статья


Александра И Константин
белорусское кантри — без границ, но без амбиций

Что бы ни говорили, догоним–таки и перегоним буржуинов–американцевво всем. Вот уже и белорусская глубинка начинает напоминать Nashville,Kentucky, Texas, Dallas... одним словом, такую же, но американскую глубинку.Во всяком случае дуэт, который мы вам представляем, — не что иное как олицетворениебелорусского кантри. Этот дуэт начал со своего родного города Борисова,затем было первое минское выступление в "Стар–Клубе" на дне рожденияГеннадия Старикова. Теперь же, спустя каких–то пару месяцев плодотворнойконцертной деятельности, ребята уже вышли в финал музыкального телефестиваля"Зорная Ростань" и надеются на участие в "Славянском Базаре".И дай Бог! Пусть несут они кантри, блюз и джаз по Минску, вперед и дальше!Они это умеют, и они это делают. Прошу любить и жаловать — Александра Керсановаи Константин Драпезо, или просто АЛЕКСАНДРА И КОНСТАНТИН.

— Насколько я смог понять по вашим выступлениям, вы исполняете "каверы"на чужие вещи. А есть ли в вашем репертуаре свои песни?

К.: — На сегодняшний день мы действительно исполняем чужие вещи и делаемэто умышленно. Таким образом мы предлагаем себя как артистов. Это лишьпервый шаг — показать, как мы можем работать с классическими темами. Самимы не пишем песен в силу того, что я инструменталист и пишу для гитарымузыку инструментальную, а не песенную. Сейчас мы сотрудничаем с определеннымилюдьми... У нас как–то пошли дела на "Зорнай Ростанi"... То естьна данный момент работа над своими песнями идет, но это будет уже следующийэтап в нашей творческой деятельности. Сейчас вообще поиск идет. Кантри— это то, что выскочило, понравилось... Вот на "Ростанi", например,мы также исполним белорусскую песню. Посмотрели — ага... Василий Раинчик...ничего страшного. Взяли, сделали аранжировку, Саша поработала, ЕлисеенковОлег Николаевич подправил... А приехали домой в Борисов — там сказали,что, оказывается, белорусская получилась даже лучше, чем кантри.

— Когда я слушаю вашу игру, у меня складывается впечатление, что выгде–то очень хорошо и долго учились профессиональной гитаре.

К.: — Гитару я держу в руках с двенадцати лет. Я закончил классическуюстудию по классу гитары, то есть это мое первое музыкальное образование.А также я брал частные уроки у Аркадия Юшина, которого я считаю человекомномер один что касается гитары, во всяком случае на территории Беларуси.

— Да, Юшин — это, конечно, хорошая школа...

К.: — Закваска кантри тоже пришла от него. Он вообще многогранный музыкант,человек неординарный. У меня что–то отложилось в голове после общения сним. А теперь это все развивается, принимает физическую форму. То, чтолегко идет, без принуждения — и у меня, и у Александры... потому что, когдакорпеешь над чем–то, через силу выжимаешь из себя, — это уже не то. А тотпродукт, который мы показываем сейчас в Минске, он у нас выходит как–толегко, естественно. Поэтому мы пока будем заниматься именно этим. Можно,конечно, садиться, что–то писать... Но нас же никто не будет знать! Какойсмысл? Это года два еще нужно только на то, чтобы сидеть у нас "набазе", "затариваться" песнями, а потом выпускать "компакт".А с теми песнями, которые у нас есть теперь, мы уже можем выпустить компакт–кассету,распространить ее через какую–нибудь фирму, что мы и собираемся сделать.Будет кассета с кавер–версиями. Ничего страшного. Зато пойдет работа ужена имя.

— Александра, в вашем голосе есть что–то особенное. Вы работали специальнонад своим вокалом?

А.: — Я закончила музыкальную школу по классу фортепиано, а над вокаломя сама работаю.

— В таком случае вы хорошо поработали.

А.: — Спасибо. Вообще–то я пою везде. Пою в ванной, когда принимаю душ,пою на кухне, когда готовлю обед, слушаю музыку на ночь, когда ложусь спать.В общем, с музыкой не расстаюсь.

— Откуда взялась эта манера исполнения, столь типичная для стиля кантрии в то же время столь нетипичная для Беларуси? Вы специально над этим работалиили это пришло само по себе?

А.: — Скорее это само собой пришло. Особых усилий над собой не было.Слушала, нравилось, старалась воспроизвести... вот и весь процесс.

— Как вы считаете, у вас больше творческий коллектив или коммерческий?Какими целями вы задаетесь?

К.: — Цели творческие, а коммерции нет изначально. С самого начала хотелосьвдвоем сделать просто фирменную, классную программу — без всякого расчетани на какие деньги, ни на какие супервыступления. Это же не секрет, что,по большому счету, в Беларуси нет шоу–бизнеса, и что–то сделать... Я–точеловек немного поигравший. Я когда–то играл в минской группе SAM GREYс Сергеем Трухановичем (гитаристом КРАМЫ) и Сашей Гранчиком... Стэфан тампел, Кирилл (басист "стоксов"). В 1996 году мы взяли на "ФондеСороса" второе место. Это был фестиваль–конкурс альтернативной музыки.Нам дали приз за профессионализм, хоть мы и не играли альтернативную музыку,а играли опять же кантри. А о деньгах никаких мыслей не было и нет, вседелается из внутренних каких–то резервов. Живется на то, что зарабатываетсяпомимо музыки. Как у всех!

— Раз уж на то пошло, чем вы занимаетесь помимо музыки?

К.: — Мне посчастливилось быть знакомым с замечательным вокалистом РУБЛЕВОЙЗОНЫ Олегом "Джаггером". Так вот он высказал как–то такую философскуюмысль, что если ты музыкант, ты должен быть музыкантом. Если ты гитарист,ты должен день и ночь сидеть с гитарой и думать только об этом. Если тывокалист — соответственно, работать над своим голосом. Если ты сантехник,или рыбак, или ученый, занимайся этим. То есть нельзя заниматься всем сразу.Я по жизни все равно музыкант, хотя приходится работать, чтобы три копейкизарабатывать, 4–5 этих миллионов несчастных. Поэтому я не хочу как–то акцентироватьвнимание на своей работе. А Александра на данный момент учащаяся, совсемюная по возрасту...

— Пускай она сама расскажет о себе.

А.: Буду поступать в институт культуры. Надеюсь, конечно, поступить...

К.: — И научиться академическому пению...

А.: — Да–да–да. Независимо от того, поступлю я или нет, я буду продолжатьзаниматься творчеством.

К.: — У нас сегодня нет определенной цели, задачи... Просто ежедневныйкропотливый труд. К тому же у нас получается. Почему–то, куда бы мы ниприехали, нас, как правило, хорошо принимают.

— Ну конечно! Вы вообще такой... умиляющий дуэт, хорошо смотритесь насцене... Причем концепция необычная для Беларуси, почему я и заговорило коммерции.

К.: — По поводу денег я не питаю вообще никаких иллюзий. Те белорусскиемузыканты, которые сегодня твердо стоят на ногах, как правило, имеют какую–топоддержку государства или... современное слово... спонсоров. А это ведьтоже должно прийти само собой, и тогда уже можно о чем–то думать. А безвложения денег деньги не появляются. Я сейчас не занимаюсь непосредственнопоиском спонсоров, потому что... глупо. Мы с протянутой рукой не ходим,а сами делаем шаг за шагом. Может быть, найдутся люди, которым мы понравимся,и они захотят нами заниматься, а до этого нет смысла говорить о каких–тогонорарах, о каких–то больших проектах.

— Как вы сами реально оцениваете свою работу на сегодняшний день?

К.: — Мы сейчас работаем вдвоем, и реакция со стороны профессионаловтакая... Мы и сами это чувствуем по залу, что двоих нас слушать все–таки...скучно, надоедает. Песен 8–9 — нормально. Десятая — еще куда ни шло. Апотом уже, как бы хорошо ни было, неинтересно двоих слушать. Я могу разбавитьдвумя–тремя инструментальными композициями, но это тоже ничего не даст.Поэтому со временем должен появиться полноценный коллектив с клавишами,барабанами, басом...

— Это уже планируется или оставлено на перспективу?

К.: — Я знаю, что это рано или поздно будет. Даже в новых песнях, скоторыми мы работаем, уже нужны новые инструменты. В ближайшее время, наверное,это будут сессионные музыканты, когда на конкретную песню будут приглашатьсяконкретные люди. Но на сегодняшний день вдвоем проще. Мы дико мобильные:сели, гитару под мышку — и поехали в тот же Шклов на "Зорную Ростань".А коллективу, вчетвером–впятером, ездить с инструментами очень проблематично.Но все это еще будет, а пока... Добро пожаловать на концерты нашего дуэта!

— Спасибо. Удачи вам, ребята, и творческих успехов!

Андрей КОРОВАЙКО

© 2005 музыкальная газета