удо, Стефан и Йорг не желали надолго расставаться с родной страной. Диркшнайдер решил покинуть состав, который, кстати, совершенно не прогрессировал, запутавшись в "металлических" клише.

Удо же решил двигать вперед и ужесточить звучание. Свое будущее он видел в ансамбле, нареченном им U.D.O. Певец лукаво заявил, что название, мол, са-а-авершенно не имеет ничего общего с его именем, он, видите ли, не Дио и не Оззи, а скромняга, каковых свет не видывал. Диркшнайдер шутливо расшифровывал как "United Dipstick Organization". Дебютный диск "Animal House" (1987) записывался в США с помощью четырех коллег по ACCEPT, хотя в состав U.D.O. официально входили гитаристы Матиас Дит (Mathias Dieth) из WARLOCK и Петер Шигети (Peter Szigeti), басист SINNER Франк Риттель (Frank Rittel) и барабанщик Томас Франке (Tomas Franke). Между прочим, лидер SINNER Мат Синнер (Mat Sinner), лишившись гитариста, отнюдь не был счастлив. Габи Хауке организовала сольному проекту Удо гастроли по Соединенным Штатам и Европе, и, таким образом, рождение новой рок-единицы состоялось.

Новая группа звучала, как слегка потяжелевший ACCEPT. Впрочем, новые соратники не слишком устраивали привыкшего к первоклассным музыкантам Диркшнайдера: уже на гастролях он пользовался услугами гитариста Энди Сусмиля (Andy Susmihl) и басиста Дитера Рубаха (Dieter Rubach), а ко времени создания второго диска и вовсе разогнал всех за исключением Дита. Пластинка "Mean Machine" увидела свет в 1988-м, когда состав коллектива пополнился не уволенным после тура Сусмилем, басистом Томасом Смушински (Thomas Smuszynski) и барабанщиком Стефаном Шварцманном (Stefan Schwarzmann), играющим в U.D.O. и по сей день.

К 1990 году Удо изменил своему прежде столь строгому правилу "никаких клавишных" (неужто его настолько "достало" юношеское увлечение?!). Программу "Faceless World" продюсировал бывший ударник ACCEPT Стефан Кауфманн, расставшийся со своей прежней группой из-за травмы спины. Музыканты U.D.O. не слишком приветствовали объединение старых приятелей, но позже согласились, что выбор продюсера был верным. Действительно, если уж музыка ансамбля не несла в себе ничего нового, следовало применить иной метод продюсирования. От предыдущего произведения новый альбом отличало лишь то, что все гитарные партии были сыграны исключительно Дитом. Для гастролей наняли нового гитариста по имени Волла Бем (Wolla Bohm). Туру, однако, не дано было развернуться: певца подкосил весьма жесткий график, и он свалился с ног.

Оклемавшись к следующему году, Диркшнайдер с коллегами "изобразили" пластинку "Timebomb", из всех опусов U.D.O. самую тяжелую по звучанию на нынешний день. Хотя в студии компанию Диту составлял Франк Рике (Frank Fricke), для гастролей в состав вернули Сусмиля. К концу тура аудитории Удо уже было известно, что первая глава в истории его сольного проекта дописана из-за возрождения ACCEPT, не слишком преуспевших со своим новым певцом - американцем Дэвидом Рисом (David Reece). Успех выпущенного в 1990-м концертника "Staying A Life", записанного еще с Диркшнайдером, показал, чего хотят поклонники.

Так что в 1993 году появилась пластинка "Objection Overruled", созданная квартетом ACCEPT: Фишер в группу не вернулся. Новое произведение существенно отличалось от творений старой группы: поклонники услышали намного более тяжелую и менее мелодичную музыку, местами напоминающую хардкор. Годом позже на прилавках "засветился" альбом "Death Row", мало чем отличающийся от предыдущего, разве что вместо вновь захворавшего Кауфманна за ударную установку сел другой Стефан - барабанщик U.D.O. Шварцманн. А потом...

Потом музыканты осознали, что группа ACCEPT себя изжила. В 1985-м, после большого гастрольного тура, музыканты, Деффи и Вагенер "нарезали" прощальный опус коллектива "Predator", за которым последовало и последнее турне по свету. В 1996 году во второй раз родился проект U.D.O.

Для альбома "Solid" (1997) Диркшнайдер и Шварцманн подобрали себе новых коллег: гитариста Юргена Графа (Jurgen Graf) и басиста Фитти Винхолда (Fitty Wienhold). Вторым гитаристом коллектива стал... Стефан Кауфманн, которому были противопоказаны нагрузки барабанщика, так что ему пришлось вспомнить, что музыкальную карьеру он начинал, перебирая струны. Перед записью собственного опуса этот состав отметился на диске-посвящении JUDAS PRIEST, сыграв любимую "Metal Gods".

Не давая себе роздыху, те же музыканты в прошлом году выпустили очередную программу "No Limits", с которой и поехали по миру. Любопытно, что для гастролей по просторам бывшего Советского Союза группа составила репертуар, не менее половины которого были песни почившего в бозе ACCEPT.

Что дальше? Понятно, что будет дальше: новый диск в духе всех предшествующих. Ну и правильно: зачем изобретать колесо, когда можно катиться колобком?!

P.S. Ах да, ваш покорный слуга поинтересовался, почему Юрген Граф играет на нехарактерной для хеви-метала гитаре "Gibson", но Граф неостроумно ответил, что просто ему нравится звучание этой модели. А может, все же на него повлиял Слэш, а?


Дмитрий М. ЭПШТЕЙН

© 2005 музыкальная газета