статья


Калинов Мост
Гитара из гитар!



Разбуди меня ночью, растолкай и гневно вопроси: "А скажи–каты мне быстренько, братец, три фамилии лучших российских гитаристов",ни на секунду не задумавшись, назову я их вам. Это... Короче, Василий Смоленцевиз КАЛИНОВА МОСТА среди них будет всенепременно...

КАЛИНОВ МОСТ выступит в Минске 25 апреля. За полторы недели до концерта"Музыкальная газета" позвонила в Новосибирск, где в одной изстудий обнаружила Василия, и задала ему несколько вопросов.

— Что, группа КАЛИНОВ МОСТ приступила к записи нового альбома?

— Да нет, просто мы как бы руку набиваем, испытываем аппаратуру.

— Программу "Оружие" вы еще катаете по России, СНГ или всемысли уже заняты подготовкой новой программы?

— Мы еще не так много выступали с программой "Оружие", малокто ее слышал. Мы совсем немного ее играли–то, объехали с ней мало городов.Гастрольный график у нас не слишком большой, на сегодняшний день мы нетянем на такие туры, какой, скажем, был у ДДТ, "Мир номер ноль".И сами не хотим, и внутренне не готовы, надо как–то настраивать себя натакие туры, подтягиваться, подтягивать финансовые возможности.

— Как принимается ваша программа? Где получше, где — не очень?

— Везде одинаково. Крайностей каких–то нет, что, видимо, зависит отсвойств характера нашей публики, которая за двенадцать–тринадцать лет привыклак нам таким, какие мы есть. Зритель к нам ровно относится.

— Публика сейчас на концерты МОСТА приходит больше любящая ваше творчествоили знающая о вас понаслышке?

— Она всякая. Есть те, кто следит за нашим творчеством с первых днейпоявления КАЛИНОВА МОСТА, с первых его альбомов. А кто–то и недавно насоткрыл. Разная публика.

— Если говорить конкретно о Василии Смоленцеве как о музыканте, то...

— У меня есть незаконченное музыкальное образование: я отучился четырегода в Новосибирске в музыкальной школе по классу скрипки. А в КАЛИНОВМОСТ я, в общем–то, попал в 86 году случайно. Я видел пару их выступлений,мне они сразу понравились. Ну и Дима Ревякин как–то через посредников меняпригласил к себе. Он меня уже, оказывается, слышал на каких–то местныхфестивалях, на которых я выступал в составе группы ЛЕВЫЙ БЕРЕГ. А когда,по–моему, возникли проблемы с гитаристом КАЛИНОВА МОСТА — он перестал ходитьна репетиции, еще что–то, — то Ревякин меня и выбрал.

— Притирались друг к другу быстро?

— Наоборот, долго! Я же самый молодой тогда был в группе, восемнадцатьлет мне было, а они — постарше. То есть поначалу сказывалась во взаимоотношенияхразница в возрасте. Потом еще я ведь и совершенно другую музыку в ЛЕВОМБЕРЕГЕ играл, хотя она тоже была гитарной группой, была и акустическаягитара, и электрическая, само собой. А когда я пришел в МОСТ, то Дима менякак бы направлял, учил: тут вот пожестче сыграй, тут помягче. Может, потомуменя и взяли, что я мог выдать тот звук, который в данный момент временибыл нужен группе... Кстати, что интересно: у певца БЕРЕГА фамилия былаРевякин! Правда, звали его Сергей.

— Музыку КАЛИНОВА МОСТА в то время уже называли "русский национальныйфолк–рок"...

— Да, что–то такое было. Мы не сопротивлялись особо: хотите так называть— пожалуйста, так — тоже ничего. Нам даже самим было интересно, кто к какомустилю музыки нас относит.

— Альбом "Оружие" для вас является чем–то особенным?

— Я рассматриваю его как некую точку, как некий законченный цикл, начавшийсяс "Выворотня" или даже с нашего первого, какого–нибудь подвальногоальбома. В "Оружие" как бы вошло все–все, что мы делали понемногудвенадцать лет. Ничего там нового нет.

— Вот здорово! Обычно музыканты группы, записавшей новый альбом, говорято том, что, мол, эта работа стала нашим новым шагом туда–то и туда–то...

— Мы тоже так иногда говорим, а потом оглядываемся — вроде как никудаи не вышли, все там же, елки–палки!

— Несколько лет назад вы уходили из группы. Что тому послужило причиной?

— Да чего–то я крайним оказался. Мы как раз впервые приехали в Москву,нужно было за нее зацепиться, и как–то сложно она нам давалась, что сказалосьна внутренних отношениях в группе. У нас так бывало, что вдруг кто–то начиналскользить к краю, и остальные его поддавливали в этот момент, не мешали.И вот однажды, когда я приехал в 88 году в Москву, меня сразу попросилиотправляться домой. Дима попросил. Но спокойно так попросил, без ссор.И месяцев восемь–девять я был вне группы. А потом позвонил Ревякин, извинился,сказал, что все не так как–то с тобой получилось и не в тебе дело было.Он с годами вообще все меньше и меньше становится импульсивнее.

КАЛИНОВ МОСТ в те годы работал со Стасом Наминым (он нам много помогалс записями пластинок, почти все наши работы выпустил, ничего плохого пронего сказать не могу), с его центром. Лет шесть мы посотрудничали со Стасом,а последнюю пластинку у него мы записали в 94 году.

— Я помню, в тот период времени ходили разговоры о том, что КАЛИНОВМОСТ продался Намину, продался шоу–бизнесу, заиграл более популярную музыку...

— Чего–то такое говорили, но мы и действительно хотели стать популярнее,вносили какие–то такие элементы в музыку, однако кардинально ничего неменялось. В нас хватало "популярности" на полпесни, на какой–тоштрих в песне, но целиком мы, что называется, не опопсели, что–то внутрине давало нам сорваться.

— Уйдя из КАЛИНОВА МОСТА, чем вы занимались?

— Гитарой. В других группах я не играл.

— Ваши коллеги — музыканты из других команд, — музыкальная критика высокооценивают ваше профессиональное мастерство...

— Спасибо, очень приятно слышать...

— ...Сколь много времени в день вы уделяете гитаре? Кто вам интересениз музыкантов–гитаристов, читаете ли вы специальную литературу по инструменту?Есть ли у вас приоритеты среди гитар той или иной фирмы?

— Я занимаюсь два–три часа в день, но бывает, что неделю, а то и месяцв руки ее не беру (правда, такое случается совсем редко). Музыканты...Да никаких новых фамилий я вам не назову, все те же великие, на которыхвоспитывались многие поколения наших гитаристов, с которых мы все и "снимали".Прессу не читаю, как–то она мне без надобности. Гитары — "Gibson"и "Fender". А на концерте я одну гитару использую.

— У КАЛИНОВА МОСТА была примечательная встреча с Брайаном Мэем...

— Да, мы с ним встретились в Англии в аэропорту. Подарили ему пластинку,взяли автограф, поблагодарили за все то, что он для нас сделал. Для насвсех. Мы же на QUEEN росли, воспитывались.

— Отклик какой–то был от Мэя на пластинку?

—Что–то такое было. Но что, точно не помню.

— Многие выдающиеся гитаристы, участники великих групп, параллельноработе в команде еще записывают и сольные альбомы — или чисто гитарные,или даже с вокалом — своим либо чужим. У вас подобного желания не возникало?

— Желание есть, есть кое–какие идеи, но... это только идеи и желание.О чем–то конкретном говорить не приходится.

Олег КЛИМОВ

© 2005 музыкальная газета