статья


Король И Шут
Король и... туш!



После того, как компания ОРТ–Рекордз остановила свой выбор на питерской группе КОРОЛЬ И ШУТ и решила выпустить их акустический альбом, мне доводилось слышать от недавних фэнов КИШ, что, мол, и эту команду сжевал российский шоу–бизнес и что совсем скоро группа заиграет попсу. Не уверен, точнее, абсолютно в это не верю и позволю себе высказать несколько мыслей.

Во–первых, а кто сказал, что ОРТ выбрало КОРОЛЬ И ШУТ, а не наоборот — музыканты подыскивали себе такой лейбл, в долгожительстве и обязательности которого они бы не сомневались? Во–вторых, если вы успели заметить, то именно ОРТ–Рекордз, как одна из крупнейших выпускающих аудиопродукцию российских фирм, наряду с поп–музыкантами, приносящими ей, видимо, львиную долю прибыли, реализует и работы музыкантов, уж никак не годящихся быть названными "галимой попсой". Назову хотя бы Николая Носкова, СПЛИН, Маршала (с натяжечкой). И в–третьих, а вдруг КОРОЛЬ И ШУТ станут тем самым исполнителем, который заставит аудиоолигархов из России обратить свое внимание на рок–музыку, и те поймут, что на качественной рок–музыке — да, скажу пошло — тоже можно "варить бабки"?!. И российская рок–музыка, как это было в середине–конце 80–х, через выпуск альбомов снова появится в должном объеме на радио и телевидении!.. Всем встать!!!

На вопросы "МГ" отвечают музыканты КОРОЛЯ И ШУТА: Андрей Князев (К.), Михаил Горшенев (Г.), Александр Балунов (Б.), Яков Цвиркунов (Ц.).

— Андрей, зачем же вам все–таки в группе понадобилась девушка?

К: Мы решили создать акустическую программу, более облегченный вариант КОРОЛЯ И ШУТА. Акустика для слушателя это прежде всего, когда музыканты играют на акустических гитарах, ну еще и используют какие–нибудь неэлектронные инструменты. А мы в качестве вот этого "какого–нибудь" инструмента остановили свой выбор на скрипке Маши, тем самым добавив в наши песни больше мелодичности. Сделав же акустическую программу, подумали: а почему бы не оставить скрипку и для наших обычных "электрических" песен? Оставили, вот и все... Нам это нравится, как мне кажется, такой КОРОЛЬ И ШУТ нравится слушателю. Никаких претензий со стороны фэнов в наш адрес не было. Такой характерный пример приведу: Маша, которая в группе уже год, периодически сообщает нам, что ее там–то и там–то — на улице, в троллейбусе — остановили поклонники группы и сказали, что им нравится, как теперь звучит КОРОЛЬ И ШУТ.

— Миша, у тебя не было в мыслях что–нибудь сделать с братом...

Г: Ого! Прибить его, что ли?..

— Почти. Я имею в виду проект вне твоей и его группы (Алексей Горшенев является музыкантом питерской группы КУКРЫНИКСЫ. — О’К).

Г.: Я помогаю им, конечно, по мере возможности и наличия свободного времени, представляю их где–то на концертах. А так — нет. Все, что я хочу реализовывать, я делаю в КОРОЛЕ И ШУТЕ. Без этой группы я... как бы тебе объяснить... я сам КОРОЛЬ И ШУТ, понимаешь? И что это значит — "вне"? Я не представляю, как музыкант, оставаясь в группе, делает еще что–то на стороне. Про себя я могу сказать, что до мозга костей, до самой своей глубины я и КОРОЛЬ И ШУТ — это нечто единое, в котором я вырос, в котором я выносил идею этой группы и которая потом стала группой. И даже допуская мысль о том, что я запишу что–то без ребят, все равно это будет КОРОЛЬ И ШУТ и ни что другое. Я — КОРОЛЬ И ШУТ, Князь — КОРОЛЬ И ШУТ, каждый из нас, кто "болеет" группой, и есть КОРОЛЬ И ШУТ. Мы со школьной парты заболели этой идеей и никак не выздоровеем уже одиннадцать лет. Бессмысленно нам заниматься параллельными проектами. КОРОЛЬ И ШУТ — это наша жизнь, это то, чем мы живем. И ничего нам больше не надо. КОРОЛЬ И ШУТ — это и есть для меня рок–н–ролл, а рок–н–ролл для меня — это КОРОЛЬ И ШУТ.

— Что тебе не нравится в КОРОЛЕ И ШУТЕ?

Г.: Недостатки у всех есть, есть и у нас, но говорить много о них мне не хочется. О том же, о чем можно сказать... пусть сейчас кто–то посмеется надо мной — совсем офигел уже! — мы недостаточно хорошо умеем играть.

Б.: — Совсем офигел уже!..

— Из года в год, из интервью в интервью, из материала в материал о вас кочует фраза о том, как группа КОРОЛЬ И ШУТ прогрессирует в инструментальном плане. И, судя по всему, сейчас вы — одна из самых профессиональных российских групп...

Г.: Мы хотим получать драйв от своей игры, прежде всего мы сами хотим сначала кайфовать, а потом уж слушатели. Понимаешь, уже все забыли, что битлы играли–то так себе (Боже упаси, если кто–то усмотрит в моих словах какие–то параллели!). Человек, покупая записи THE BEATLES, просто врубался в настроение битлов, он чувствовал их, чувствовал каждое движение музыкантов. Так и мы: когда КОРОЛЬ И ШУТ играет, я ощущаю каждую струну, каждую гитару, я чувствую каждую сбивку, каждый шорох. Такие вот запары. И полный облом, если я слышу, что "бочка" и бас вдруг не совпадают...

К.: Это как плывешь по течению и упираешься в камень.

— В связи с этим "разборы полетов" после концертов случаются?

Г.: Да мы все и так знаем, кто где и как лажанулся. И такого, чтобы в лицо друг другу гневное что–то бросать, — такого нет. Мы достаточно бесшабашная в этом смысле группа.

— Вы, достигнув массовой популярности у публики, получив признание в среде музыкантов, в чем–то "побугрели"?

Г.: Ты хочешь, блин, чтобы я взял и так вот тебе сказал, что я ощущаю себя звездой, да? Подписался под тем, что я вот такой м...?.. Я считаю, что тот, кто считает себя звездой, тот просто козел. По–другому можно выразиться: я — не звезда, сияющая где–то там, а остальные все здесь и целуют ей пятки, а человек, который знает, что кому–то он нужен.

К.: Нас волнует не то, что думают о каждом из нас, а то, что думают о нашей группе, это самое главное. И личная жизнь для нас не имеет никакого значения.

Г.: Я, может быть, исключение, но меня волнует, что обо мне думают.

— Тебя задевают публикации в прессе, в которых, по твоему мнению, о группе пишут не лучшим образом?

Г.: В принципе задевают. Я очень бываю зол на журналистов, когда они пишут откровенную неправду о нас, лгут, занимаются бессмысленным обсираловом, не в тему критикуют или бросаются в другую крайность и в их статьях появляется ненужный пафос. Мне нравится, когда меня критикуют по делу, потому что я тогда в критике нахожу что–то важное для себя, использую это, я как бы начинаю работать над собой.

Журналист журналисту рознь. Есть такие журналисты, которые откровенно не любят КОРОЛЬ И ШУТ и поливают нас беспонтово, что есть сил. Но я считаю, что любая критика должна приносить пользу: ты не любишь нас — ладно, но раз ты профессиональный журналист, так объясни людям профессионально, что в нас тебе не нравится, может, мы примем к сведению твои слова. А без толку критиковать... зачем? Написал, что мы уроды, ну и что? Мы ответили: сам ты урод. А дальше? Ну в морду он мне хочет дать, так и я его где–нибудь поймаю и тоже дам в морду. Если так рассуждать, то... не знаю.

— Находясь в Минске, лидер–гитарист группы ГОРЬКИЙ ПАРК Алексей Белов в приватном разговоре с одним из белорусских журналистов, говоря о российской рок–музыке, сказал, что творчество группы КОРОЛЬ И ШУТ бездуховно. То есть песни ваши он скорее всего слышал, правда, выводы сделал...

Г.: Да пошел он к черту! Так и напиши. Он, наверное, в Бога верит, да?

— ...

Б.: Напиши: пошел он на...

Г.: Как он понимает жизнь, а как я? Сколько ему лет, а сколько нам? Если ты не видишь выхода, кроме как тянуться к кресту, ради Бога, твое дело. Для меня религия — это история, это музыка, это то, что мне интересно. Для меня больше сделает КОРОЛЬ И ШУТ, чем Бог. И если уж мы затронули эту тему, то скажу (и уверен, что меня многие поддержат), что Бога создал че–ло–век! На самом деле мне интересны древние религии, где было больше богов, где сказки больше! Потому мне интересны индийские религии, древние славянские, скандинавские, индейские, а христианство и мусульманство уперлись каждый в своего одного Бога. Но чем хорошо христианство и чем оно выигрывает — что в нем задета такая проблема, как сострадание. Но... попы все эти... Христианство превратилось в попс. Может, я и чушь говорю, ерунду полную...

Б.: В общем–то, я понимаю Белова: если он действительно слушал наши песни, то тексты ему точно не понравились.

Ц.: ...Не знаю... Некоторые из них действительно сейчас несут что–то несусветное. Тот же Летов, который погряз в остросоциальных текстах, несомненно проигрывающих его ранним вещам. Если честно, я его и не любил–то никогда и не понимал.

— А вы сами своими текстами хотите призвать людей идти туда–то и туда?

Ц.: Про гражданскую позицию вопрос? Политикой мы вообще не интересуемся, а так... у каждого есть своя, персональная позиция, затрагивающая то, что волнует каждого в отдельности. Мы ничего не проповедуем со сцены, не говорим, что надо делать то–то и то–то. У нас свой песенный мир.

— Создавая этот мир, вы не боитесь оторваться от реальности?

Ц.: Нет, не боимся. От действительности никуда не уйти, все равно ты ездишь в трамвае, ходишь по улицам, нередко находишься среди незнакомых людей. Просто мы хотим показать, что, помимо реального мира, есть мир песен, мир сказок, мир, который совсем неплох.

Олег КЛИМОВ

© 2005 музыкальная газета