статья


Aion
Noia

mg90613.jpg (11192 bytes)

Хорошая польская группа издает второй хороший альбом и по–прежнему мало известна в наших краях. Непорядок... Конечно, нам незаслуженно мало знакомы десятки и сотни команд со всего мира. Но так уж получилось, что именно AION нам попался... под руку именно сейчас. Про альбом "Noia" вы прочитаете в одном из ближайших выпусков "extreme page", а собеседником "LEGION"/Novum Vox Mortis в этом интервью был гитарист Милли.

— Можно ли сказать, что второй альбом является переломным моментом в плане стилистики или это скорее продолжение стиля, выбранного на первом CD "Midian"?

— Я должен признать, что несколько композиций напрямую продолжают линию первого диска, но в целом, как мы решительно настаиваем, "Noia" — это шаг вперед, это нечто другое как в музыкальном содержании, так и в плане звучания. Люди, слушавшие оба альбома, надеюсь, разделят наше мнение.

— Я слушал оба и сказал бы так: если на "Midian" вы звучите скорее "metal", а на втором — еще более metal, более массивно, но одновременно — несколько хардроково...

— Хард–рок?! Я не ослышался? Ну тогда ты первый, кому удалось разглядеть в нашей музыке хардроковые элементы. Но вообще–то это замечательно — каждый имеет право на собственное, особенное восприятие. Мы стремились к тому, чтобы новый альбом был более металлическим, чтобы звучание было более мощным, именно этого пытались достичь во время работы в студии. И, думаю, нам это удалось, по крайней мере процентов на 95...

— Над композициями работаете всем коллективом, или есть какой–то "лидер", человек, имеющий решающее влияние на конечный результат?

— Нет ни одной вещи у нас, сделанной кем–то одним. Процесс всегда выглядит так, что кто–либо приносит идею, один–два риффа, иногда это может быть наполовину готовая песня. Но в итоге эта "полупесня" сокращается до нескольких риффов, все остальное мы сообща дорабатываем на репетициях. Кто–то что–то придумает дома, иногда интересные мысли рождаются прямо на репетиции или даже во время выступления. Мы сразу пускаем такие идеи в ход. Но в основном — домашняя работа. Потом это "выносится на суд" группы и утверждается или нет.

— Расскажи тогда об идее использования элементов классической музыки, конкретнее — фрагмента из славной "Кармина бурана". С чего бы это такое пересечение "серьезной" музыки и метал–группы?

— Как–то раз мы с Лукашем (гитарист) пошли на концерт хора "Фермата". В этом хоре поет его сестра, она нас и пригласила на концерт в Познани. В репертуаре как раз были произведения Карла Орффа. Если честно, после этого концерта мы с Лукашем имели "округлившиеся" глаза и вообще... были под впечатлением. Живьем эта музыка нас просто ошеломила, до тех пор мы общались с чем–то подобным, но только посредством аудионосителей. Множество групп использовали это в качестве вступлений (например, SEPULTURA. — Прим. авт.). Музыку Орффа можно услышать в фильмах ужасов, но живьем это звучит совершенно иначе. Короче, мы были дико вдохновлены, а через короткое время Лукаш позаимствовал ноты у своей сестры и принес на репетицию. Более того, он уже даже дома попытался что–то сыграть на тему. Сыграл нам, мы говорили: "Супер, но о чем речь?". Оказывается, его сестра уже уговорила своего режиссера попробовать исполнить орффовское произведение с метал–гитарами. Результат представлен на "Noia" и, по–моему, небезынтересен.

— А обязательно было использовать "живой" хор в наше время, когда сэмплеры и цифровые технологии способны запросто обеспечить сходный эффект?

— Думаю, что ни один самый навороченный сэмплер и другие хитрые штуки не в состоянии заменить настоящий хор. По аналогии с твоим вопросом можно также спросить: а зачем вообще играть на гитаре? Можно взять синтезатор и воспроизвести гитарное звучание на клавишах, верно? Однако разница между настоящим струнным инструментом и синтетическим звучанием будет все равно ощущаться. По крайней мере на сегодняшнем этапе развития техники. К тому же работа с профессиональным хором была и экспериментом, и учебой для нас.

— Ваш первый альбом на Западе был пролицензирован известной фирмой "Massacre" из Германии. Новый альбом также?

— Этот момент до сих пор находится в подвешенном состоянии. Мы не совсем довольны результатами нашего сотрудничества. Условия контракта позволяют нам сейчас искать другого издателя. Мы бы предпочли кого–нибудь другого, нежели "Massacre", так как последние много чего нам обещали, но мало что выполнили.

— Если не секрет, сколько экземпляров CD "Midian" было продано?

— Чуть больше пяти с половиной тысяч.

— Это в сумме на Западе и в Польше?

— Да. Мы не разочарованы, но любой хотел бы больших результатов. Эта цифра могла бы быть намного большей, я имею в виду, что потенциально есть рынок для такого рода музыки. Увы, нам не повезло. Как раз в момент выхода "Midian" фирма "Massacre" заимела большие проблемы с общеевропейской дистрибьюцией, и эти проблемы растянулись на три месяца. Из того, что я знаю, западные группы бывают довольны, когда цифра продаж достигает четырех тысяч. Именно это количество позволяет группе продлить контракт и выпустить следующий альбом. Смотря с кем сравнивать, конечно же... Речь не о METALLICA, продающей миллионы... На фоне множества западных команд, едва преодолевающих тысячный рубеж на переполненном до предела рынке (более 50 новых позиций ежемесячно, в одной стилистике только! — Прим. авт.), мы и так выглядим совсем неплохо...

— Немцы, однако, организовали вам неплохую трассу по Европе...

— Да. Мы выступали вместе с ATROCITY, THEATRE OF TRAGEDY и второй польской группой, также подписанной на "Massacre", — UNDISH (экс–GRAVIORA MANENT. — Прим. авт.). В сумме это было одиннадцать концертов, большинство — в Германии, а также в Швейцарии и Австрии. Это был незабываемый тур...

Андрей МЭН

© 2005 музыкальная газета