статья


Леприконсы
Трепещите!



1 мая в Минске выступит ЛЯПИС ТРУБЕЦКОЙ. Долгожданная встреча с ужеставшей легендарной белорусской группой станет, уверен, для тех, кто придетв этот вечер в концертный зал "Минск", настоящим событием: давненькоколлектив не баловал своим вниманием родные края!

Но не только явлением "ляписов" в столицу Беларуси запомнитсяминчанам праздник солидарности всех трудящихся планеты. В первый день последнеговесеннего месяца на свет может по–настоящему родиться команда, которойв самом ближайшем будущем уготовано сенсационное восхождение к рок–олимпуна территории СНГ.

Минская группа ЛЕПРИКОНСЫ сыграет 1 мая у ЛЯПИСА на разогреве. Кто когобудет разогревать через год?..

Состав ЛЕПРИКОНСОВ: Митько Илья (И.) — вокал, гитара; Федорук Федор(Ф.) — второй вокал, аккордеон, клавиши; Колесников Константин — бас–гитара;"Сундук" Сергей — барабаны; Похомов Евгений — тромбон; СосновцевРодослав — труба; Дроздов Виталий и Гулевич Вячеслав — директорско–административнаягруппа.

— На страницах "Музыкалки" мы с вами встречались где–то сгод назад. Что с тех пор глобального произошло с ЛЕПРИКОНСАМИ?

И.: Самое главное это то, что мы стали ГРУППОЙ, что подросли в творческоми профессиональном плане. И сегодня нас уже не устраивает то клубно–тусовочноеокружение, "космополитеновское", в котором мы длительное времяобщались. Несмотря на кажущееся андерграундное рок–н–ролльное братство,на самом деле там никто никого не любит, причем именно не любят не тольковсе, что связано со словом "попса", но конкретно друг друга.А нам как раз стала интересна и иная музыка, иные люди. Может, эти измененияи привели к тому, что на нас сначала обратили внимание те, кто всерьезпо белорусским меркам занимается поиском молодых исполнителей. Так у группыпоявился первый в ее истории директор — Саша Гребло. Затем все стало вообщегораздо серьезнее: мы приглянулись компании ПанРекордз, которая решилас нами поработать на долгосрочной основе. Правда, сейчас ЛЕПРИКОНСОВ ведетодин Слава Гулевич, директор Пана.

— В Минске вы дважды разогревали группу КОРОЛЬ И ШУТ. Как они вам?

И.: Когда нам предложили сыграть перед ними в "Резервации",я не знал, что это за группа. А сыграв... мне они очень понравились, супер!Но не так, чтобы я просто перед друзьями выступал — вот, мы с КОРОЛЯМИИ ШУТАМИ играли! — а понравились на самом деле.

А второй раз я уже сам позвонил Славе: может, сможешь нам помочь с выступлениемперед КОРОЛЯМИ или ТАРАКАНАМИ! (они в конце прошлого года играли в Минскепрактически в одно время)? Ну и все получилось. Причем меня Горшок узнал,говорит: о, как ты вырос! какой голос у тебя стал! Но много мы с КОРОЛЯМИв тот раз не общались, они как–то... ну звездами стали! Но так и должнобыть.

— Пресса применяет к стилю, в котором играет КОРОЛЬ И ШУТ, термин "поп–панк".Питерцы абсолютно спокойно относятся к этому, хотя слово "поп–музыка"до сих пор у многих рокеров и рок–фэнов вызывает изжогу. Вы тоже, насколькоя знаю, лояльны к популярной музыке. Не опасаетесь, что навлечете на себягнев со стороны своих поклонников?

И.: Нет, чего бояться? Мы растем, растут наши фэны. Причем эти изменениязаметны, начиная с внешнего облика фэнов (я помню одну девчонку, что ходилана все наши концерты, так ее теперь не узнаешь: панковский "наряд"она сменила на другую одежду, прическу как–то поменяла, такая деваха сейчасстала!) и заканчивая той музыкой, что они сегодня слушают. Люди взрослеют,возникает интерес к другой музыке, более взрослой. И аудитория наша расширяетсяза счет того, что нас начинают слушать новые любители музыки, из другихвозрастных категорий.

Не страшно, что сегодня, может быть, мы не нравимся таким "настоящим"панкам, мне они сами стали неинтересны — вечно грязные, волосы эти торчат.

Нас и гопниками называют, ну и что? Я буду всем доказывать, что этоне так? Не буду. Я слушаю, что хочу, и играю, что хочу.

Ф.: На последних наших концертах в зале можно было встретить и панков,и гопников.

И.: И хиппи. Я не очень люблю эту культуру, но в последнее время мнепочему–то шмотки их начали нравиться!.. Если гопничество подразумеваетто, что тебя слушают самые разные люди, я согласен быть гопником! Чтобырасставить все точки в этом разговоре, я скажу так: кто хочет считать,что мы стали попсовыми, что мы стали гопниками, — пусть считает. Я же думаю,что мы стали просто взрослее.

— Вы когда–то писали песни на английском, потом перестали. Почему?

И.: Да бред это — петь в Беларуси, в России на английском. Особеннобред для мальчика, у которого в десятом классе была тройка по языку. Итексты у нас были соответствующими нашим знаниям: вечный протест, агрессия,короче, — панк. А на русском у нас все весело получается!

— Кого больше у ЛЕПРИКОНСОВ — поклонников или поклонниц?

И.: Поклонниц! Федя вон какой красивый у нас! На концерте возле менястоят парни, возле басиста — всех понемножку, а перед Федей — девчонки:а–а–а, о–о–о! Пищат чего–то...

— Скажите добрые слова про вашу группу...

И.: ЛЕПРИКОНСЫ стараются играть просто и понятно. Сами мы, что называется,хлопцы из народа, много жили в деревнях. Да и у всех белорусских музыкантов,альтернативщиков или нет, родители, родственники — люди, вышедшие из глубинки,живущие в деревнях, поэтому мы и берем публику народностью. В качествеинструмента используем гармонь, любовь к которой у нас заложена в крови.Поем все эти "ла–ла–ла". Мы не фолк играем, а... что–то народное."Колхозное"? Наверное... наверное, что–то... блатное? Не знаю.Но мы и не белорусский СЕКТОР ГАЗА, как многие про нас говорят.

— "Колхозниками" когда–то называли "ляписов"...

И.: Мне очень нравится ЛЯПИС ТРУБЕЦКОЙ! Я очень уважаю Михалка! И оник нам неплохо, как мне кажется, относятся.

— Музыканты группы где–то учатся?

И.: На данный момент три человека учатся в Университете культуры. Яучусь на факультете культурологии на социального педагога. Трубачи нашиучатся на эстрадном отделении. Федя в этом году будет поступать... куда,Федя?

Ф.: В пединститут.

И.: Видите, все у него с девушками связано! Хотя у меня в университетев группе двадцать девушек и четыре пацана.

— "Леприконсы" в силу своей молодости еще, видимо, "незамужем"?..

И.: Костя женат, его сыну четыре года. У Гулевича дочка есть, но Гулевич— это не группа, а начальство.

— Возвращаясь к вашей работе с Гребло. Что там получилось, что нет ипочему?

И.: Мы с ним записали альбом "Человек идет и улыбается". Апочему он не вышел... почему он не вышел... После того, как мы его записали,в группу пришли трубачи, с которыми ЛЕПРИКОНСЫ начали репетировать. Греблоэто ужасно не понравилось, он стал говорить мне: "Зачем они тебе нужны?Не успели новую программу сделать и сыграть, как уже, что, вводить их внее или забросить ее и браться за новую? Зачем?" Может, он в чем–тои прав был, но за три года мы настолько выучили эти песни, настолько прочувствовали,что играем их просто... здорово играем!

И когда мы пришли на ПанРекордз, то был вариант выпустить именно этотальбом, но мне не очень хотелось: ведь играли–то эти песни мы уже по–другому.Задорнее, живее, а весь "рев" на альбоме был убран. Гребло говорил:нет, давай сделай помягче, перепой этот кусок. Плаксивый какой–то альбомвышел, словно нытики играют. Но в декабре я готов был к тому, что альбомвсе же выйдет (Гребло с группой тогда уже не работал), нашел деньги дляего тиражирования. Но в том месте, где готовился макет обложки альбома,ее увидел Гулевич. И ему чем–то она понравилась — ромашки, цветочки...Он предложил мне подойти к нему в Пан с записью. Я поначалу не хотел идти,так как связывал ПанРекордз с тусовкой типа КРЫВI и ей близкими командами,а мы всегда были сами по себе, обходились без тусовок, но потом согласился:ну ла–а–адно, па–дайду–у–у... Пришел, пообщался, смотрю — толковые люди,работают с Россией. А у нас... да вы сами знаете, что у нас. Если белорусскаягруппа хочет стать популярной, то только Беларусью не обойтись. Можно считатьсебя, конечно, популярной, собирая на свои концерты триста человек, нопопулярность эта ну очень уж местная.

— А у тебя амбиции наполеоновские — вперед, к самым вершинам!..

И.: Да.

— Но даже в Минске, не говоря уж за всю Беларусь, ЛЕПРИКОНСЫ не стольизвестны, как многие клубные группы. Ты не боишься перепрыгивать черезступеньку? А вдруг оступишься?

И.: Боюсь. Но нас поддерживает Гулевич, говорит: пора, ребята, естьвозможность прорваться в Москву.

— У "дюбелей" тоже была такая возможность...

И.: Я не знаю, что там с НЕЙРО ДЮБЕЛЕМ, но, по моему мнению, они тампросто не покатили. По большому счету — это белорусская группа. И Куллинковичтак и говорит: оказалось, что в Москве они никому не нужны. И, видимо,это их слегка обломало, они немного стопорнули. Мне за них обидно, но...там много таких групп, таких чисто по музыке. Другое дело, что в текстовомотношении групп, подобных ДЮБЕЛЮ, в России мало. Но... это и плохо, у нихне молодежные тексты, они слишком... умные, философия там, психология.Тексты для тех, кто слушает "Альфа Радио". Музыка молодежная,а тексты — нет.

Я думаю, что мы подойдем России. Жаль, что группового белорусского прорыва— мы, НЕЙРО ДЮБЕЛЬ (при том, что в России есть уже ЛЯПИС), — видимо, неполучится. А как было бы классно: питерское движение рока, екатеринбургское,белорусское...

— Итак, новый–старый альбом группы выйдет...

И.: Это не новый–старый альбом. У нас записано и перезаписано на X–NoiseFactory шестнадцать песен (все, что есть у ЛЕПРИКОНСОВ), шестьдесят минутзвучания. С "мастером" Гулевич уже съездил в Москву; после того,как он оттуда вернулся, было решено, что альбом, куда войдет какое–то определенноечисло песен, выйдет в сентябре. Издавать его будет в Беларуси ПанРекордз.Кто–то займется им на Украине. В России скорее всего — ОРТ Рекордз, нопоступают предложения и от других компаний. В мае в течение недели должныпройти клубные московские выступления группы. Планируется съемка клипов,а до конца года хочется записать действительно новый альбом.

— То есть пока группа довольна сотрудничеством с ПанРекордз?

И.: Да. Они молодцы! Нужны были нам гитары для записи — нам их дали.Дали комбики. Спасибо в этой связи надо сказать еще и Толе Мартиновичу,одному из руководителей Пана, знаменитому в прошлом белорусскому рок–музыканту.С компанией у ЛЕПРИКОНСОВ заключен контракт на пять лет. За этот срок мыпредполагаем выпустить пять альбомов.

Олег КЛИМОВ

© 2005 музыкальная газета