статья


Hughes, Glenn
Просто “голос”

mg91709.jpg (10819 bytes)

Поклонники этого блестящего музыканта именуют своего кумира просто: "Голос рока". И есть за что. Для большинства же Гленн Хьюз (Glenn Hughes), к превеликому сожалению, увенчан менее короткой и престижной вывеской: "басист DEEP PURPLE".

Парадоксальная ситуация: игра в коллективе экстракласса одновременно и прославила Гленна на весь мир, и сослужила ему дурную службу, снабдив ярлыком на всю жизнь. Ведь DEEP PURPLE - всего лишь трехлетний эпизод в тридцатилетней карьере Хьюза!

Многие полагают, что соблазнительное предложение от Ричи Блэкмора (Ritchie Blackmore) Гленн получил, будучи неоперенным и безвестным. Более того, очень часто приходится сталкиваться с мнением, что Хьюз - американец. Все не так.

Гленн Хьюз появился на свет 21 августа 1952 года и вырос в нашем полушарии, в Великобритании. Нет смысла рассказывать набившую оскомину историю о том, как в жизнь подростка ворвалась, изменив его жизнь, музыка. Это само собой разумеется. Необычным было другое: наповал юношу сразила музыка черная, но не ритм-энд-блюз, не джаз, а только зарождавшиеся во второй половине шестидесятых фанк и соул. То есть продукция легендарной фирмы Tamla Motown - записи Отиса Реддинга (Otis Redding), Стиви Уандера (Stevie Wonder) и Марвина Гея (Marvin Gay). Поэтому первым инструментом, за который взялся Гленн, был... тромбон. Думается, что занятия с духовыми сыграли свою роль в формировании голоса будущей звезды. (Пример трубача Дио и тромбониста Хьюза наводит на некоторые размышления, не так ли?) Впрочем, как известно, девчонки в шестидесятые на "медь" уже не "велись" - пришлось овладевать бас-гитарой. Дело пошло на лад.

Как ни странно, но, в отличие от большинства заблиставших в семидесятых рокеров, Гленну не пришлось, дожидаясь звездного часа, играть в бессметном количестве забытых групп. Собранный им в школе проект назывался IN PACK. Ну, первый блин... На смену ему пришел состав THE FINDER KEEPERS. Это был уже почти профессиональный коллектив: в 1968 году ансамбль выпустил сингл. Интерес пластинка представляет разве что коллекционный, так как герой нашего рассказа на тот момент силу своего голоса еще не осознал и выступать в качестве лидер-вокалиста не решался. Но подпевал.

По окончании школы пути членов команды разошлись. Оптимизм Хьюза разделяли только два приятеля - гитарист Мэл Гэлли и барабанщик Дэйв Холланд (Mel Galley & Dave Holland). Уговорив певца Джона Джонса и пианиста Терри Роули (John Jones & Terry Rowley) присоединиться к честной компании, они нарекли квинтет TRAPEZE.

Несмотря на репертуар, состоявший в основном из номеров Motown, потенциал коллектива был настолько велик, что обратил на себя внимание телевизионщиков с Би-Би-Си. В 1969-м, "засветившись" в шоу "Colour Me Pop", TRAPEZE удостоились лавров "лучшей группы". Лучшая, не лучшая - вопрос спорный, но многообещающей командой семнадцатилетние парни были точно. Подтверждением этому может служить следующий факт: предложения о контракте пятерка получила сразу от пяти фирм грамзаписи, среди которых была и принадлежавшая THE BEATLES Apple Records.

К заманчивой перспективе работать бок о бок с признанными полубогами новички отнеслись осмотрительно. Поиграв на битловских гитарах и увидев царивший в империи THE BEATLES разброд, дебютанты отдали предпочтение "вылепившей" THE MOODY BLUES фирме Threshold и продюсеру Джону Лоджу (John Lodge).

Гастроли в качестве "разогрева" THE MOODY BLUES состоялись чуть позже, после выхода альбома "Trapeze" (1969). Записывалась программа в знаменитой студии Decca, причем записывалась быстро в силу произошедших в составе изменений. Во-первых, почувствовав себя лишним, Терри Роули решил помогать друзьям, не числясь в штате. Занимаясь отныне звуком TRAPEZE, он по-прежнему играл и сочинял для группы. Во-вторых, голос Джонса, как выяснилось, не соответствовал чаяниям коллег, так что с вокалистом расстались. К микрофону встал басист. Пел Хьюз отлично, но еще неуверенно - он только пробовал, на что способен его голос.

Стиль первого диска трио определить довольно сложно - это скорее всего прогрессивный рок (термин довольно глупый). С одной стороны, в музыке пластинки прослеживается некоторое влияние THE MOODY BLUES, с другой - нельзя отрицать наличие в ней собственных оригинальных идей. Так или иначе, слушать "Trapeze" приятно. И интересно: можно проследить прогресс великолепного певца.

Сингл "Send Me No More Letters" пользовался популярностью. Альбом же особых хит-парадных высот не достиг, что, однако, не помешало одному из диск-жокеев Radio 1 прокрутить его в своей программе целиком. Такой чести до TRAPEZE были удостоены только Сами-Знаете-Кто-Из-Ливерпуля.

В 1970-м настало время долгожданных заокеанских гастролей с основной командой Threshold. На родине трио выступало мало. В родном Вулверхэмптоне группа открывала концерт FREE. На тот момент Гленн об этом квартете и слыхом не слыхивал, однако в голос Пола Роджерса (Paul Rodgers) влюбился моментально, заметив некоторое сходство в вокальной манере.

Первая же их встреча сильно отразилась на TRAPEZE. К концу года, когда ансамбль приступил к работе над программой "Medusa", он исполнял совершенно иную музыку. Теперь это был хард-рок пополам с тяжелым фанком. Мягкие фантазии сменились риффами в духе FREE и пением a la Роджерс, что было особенно заметно в композиции "Black Cloud", построенной на "All Right Now".

Интерес к группе сразу повысился. Горячее трио особенно оценили на американском Юге, обеспечивая концертам аншлаги. Во время первого визита в Штаты трио как-то раз играло на "разогреве" у JAMES GANG, затмив самих GANG, на следующий день отказавшихся от услуг британцев. Так что после издания "Medusa" быть на вторых ролях музыканты TRAPEZE уже не могли. В декабре 1970 года концертом в Хьюстоне началось турне с ZZ TOP в роли открывающего состава. То выступление запомнилось надолго, так как могло закончиться трагически: восторженные поклонники скопились на балконах в таком количестве, что те дали трещины и едва не рухнули. К счастью, все обошлось.

Записи с голосом Хьюза звучали по радио, заставляли слушателей стоять на ушах, но продавались при этом не слишком хорошо. В 1971-1972-м группа пыталась утвердиться в своем отечестве. В 1972-м вышла третья, более мягкая и блюзовая, пластинка TRAPEZE, скромно обозванная "You Are The Music... We're Just The Band". Ее "жемчужиной" стала баллада "Coast To Coast", без которой с той поры не обходится ни один концерт Гленна.

В тот период произошел курьезный случай, когда на сцену вывалился, упившись, большой поклонник команды Джон Бонэм (John Bonham), желавший поведать залу о выходе нового диска LED ZEPPELIN.

В июне 1973 года состоялось еще одно памятное шоу - в Мемфисе, где коллектив выступал перед двухтысячной аудиторией, необилеченные поклонники, желая увидеть кумиров, снесли барьеры и разрезали колючую проволоку. Могло быть и хуже, знай они, что петь Хьюзу в TRAPEZE осталось совсем ничего.

Гленн до сих пор самой большой ошибкой своей жизни считает то, что в погоне за наживой заглотил наживку в виде приглашения в DEEP PURPLE. Он утверждает, что еще чуть-чуть - и трио попало бы в высшую лигу. Кто знает...

TRAPEZE после потери бойца продержались еще два года, а потом сами стали легионерами: Гэлли присоединился к WHITESNAKE, а Холланд осел в JUDAS PRIEST.

В то время обе команды большую часть времени проводили в США, и "пурпуровцы" повадились захаживать на выступления соотечественников в клуб "Whisky A Go Go". Летом 1973-го Блэкмору удалось выставить за дверь Иэна Гиллана (с которым, кстати, Хьюз очень дружен), и он готовился расстаться с Роджером Гловером. Ему удалось ненадолго заполучить Фила Лайнотта, но тот решил продолжать работу с THIN LIZZY, а басисты, играющие тяжелый фанк, всегда были в дефиците. Гленн, впрочем, подозревал, что ему собираются предложить место вокалиста: Гловер-то еще не был уволен! Джон Лорд и Иэн Пейс (Jon Lord & Ian Paice) действительно считали, что DEEP PURPLE вполне могут быть квартетом. Ричи, как обычно, имел свою точку зрения: он хотел видеть - и слышать - в составе более блюзового певца. Заманенный им Пол Роджерс, во-первых, считал, что Хьюз отлично справится с певческими обязанностями, а во-вторых, уже зачинал BAD COMPANY. Гленн оценил рекомендацию приятеля, Блэкмор же умудрился найти вокального "двойника" Пола в лице Дэвида Кавердейла (David Coverdale).

В сентябре началась работа над первым диском видоизмененного квинтета "Burn". Хьюз и Кавердейл безупречно дополняли голоса друг друга как в студии, так и на сцене. Причем на сцене Гленн, высокий шикарный "павлин" с пышной гривой, визуально затмевал "гадкого утенка" Дэвида, только учившегося работать с огромной аудиторией. Такой, как на знаменитом фестивале "California Jam", состоявшемся 6 апреля 1974-го, через месяц после выхода пластинки. Кстати, сочинив немалую долю материала, Хьюз из-за контрактных обязательств получал (и получает) гонорары, в соавторах не значась.

Положение изменилось к осени. Задуманный двойным, но таковым не ставший альбом "Stormbringer" продемонстрировал возросшее влияние басиста: программа была намного сильнее пропитана фанком и соул, плюс, ранее деливший с Дэвидом куплеты, теперь Хьюз сольно спел балладу "Holy Man".

Между делом: когда группа записывала композицию "You Can't Do It Right", в студийной уборной Гленн неожиданно встретил своего кумира Стиви Уандера и пригласил его зайти послушать. Стиви оценил цитату из себя ("You were always playing my records...") и подучил поклонника правильному дыханию и фанковым интонациям. Такой стилистический поворот не устраивал Блэкмора, но - четверо одного не ждут, тем более что свояки Пейс и Лорд стали на сторону "молодых". В апреле 1975-го Ричи собрал RAINBOW, а в DEEP PURPLE пришел американец Томми Болин (Tommy Bolin), весьма уважаемый самим Блэкмором, но предложенный в качестве замены Кавердейлом.

В Томми Хьюз почувствовал родную душу, так как гитарист исполнял любимую Гленном музыку и... был наркоманом. Болин баловался героином уже пару лет, англичанин же "сел" на кокаин, обалдев от внезапной мировой славы, а выпить он и до этого был не дурак. Записанный в 1975-м диск "Come Taste The Band" только в рок-н-ролле "Coming Home" напоминал старых DEEP PURPLE - теперь свои условия коллективу диктовали свингующие вовсю Хьюз и Болин. На этот раз Гленн спел уже два номера: быстрый "Gettin' Tighter" и сочиненную на пару с Лордом чудесную балладу "This Time Around".

Лорд, позже с Хьюзом рассорившийся, просто обожал его голос. В 1974-м, помимо основной работы, Джон, Гленн и Дэвид вместе с другими набирающими высоту рокерами приняли участие в записи и "живой" постановке мюзикла Гловера "Butterfly Ball & Grasshopper's Feast", а чуть позже оба вокалиста спели на сольнике Лорда "Windows". В 1976 году троица украсила собой проект Эдди Хардина (Eddie Hardin) "The Wizard's Convention", а на концертах Джон с Гленном вовсю оттягивались, исполняя "Georgia On My Mind".

В "пурпурной" же пятерке дела шли все хуже: Томми все чаще не мог справиться с онемевшей после инъекции рукой, Гленн слабо соображал, что к чему, да к тому же вдрызг разругался с Кавердейлом, который стер в одной из композиций вокал Хьюза и наложил свой. На этот раз силы в квинтете распределились следующим образом: Лорд-Кавердейл-Пейс против Болина с Хьюзом.

А они стали неразлучны. После пения басиста в 1975-м в композиции "Dreamer" с первой сольной работы гитариста "Teaser" и распада PURPLE летом следующего года прокатилась волна слухов об их совместной группе, в которую мог влиться и Роберт Плант (Robert Plant), представленный Болину Гленном. До этого не дошло - в декабре 1976 года накануне оговоренной встречи приятелей Томми не стало. Гленн был в страшной депрессии, выбраться из которой ему помогли друзья и женитьба. Хьюз обвенчался с былой подругой Болина, разорвав помолвку с дамой, позже вышедшей замуж за Лорда. Пострадавшие отношения с Джоном Гленн наладил лишь два года назад.

Оклемавшись, он дебютировал сольно. В записи "Play Me Out" (1977) ему помогли коллеги по TRAPEZE и "Butterfly Ball". Это была совершенно не коммерческая работа, хард-роком там и не пахло - разумеется, это был фанково-соуловый альбом. Продюсер для него планировался соответствующий: в Лос-Анджелесе у Хьюза частенько гостил "запавший" в то время на соул Дэвид Боуи (David Bowie). Но - в жизни последнего наступил берлинский период, так что спродюсировал пластинку сам автор. Боуи же неоднократно говорил, что одной из причин берлинской эпопеи стало то, что несколько его друзей были по уши в наркотиках. И чтобы не возвращаться к разноглазому Дэвиду: композиция "TVC-15", вошедшая в его "Station To Station", родилась в доме Гленна во время совместного созерцания телеэкрана.

А потом... Потом благодаря наркотикам и выпивке жизнь музыканта стала настоящей кутерьмой и чередой сессионных записей. Список пластинок с голосом Хьюза весьма впечатляющ и растет с каждым годом. Приводить его целиком смысла нет. Но вот изданный в 1977-м диск "Makin' Magic" игравшего на "Play Me Out" Пэта Трэверса (Pat Travers) отметить стоит, так как, работая над ним, Гленн повстречал еще одного гитариста по имени Пэт - Пэта Тролла (Pat Thrall).

В 1982 году дуэт HUGHES/THRALL разродился одноименной программой, получившей признание и у слушателей, и у критиков - редкий случай. Но за три года до ее появления басист умудрился затеять с Гэри Муром (Gary Moore) другой проект - G-FORCE. Гленну всегда нравилась игра Гэри, и он принял приглашение гитариста отобедать, поступившее в 1979-м, когда THIN LIZZY выступали в Лос-Анджелесе. Мур сразу взял быка за рога, предложив совместную работу, и бросил LIZZY прямо посередине тура. Не найдя замену, через неделю Фил Лайнотт позвонил Хьюзу и полушутя пригрозил убить "разлучника". Все, впрочем, разрешилось без кровопролития. К Гленну с Гэри присоединился барабанщик Марк Носиф (Mark Nauseef). Трио было великолепным: Хьюз играл на безладовом басе и пел 60% материала, но - снова наркотики. По словам бедняги, он не мог контролировать себя. На вечеринке по случаю его дня рождения, устроенной менеджером трио Шэрон Осборн (Sharon Osbourne, дочь главы Jet Records Дона Ардена и новоиспеченная супруга Оззи), Гленн заявил о своем уходе. G-FORCE продолжили без него, из всего сочиненного вместе доработав лишь "She's Got You".

После совместных гастролей HUGHES/THRALL и SANTANA Гленн Хьюз к общему удивлению в 1984-м угодил в качестве басиста в GARY MOORE BAND. На момент выхода год спустя программы "Run For Cover" он и лидер коллектива были смертельными врагами: с одной стороны, ни для кого не секрет вздорный характер Мура, с другой - Хьюз в то время был на пике "отмороженности", добавив к своим порокам еще и обжорство. Гэри наговорил о нем много гадостей, самой невинной из которых было утверждение: "Положи перед ним бас и батончик "Mars" - он выберет шоколад".

А Гленн начал выкарабкиваться при поддержке Мэла Гэлли, который с братом Томом затеял странный проект PHENOMENA, задействовавший множество известных музыкантов и вылившийся в три альбома: Хьюз исполнил все вокальные партии на одноименном первом (1985) и часть - на втором, "Phenomena II: Dream Runner" (1987).

Между этими записями судьба нашего героя сделала очередной странный поворот. Шеф BLACK SABBATH Тони Айомми (Tony Iommi) задумал сделать сольную пластинку. Изначальный план задействовать в ней Гленна, Роберта Планта, Ронни Дио (Ronnie Dio) и Роба Хэлфорда (Rob Halford) претерпел значительные изменения: весь диск спел Хьюз, причем программа, названная "Seventh Star", вышла под вывеской SABBATH.

Да, если уж речь зашла о Хэлфорде: первое - JUDAS PRIEST - старинные приятели Хьюза; второе - Гленн с Робом в 1981-м, во время вечеринки, проходившей на яхте в Тихом океане, устроили в пять утра соревнование "Кто кого перевизжит"; третье - после ухода Хэлфорда из группы гитарист Глен Типтон (Glen Tipton) звал Хьюза на замену, а позже приглашал принять участие в его сольнике - Гленн вежливо отказался.

В BLACK SABBATH же он чувствовал себя неуютно, впервые оказавшись на сцене без инструмента, с микрофоном наголо. Впрочем, с ними он провел всего четыре шоу: в результате драки с одним из техников певец потерял голос и восстанавливал его целый год. Безупречный диск "Seventh Star" он считает самой никудышной своей работой. Зря...

В 1987-м, обедая у своего друга знаменитого барабанщика Кармина Апписи (Carmine Appice), Гленн повстречал бросившего WHITESNAKE гитариста Джона Сайкса (John Sykes). Его новый проект BLUE MURDER уже записал альбом "минус один". По просьбе Джона Хьюз спел весь материал. После выхода диска он был поражен тем, что все его партии нота в ноту оказались перепеты Сайксом. (Заметим, что тот отверг и партии сменщика Гленна в SABBATH Рея Гиллена.)

Постепенно Хьюз начал бороться со своим недугом. Последней каплей стал пример "очистившегося" Кавердейла. Друзья забыли обиды; Дэвид позвал Гленна принять участие в альбоме WHITESNAKE 1989 года "Slip Of The Tongue". Черт с ним, что после микширования голоса Хьюза не слышно вообще, главное - он лег в известную клинику и полностью излечился! Побочным эффектом, правда, оказалось его неожиданное обращение к христианству.

Проживая по-прежнему в Лос-Анджелесе, музыкант связался с "L. A. Blues Authority", чем-то вроде клуба первоклассных исполнителей, объединившего много громких имен. Под этой маркой в 1992-м он записал свой второй сольный опус, крепкий рок-альбом "Blues". Так легенда вернулась к жизни. За появившимся два года спустя диском "From Now On..." последовали гастроли, вызвавшие бурный восторг поклонников. Правда, теперь на сцене Хьюз поет и не так уж часто берется за бас, но когда это случается... В турне, результатировавшемся в диске "Burning Japan Live", группа ветерана состояла из шведских музыкантов, которых он предпочитает всем остальным, - часть из них ранее играла в EUROPE. Гленн же, в свою очередь, помог их бывшему коллеге Джону Норуму (John Norum). Почему Швеция? Просто в последние годы старина Хьюз живет в этой чудесной стране - она подарила ему новых друзей и новую любовь.

Между прочим, в 1992 году Гленн отчебучил очередную хохму, спев на одном из миксов сингла KLF "America: What Time Is Love?". Впечатления от работы с электронщиками у ветерана остались самые радужные.

В 1992-м произошло еще одно знаменательное событие: на один концерт воссоединились TRAPEZE, к ним присоединился клавишник ASIA Джефф Даунс (Geoffe Downes); запись, сделанная тогда, вышла в прошлом году под названием "Welcome To The Real World". 1998-й подарил поклонникам Голоса еще две пластинки: "Live: Way Back To The Bone", свидетельство выступлений TRAPEZE в 1972 году - единственный официальный концертник старого трио, - и сборник демонстрационных лент Хьюза и Даунса для так и не рожденного ими альбома.

Гленн реабилитируется за годы, прожитые впустую, то вокально поддерживая LYNCH MOB, MOTLEY CRUE и множество других исполнителей, то выступая, то отдавая свой голос для альбомов-посвящений ELP, Элису Куперу и JETHRO TULL, то с товарищем по "Phenomena II" Джоном Уэттоном (John Wetton) распевая на диске их друга-соавтора Билли Лизеганга (Billy Liesegang). Каждый год он принимает участие в концертах памяти Болина - издана запись Хьюза, поющего и играющего песни покойного друга.

Жизнь Голоса вошла в нормальное русло с нормальным графиком работы. В 1995-м появился фанковый альбом "Feel", год спустя - "тяжелый" "Addiction", в котором музыкант поведал о своем сражении с наркотиками. Тогда же на вручении наград MTV Хьюз повстречал Айомми - они не виделись лет десять - и сразу был приглашен петь на теперь действительно сольном творении гитариста; программу Тони, занятый возрожденными SABBATH, планирует завершить к концу текущего года. Скорее бы!

Сейчас же Гленн снова собирается в путь: в начале апреля вышло его новое творение - роковый диск "The Way It Is". Те, кто еще не слышал запись с участием легендарного пианиста Кита Эмерсона (Keith Emerson), ждут, затаив дыхание. А Голос звучит по-прежнему звонко.

Дмитрий М. ЭПШТЕЙН

© 2005 музыкальная газета