статья


Леонидов, Максим
Мы оглянулись посмотреть... ба, Леонидов!

mg92002.jpg (6358 bytes)

На самом деле все было не так. На самом деле мы заглянули в одну из комнат минского Дворца спорта во время проходившей в нем презентации "Альфа Радио", точно зная, что там находится в прошлом легендарный секретовец, а ныне - птица полета вольного Максим Леонидов.

- Старые фэны СЕКРЕТА считали вас рок-н-ролльщиком. К какому музыкальному клану относят Леонидова ваши новые поклонники?

- ...Я толком не знаю, да для меня и не важно, кем меня считают: поп-музыкантом или рок-музыкантом. На самом деле и СЕКРЕТ стоял особняком посреди стилей и направлений, он ведь тоже не был чисто рок-н-ролльной группой. МИСТЕР ТВИСТЕР - это рок-н-ролльная группа, а СЕКРЕТ... Вы сами можете определить жанр, в котором играл СЕКРЕТ? Это вообще была merceyside-music, mercey beat, но все равно с отклонениями, потому что "Сара Барабу" - это одно, а "Тысяча пластинок" или "Мажорный рок-н-ролл" майковский - совсем другое. "Алиса" - просто а-ля битловская баллада. Поэтому и тогда, и сейчас я не сторонник придерживаться какой-то одной формы, мне содержание важнее. Форма может быть разная - от вальса до блюза, до рок-н-ролла. Но мне интересней содержание.

- Все же вы делали мюзикл об Элвисе Пресли...

- Нет, ну это же было за рамками: я люблю рок-н-ролл, естественно, я на нем вырос, это моя вечная любовь, которая будет всегда и с которой я умру. Но не каждое содержание втыкнешь в рок-н-ролльную форму, понимаете? Есть какие-то лирические темы, которые не уложишь в рок-н-ролльную гармонию и не споешь их соответствующим образом. Мне кажется, что я просто шире, чем эти рамки, и поэтому я волей-неволей за них всегда убегаю.

- Сейчас СЕКРЕТ мог бы нормально существовать, конкурировать с другими группами, МУМИЙ ТРОЛЛЕМ, к примеру?

- Н-не знаю... Мне трудно сказать и что-то нафантазировать по этому поводу. В свое время СЕКРЕТ сделал все, что он должен был сделать в том своем качестве. Нового качества он не нашел и потому распался, собственно говоря. Сейчас... Мы собирались пару раз на такие ностальгические концерты, но никакой речи не может быть о том, что мы будем собираться и что-то такое заново делать, оживлять проект. Он был в свое время очень хорош, но не хочется превращаться в таких бронтозавров, как URIAH HEEP, которые играю всю жизнь одну песню.

- Она вам нравится?

- Что?

- Эта песня?

- Мне нравится, поскольку я тоже рос на этой музыке. Но-о-о... нравится ли им самим? Вот в чем вопрос. Они, быть может, и хотели бы что-то другое играть...

- Им нравится.

- Да? А что они должны были вам еще сказать? Что им не нравится? Не будьте наивными!

- Раньше вы как бы играли "в СЕКРЕТ". Сегодня же ваш имидж более естественен, это даже не имидж, а то, что вы есть на самом деле. Так?

- Я так скажу, что и тогда мы себе имидж особо не придумывали. Мы взяли просто некое клише готовое и в рамках той страны попытались что-то делать. Другое дело, нам повезло, потому что нас никто искусственным путем не собирал, нас не оплодотворяли, как это сейчас массово происходит, когда надергают мальчиков или девочек и вот теперь они вместе будут работать. У нас же все было рождено нами самими, по-настоящему. Поэтому никакого имиджа навязанного и неорганичного нам по сути в нас не было.

- И все же вы именно "играли". Играли в BEATLES...

- Играли, безусловно играли. Нам нравилось. Но это хорошо, когда тебе двадцать лет, а в тридцать семь уже как-то играть-то...

- А тогда что вами сейчас движет при создании той музыки, которую вы сегодня сочиняете и поете?

- Я просто люблю такую музыку, вот и все.

- Складывается ощущение, что то, что вы исполняете ныне, оно как бы и из тех времен, секретовских, и не из тех...

- Вы хотите, чтобы я анализировал то, что я делаю, те песни, которые у меня получаются? Мне это будет очень сложно сделать.

- Мироощущение ваше изменилось?

- Конечно, изменилось: когда человек взрослеет... даже... наверное, уже стареет, то, естественно, все для него меняется.

- Вам не хочется стареть, то бишь взрослеть?

- А кому хочется? Любому человеку не хочется. Как каждому не хочется набирать лишние килограммы...

- Существуют такие мазохисты, которые утверждают, что есть свой кайф в процессе старения. Обретение мудрости, знаний жизни...

- Здесь много всяких разных чувств присутствует, идут друг другу параллельно. С одной стороны, ты, конечно, становишься мудрее и начинаешь более философски смотреть на вещи. С другой стороны... вы имеете в виду, жалко ли, что молодость ушла, вот такая беззаботная и бесшабашная? Конечно, жалко... Конечно, жалко...

- Повлияло ли как-то на ваше творчество пребывание в течение нескольких лет в Израиле?

- На самом деле по-разному повлияло...

- Это были потерянные годы? Как вы по прошествии времени думаете?

- Нет, ни в коем случае... Ни в коем случае... Не бывает потерянного времени, знаете... Если бы я не мог не работать в тот момент, не мог не писать, то я бы и не уехал. У меня был в жизни такой период, когда мне необходимо было все поменять - абсолютно, кардинально, не появляться здесь, самому отдыхать, дать от себя отдохнуть. И этот период, который продолжался пять лет, дал мне и много чего другого. Я жил совершенно другой жизнью и даже боролся за свое существование. Были очень интересные вещи, интересные работы, интересные встречи... Знаете, у Эрика Клэптона период "исчезновения" затянулся на девять лет и ничего, вернулся парень, работает.

- Возвращение было приятным, неприятным? Или вынужденным?

- Скорее приятным, хотя в каких-то моментах и непростым. Не могу сказать, что и вынужденным, потому что я там не бедствовал, просто меня потянуло душой назад. А как только потянуло, так и сразу появились и новые песни, вылившиеся в альбом "Командир", который я придумал еще в Израиле, а записывал уже в Москве.

- Как вы думаете, между возвращением в Россию и возвращением к вам популярности у публики сколько прошло времени?

- ...Года два...

- Вы не считаете, что "Командир" был недооценен, музыкальной критикой в первую очередь?

- Считаю. Я вообще очень люблю эту работу, и мне обидно, что она как-то так... прошла. За исключением "Гантелей и утюга" и "От Питера до Москвы" - двух песен, которые стали популярными и востребованными. А весь альбом остался незамеченным. Но в этом есть, наверное, и наша вина и вина выпускающей компании, я имею в виду Sintez Records. Хотя их трудно обвинять по большому счету: не было достаточного количества средств для того, чтобы человека, которого подзабыли, раскрутить сразу с нуля.

- Все-таки Sintez - это ваши друзья: Кутиков, МАШИНА ВРЕМЕНИ. Могли бы помочь как следует...

- Н-ну да, но не надо заблуждаться насчет больших финансовых побед Sintez Records в этом смысле, потому что друзья - это одно, а условия суровой жизни - другое. Я считаю, что Кутиков абсолютно исполнил свой дружеский какой-то долг, хотя бы в том, что мы месяц сидели в студии, довольно дорогой, писали альбом и Саша оказывал самое-самое и дружеское, и профессиональное содействие. Поэтому я ему бесконечно благодарен за то, что он дал мне возможность вот такого возвращения.

- Вернемся к тому, с чего начинался наш разговор. В сегодняшней музыкальной тусовке вы занимаете какое-то странное положение: вы и не среди рок-музыкантов, и нет вас среди поп-артистов.

- Это правда. Так оно и есть... Знаете, быть где-то конкретно "там", конечно, удобнее, чем быть нигде, чем быть самим по себе. У тебя действительно есть какой-то клан, какая-то семья. Кинчев, Гребенщиков там... не знаю... Чиж... и так далее, и так далее... ВА-БАНКЪ. Они все ощущают себя, видимо, каким-то кланом единомышленников. С другой стороны, попсовые артисты как бы тоже друг друга знают, встречаются, и у них тоже есть какая-то такая своя тусовка, семья. Мне в этом смысле тяжело, потому что я вроде как и не с теми, и не с другими. Но это свойство индивидуальности, поэтому как можно с этим бороться? Ну что я сейчас надену рваные джинсы и майку с пацификом и пойду к Шевчуку кричать: "Я свой, буржуинский!"? Или, наоборот, надену блестящий пиджак и приду к Крутому петь его песни?.. Я не сделаю просто ни того, ни другого. Не оттого, что я их не уважаю, они, может быть, на самом деле милые и симпатичные люди, мне даже, может, интересно, чем они занимаются, но я-то другой! Мне и это будет все время скучно делать, и то. Поэтому я не борюсь и не хочу бороться, хотя, конечно, заманчиво, когда ты можешь прийти на какую-то питербургскую квартиру и там будут все свои. И вообще ты будешь чувствовать себя одним из них...

- ...Было такое когда-то?

- Н-нет, никогда такого не было.

- Почему?

- А потому что и СЕКРЕТ занимал ту же самую нишу: он был и не попса, и не рок-н-ролл, как мы уже ранее выяснили. Что-то такое свое, middle of the road.

- Однако в питерском рок-клубе СЕКРЕТ состоял...

- Мы были там, безусловно. Вместе с АЛИСОЙ, АКВАРИУМОМ. Были лауреатами рок-фестивалей... Я в замечательных отношениях нахожусь со всякого рода рок-н-ролльными музыкантами, хотя... не знаю, насколько уже в настоящий момент можно Макаревича или Гребенщикова причислить к чисто рок-музыкантам. Мы общаемся и приятельствуем и как-то уважаем друг друга за самобытность, потому что именно этим мы интересны друг для друга. Если бы мы все были одинаковы, носили одинаковые футболки и кеды, то...

- И все же почему тогда вы не оказались в рок-тусовке?

- Бог его знает... В этом и был... секрет... СЕКРЕТ!

- Традиционно: что сделано сольно, что в планах?

- Ну вот смотрите. Значит, вышел альбом "Командир", потом - "Проплывая над городом", сейчас закончен альбом, который будет называться "Не дай ему уйти". Пока мы раздумываем над тем, с кем нам работать в смысле реализации пластинки, с какой выпускающей компанией. Сами понимаете, сегодня положение в этом бизнесе тяжелое, хотелось бы найти наиболее интересные условия: и рабочие, и финансовые, всякие. То есть пока альбом лежит. Что еще... Гастролируем, насколько позволяет нынешняя ситуация. Если говорить о планах, есть у меня два проекта, которые я собираюсь осуществить параллельно с записью материалов для следующего своего альбома. Один проект рокабилльный, русскоязычный, с одной молодой питерской группой, которая сама по себе поет... по-английски! Хочется собрать какие-то старые рок-н-ролльные вещи, свои новые, классические русские рок-н-роллы, записать с ними альбом и, может быть, сделать какую-то концертную программу. Ребята правильные, с очень хорошим звуком. И второй проект - с Игорем Бутманом и с биг-бэндом, но это уже более далекая перспектива.

Дмитрий М. ЭПШТЕЙН
Олег КЛИМОВ


© 2005 музыкальная газета