статья


Лига Блюза
О чем поет песни ЛИГА БЛЮЗА



24 апреля в минском Дворце спорта в рамках презентации "АльфаРадио" в концертной программе выступит проект под названием ЧЕТВЕРГАРУТЮНОВА. Ну с Дмитрием Четверговым, знаменитейшим российским гитаристом,работники "Альфа Радио" встречу "МГ", надеюсь, устроят,а вот с Николаем Арутюновым, лидером не менее известной московской группыЛИГА БЛЮЗА, читатели "Музыкалки" могут встретиться уже сейчас.

— Каковы самые последние новости от ЛИГИ БЛЮЗА?

— Есть новости, есть, кадровые. Это нормальный процесс, когда кто–тоиз музыкантов больше начинает заниматься своими сольными делами. Перестановкив составе назревали давно, но мы не делали из этого шоу, у нас всегда былинормальные взаимоотношения внутри группы; люди не уходили, бросив все,а дожидались замены. Скоро буду в Минске, где все и обнародую.

— Каждая смена сильно влияет на творчество вашей группы?

— Конечно! Все люди подбирались в группу, исходя из потребностей ЛИГИБЛЮЗА именно в таком музыканте, исходя из его возможностей, профессиональногонавыка. И заменить такого гитариста, как, к примеру, Игорь Кожин, сложно,сложно искать на место яркой индивидуальности другую яркую личность. Приходятновые люди, притираются, как шестереночки, проходит время — и вот уже всеи нормально.

— Как в Москве обстоит дело с той музыкой, которую играет ЛИГА БЛЮЗА?Вы больше выступаете в клубах?

— Да, есть несколько клубов, где мы постоянно играем. Блюз, ритм–энд–блюз— это такая музыка, интерес к которой то спадает, то появляется. СлаваБогу, что не обсуждается ее наличие в контексте мировой культуры, как этопроисходит с вновь возникающими новыми музыкальными течениями. Подавляющеебольшинство из них так и не оставляет заметного шага в истории, а блюз...блюз — он вечен! Пусть он сегодня востребован на сто процентов, завтра— на девяносто, послезавтра — на пятьдесят, но блюз есть и будет, в отличиеот жанров, которые сегодня востребованы на сто процентов, а завтра проних никто не вспомнит. ЛИГА БЛЮЗА — это такая группа, у которой уже давнонет проблем востребованности. Я ни с кем не соревнуюсь, я давно уже могупозволить себе делать то, что считаю нужным, и не думаю о том, вызоветэто успех или нет. Вызовет. Я в состоянии сегодня написать нормальную,запоминающуюся блюзовую песню, я в состоянии саранжировать блюзовую классикукакую–нибудь. Здесь нет никакого бахвальства, это данность. Другое дело,я понимаю, что молодая блюзовая команда должна, наверное, бороться за признание,за успех. И это правильно. По возможности мы помогаем таким музыкантам.

— Попсовый, массовый слушатель "вдруг" узнал о вашей группеблагодаря бэк–вокалистке Маше Кац, удачно по сравнению с другими российскимиисполнителями выступившей несколько лет назад на фестивале "Евровидение".Вас огорчило это самое "вдруг"?

— Тут два варианта ответа. Я бы сказал, что все же массовый слушательузнал о нас в 89–м году по песне "Июльский блюз". Я разделяюздесь понятия "массовый" и "попсовый" слушатель. Последниммы никогда не будем интересны, и хорошо: меня абсолютно не волнует нашапопулярность у "попсового" слушателя. Меня волнуют те люди, которыев состоянии воспринимать нас, нашу музыку. Смею тебя уверить, таких людейв России очень много, я никогда не жаловался на отсутствие интереса к группе.А во–вторых, я был просто горд: в России не так много групп, в которыхбэк–вокалистка занимает лучшее в истории России место на "Евровидении".Я вообще хорошо отношусь к тому, что музыканты группы делают помимо ЛИГИБЛЮЗА.

— Николай Арутюнов прежде всего играет для...

— ...себя, удовлетворяет свои потребности! Спроси любого музыканта,по отношению к себе он ответит тебе так же, потом — для публики. Да, нанас ходит народу поменьше, чем на Филиппа Киркорова, но это логично. Надосделать так, чтобы на ЛИГУ БЛЮЗА ходило столько же людей!

— Но это уже была бы какая–то ненормальность!..

— Понимаешь, в Америке та же картина, когда на Мадонну ходит большенароду, чем на Би Би Кинга. Думаю, он ни на кого не обижается.

— Блюз сегодня — музыка абсолютно устоявшаяся. Имеет ли она какое–торазвитие? Вы видите, слышите тех музыкантов, которые, на ваш взгляд, что–топривносят в блюз новое?

— Мы сами что–то такое придумываем и создаем, мы растем, это несомненно— я же еще не выжил из ума и не забронзовел, я в состоянии оценить своипредыдущие записи. До сих пор то, что мы делаем, не стало для нас рутиной.ЛИГА БЛЮЗА последних лет — это группа, медленно, но верно добивающаясяболее традиционного блюзового звучания. То есть если раньше это был блюз–рок,то сейчас медленно–медленно мы кренимся в сторону ритм–энд–блюза, но присохранении основных составляющих ЛИГИ БЛЮЗА: напора, веселья и... бесшабашнойудали! Хорошо сказал!

— Бывает так, что вы выходите к зрителю с одной программой, а потомв процессе концерта, видя, что публика реагирует на песни как–то не так,меняете репертуар?

— Нет, такого я не припомню. Все, что мы предлагаем, — все катит. Мызаодно с нашей публикой, по одну сторону баррикад. Конечно, мы учитываем,в какой последовательности играть песни, выстраиваем весь концерт. К финалуконцерта у нас есть, допустим, "сидячий" блок: люди расслабляются,а потом мы снова ка–а–ак начинаем бомбить!

— Вы по жизни человек компромиссный?

— ...Не–е–т, наверное. Если что мне не нравится, я встану и уйду. Вмузыке... Тут другое, по–другому это называется. Мы думаем о том, как песнюсделать лучше, доступнее. Но чтобы написать песню, которая нас будет кормитьдо конца дней, — нет, этим мы не занимаемся. Я тебе раскрою наш кухонныйсекрет: при подготовке очередной пластинки мы записываем одну–две песни,которые нельзя отнести к нашей блюзовой программе, но в процессе сведенияони остаются "за бортом", я не включаю их в окончательный вариантальбома. Они остаются у меня в архиве, я даю их послушать друзьям, могувключить даже в последующие сборники, но чтобы делать на них себе хитовоеимя... У меня есть хитовые блюзовые вещи — "Ваша дочь", "Июльскийблюз", — и меня это устраивает. Та же песня "Мой мышонок",она очень симпатичная, милая, смешная, но... блюзовая. Я не писал ее как"попсовый блюз", я не раскручивал ее специально, так вышло, чтоона стала популярной. В концерте она была как бы разрядкой на фоне всехостальных вещей. Я и клип на нее не стал снимать, чтобы к ней ничего такогоне липло: мол, ага, ЛИГА–то БЛЮЗА вон какую музыку стала играть. Я не стыжусьэтой песни, и это не измена жанру, а одна из граней блюза... А самый последнийблюзовый хит у меня — "Я отменяю этикет".

— Стоит какой–нибудь роковой группе заиграть чуть попроще, по–иному,как на нее начинают сыпаться упреки со стороны фэнов: продались. К ЛИГЕфэны благосклонны?

— Если человек любит ЛИГУ БЛЮЗА, он ее и будет любить, так как мы никогдаглобально не менялись. Мы изменяемся со временем, но в другую музыку мыне шарахались.

— Кто–то из мэтров российского рока сказал, что ЛИГА БЛЮЗА, отойди оначуть от канонов блюза, могла бы заинтересовать своим творчеством людей,которые слушают что–то пограничное между роком и блюзом.

— Я согласен с этим человеком, я знаю об этом. В этом, возможно, и естьнаша недоработка, мы как раз должны привлекать "не нашу" публику.Не думаю, что нас пойдет слушать фэн ГРАЖДАНСКОЙ ОБОРОНЫ или Алены Апиной.Это не наш контингент. А те люди, которые потребляют музыку, с одной стороны,МОРАЛЬНОГО КОДЕКСА, с другой — А–СТУДИО, они теоретически могут прийтик нам. Но если мы сейчас им неинтересны, то это их проблемы, специальночто–то делать для того, чтобы они нас возлюбили, мы не станем. Надо совершенствоваться,а не думать о том, как кого бы цепануть. Я считаю, что для блюз-бэнда мыдостаточно универсальная команда.

— Блюз — это музыка людей определенного возраста?

— В принципе, для любой нормальной музыки нет такого понятия, как "возрастнаякатегория". Та музыка, которая сегодня потребляется большинством молодыхлюдей, ими же через десять лет не будет потребляться. Они соскочат и перейдутна другое. Что это будет за музыка, не знаю. Каждый выберет себе свое.Поверь мне, на наших концертах очень много так называемых молодых людей.Ты думаешь, что наша публика — это пятидесятилетние дяди и тети? Их оченьмало, основной наш контингент — люди двадцати–тридцати лет, поменьше тридцать–сорок.И достаточное количество пятнадцати–двадцатилетних. В любом поколении естьлюди, которые развернуты в сторону ритм–энд–блюза. И правильно: музыка–то"живая", ритмическая, человеческая. Про баб! В смысле про девушек.Извини, про Ленина мы не пишем.

Олег КЛИМОВ

© 2005 музыкальная газета