статья


Дон Санчес
Экспрессивный ДОН САНЧЕС



Молодая минская группа ДОН САНЧЕС играет нечто вроде популярногорока, если можно так сказать. В ее состав входят: вокал, гитара и лидергруппы — Алексей Леонов, лидер–гитара — Денис Холей, клавишные — ШандорЧури, бас–гитара — Николай Варвашеня, барабаны — Сергей Кошель.

Подробностями о жизни команды с "МГ" поделился Алексей Леонов.

— Работаем мы полноценно уже где–то полтора года. Я думаю, что месяцевчерез восемь выпустим конкурентоспособный альбом, который даже, может быть,удивит людей. Раньше мы работали без клавиш, а вот совсем недавно к намприсоединился очень талантливый человек Шандор Чури (кстати, венгр по национальности).У него есть сольный проект с Аэлитой Чури, думаю, это ему совсем не будетмешать в сотрудничестве с нами, он вполне способен распорядиться своимвременем правильно. И еще у нас есть звукорежиссер Коля Уманец, которыйдо этого записывал все наши фонограммы и работал с нами на концерте. Всеу нас имеют музыкальное образование, то есть мы — профессионалы. Все участвовалив каких–то проектах. Сергей Кошель играл в группе РЭЙ, где играл и ИльяШевчик (теперь он в группе MOJO BLUES), Денис тоже играл... сейчас не помню,в каких командах. Меня периодически приглашали в различные металлическиегруппы, я тогда был металлистом. Но сейчас вы видите то, что видите.

— Вы сами как–то определяете свой стиль?

— Меня всегда такие вопросы ставят в тупик. Не знаю, рок, наверное,с какими–то ответвлениями. Пускай это слушатели определят, я так думаю.У нас есть конкретный репертуар, на альбом мы пока не претендуем по тойпростой причине, что альбом для "живых" групп должен записыватьсяобязательно на хорошей аппаратуре, на хорошем звуке. У нас песня, которуюмы сейчас сделали, записана на студии звукозаписи БТ великолепными людьми,профессионалами. В частности, Гена Маркевич с нами работал, спасибо емуза это.

— Кто вам снимал клип?

— Клип снимал замечательный режиссер Володя Маркевич. Чтобы никого необидеть, назовем его одним из самых лучших белорусских клипмейкеров.

— Кто спонсировал съемку?

— Отчасти клип снят на личные средства, а в большей степени спонсоромстал энтузиазм съемочной группы. Это Володя Синица — оператор, Володя Маркевич— режиссер. Сняли по дружбе, как у нас в республике все делается. Хочуотметить на съемке клипа работу восходящей, а может быть, уже взошедшейзвезды Натальи Долгих, благодаря которой на свет появились замечательныепрически, которые вы сможете увидеть в клипе.

— Какие будут ваши следующие шаги в плане раскрутки?

— Хотим сделать сольный концерт в концертном зале "Минск".Пока же мы сделаем небольшой промоушн, покрутим клип, чтобы нас узнали.В принципе, мы уже имеем один деморолик, принимали участие в "Хит–параде".

Мы собираемся поехать в Москву, выступить там по клубам. Ведь в Москвекак культурной столице СНГ более ста клубов и музыка востребована самаяразная.

— Вы играете современную инструментальную веселую музыку, которая вданный момент очень популярна и актуальна. Почему вы остановились на ней?

— Я раньше думал, что у нас веселая музыка, но чем дальше — я не знаю,какая она. У нас, наверное, музыка какого–то навеянного настроения. ВедьДон Санчес — это такой мужчина южный, в одну секунду он может быть строгий,импульсивный, в другую — веселый, расслабляется. Последние вещи... я несказал бы, что они веселые, в том понимании, что легкие. Нет, они, наоборот,может быть, экспрессивные. Я надеюсь все–таки донести альбом до публики,чтобы люди сами об этом судили. Потому что мое мнение, конечно, субъективное,я не могу об этом рассказывать. ДОН САНЧЕС — это собирательный образ настроений.

— Кто повлиял на ваше творчество, какие группы, музыканты?

— В молодости я воспитывался на музыке THE BEATLES, постепенно интересуясьболее тяжелой музыкой. Потом меня стали привлекать SLAYER, METALLICA. Этизамечательные группы я люблю и поныне. Потом я стал слушать Шерил Кроу,Аланис Мориссетт. В последнее время мне очень нравится MARYLIN MANSON,для меня это было открытие в плане работы со звуком и прочее, это классныймузыкант. Из отечественной музыки мне очень нравятся ВОПЛI ВIДОПЛЯСОВА,великолепная, профессиональная группа.

— Вы хотите быть популярными среди широкого круга или найти своего слушателя?Вы хотите быть модной группой?

— Наша задача — чтобы нас слушало как можно больше людей. Как получится,я не могу предсказать. Если попадем в струю, то все будет хорошо; еслине попадем, то мы все равно потом в нее попадем, обязательно, это я гарантирую.Мы хотим быть модными и популярными музыкантами, которые, может быть, будутнравиться девушкам. Но это я уже шучу.

— Но мода проходит...

— Естественно, какие–то звуки, саунд, присутствующий в этом году, вследующем уходят. Но все так быстро не меняется. Я знаю очень много музыкантов,которые играют на "ямахах" 70–го года, и им это нравится. Есливы выйдете сейчас в одежде, может быть, не 70–х, а, допустим, 86 года,я думаю, вас не поймут и рукоплескать не будут. Не надо просто слепо следоватьмоде, надо за ней следить и делать небольшие штришки в звуковом плане.

— А как вы смотрите на концерты перед кушающими людьми?

— Это, конечно, будет немножко выбивать из колеи. Но ведь кушающие людимогут быть и слушающими. Надо сделать так, чтобы они как–то отреагировалина нашу музыку.

— У вас достаточно стильный образ: желтая рубашка, классная прическа.Это все вызывает определенные ассоциации с одной группой. Вы не боитесьтаких сравнений?

— Нет, не боимся. Это индикация настроений в обществе — что народ хочетвидеть в потаенных уголках своего подсознания, то он и видит. Но мы воттакие, какие мы есть. Нормальные музыканты, постоянно стремимся повышатьсвой профессиональный уровень.

— У вас есть репетиционная точка?

— Мы репетируем в БГЭУ. Для наших условий у нас очень приличное оборудование,потому что проблема, где собраться, для наших групп очень актуальна. Исырые, протекающие подвалы — это реалия на сегодняшний день. У нас в Беларусиесть очень много хороших групп, но их почему–то нигде не слышно и не видно.Надо как–то стараться себя показывать.

— Постоянно приходится слышать от белорусских музыкантов, что у насв отличие от той же Москвы шоу–бизнеса просто нет...

— Я не знаю, смогу ли я судить... да, наверное, смогу. Я считаю, чтошоу–бизнес — это отражение экономической ситуации в обществе. Если обществобогато, значит, люди будут ходить на концерты, значит, шоу–бизнес есть.У нас сейчас не самая лучшая ситуация экономическая... Может быть, что–нибудьизменится. Дай Бог!

— Послушав песню "Памятник", почему–то возникают ассоциациис разными памятниками в разных городах...

— Памятник — это что–то совершенно абстрактное. Необязательно это изваяниекакого–то человека, это может быть просто валун, он может стоять на юго–западеМинска, например, или стоять на площади Победы. Просто это интересующаяменя тема, когда вещь отображает какие–то процессы исторические, которыемы не можем пережить. Это меня всегда интриговало, это безумно интересно.

— Насколько принципиально вы относитесь к той музыке, которую играетесейчас? Возможно ли, что она претерпит еще многие изменения?

— Да, возможно, потому что мы не сторонники каких–то четких рамок. Именнопоэтому я не могу определить наш стиль. Но могу сказать точно, что драйву нас останется на месте. Мы добиваемся его, и он будет.

— А стимулом для вас что является?

— Прежде всего самореализация. И опять же, я говорил, нам есть что сказать.Мы любим свою работу, другую любимую работу мы не представляем. И мы всеявляемся фанатами своего дела.

— Это навсегда? И никаких других вариантов?..

— Да, пока мы имеем здоровье, я думаю, да.

Татьяна ТАРАСОВА

© 2005 музыкальная газета