статья


Алиса
Константин Кинчев не хочет ссориться со своими фэнами

mg90519.jpg (14725 bytes)

— Судя по сообщениям музыкальных информационных агентств, у вас в последнее время сложились нервные отношения с фэнами АЛИСЫ. Так ли это на самом деле?

— Я знаю, о чем вы говорите, — о том самом московском концерте, где мы обменялись с присутствующими в зале несколькими "любезностями". Это частный случай. Причиной того "конфликта" стало абсолютно хамское поведение отдельных поклонников АЛИСЫ, изгадивших подъезд моего московского дома. Мне потом пришлось с восьми утра его убирать. Кому это понравится? И ладно это было бы однажды, так ведь нет — постоянно гадят, вот в чем дело–то. Ну и накопилось в душе, я и выплеснул свои эмоции в зал. Может быть, я чрезмерно резко все это высказал, за что, в принципе, я потом перед публикой и извинился. Не имеет музыкант права на такую несдержанность, но... сорвался, с кем не бывает — я обычный, живой человек.

— Песня "Звезда свиней" в том числе обращена и к таким вашим поклонникам?

— Да нет, конечно. Но если тебе кажется, что там что–то такое есть, то можешь считать, что и обращена.

— Еще мне кажется, что журналисты, если они вдруг захотят побеседовать с рок–музыкантами о чем–то очень серьезном — о вере, о Боге, — то такого собеседника скорее найдут в Питере, чем в Москве. Вас, Шевчука, Гребенщикова. Что, московские рокеры мыслят гораздо более земными категориями? Может, и в этом тоже сказывается противоречие между питерским и московским роком?

— Нет никакого противоречия, его придумали давно, и это все неправда. Верующий человек с вами и в Москве поговорит о Боге, если захочет.

— АЛИСА на протяжении длительного периода, после смерти Игоря Чумычкина, никак не может определиться со вторым гитаристом. При последней перестановке в ансамбле Пономарева сменил Левин. Какой звук вы ищете?

— Нашли. Думаю, что наконец–то нашли. Евгений Левин — очень хороший музыкант, можете его любить и жаловать... Хотя Чуму, конечно, не заменит никто...

— Ваш новый альбом будет называться "Солнцеворот", что–то ревякинское есть в его имени...

— Не–е–ет. Это совершенно в другую сторону. Что такое "солнцеворот"? Это ход солнца с востока на запад по своей оси. Слово "солнцеворот" — нормальное слово, я его не буду как–то разъединять, расчленять, оно не имеет отношения к ревякинским "узарень", "дарза" и прочим. Ничего в этом слове нет необычного. Или я заблуждаюсь?..

— Чем собираетесь удивить слушателя в новом альбоме?

— Сложно сейчас об этом говорить. Выйдет альбом — сами во всем разберетесь и сделаете свои заключения.

— Вы довольны последним на сегодняшний день студийным альбомом АЛИСЫ "Дурень"?

— Отчасти доволен, отчасти нет. Что–то получилось, что–то не получилось. А вам–то он как?..

— ...Шевчук на протяжении года говорил, что альбом "Любовь" группы ДДТ — очень хороший альбом. Его в этом многие "доброжелатели" пытались разубедить и разубедили в конце концов. По–моему...

— Я скажу так. Последним по времени выхода, концертным альбомом АЛИСЫ "Пляс Сибири на берегах Невы" я доволен больше. Мы — концертная группа, потому и концертные альбомы у нас получаются лучше.

— С чем связано изменение логотипа группы?

— С тем, что художник группы, который объявил некоторое время тому назад о "распаде" АЛИСЫ, захотел, чтобы после "распада" логотип остался с ним, поэтому мы его и изменили. Авторские права на старый логотип группы был под шумок оформлен на "нашего друга–художника", о чем мы ни сном, ни духом не знали, и вдруг он начал предъявлять по этому поводу нам претензии. Мы ему сказали: "Хорошо, оставь этот логотип себе". И нарисовали новый.

— Вышли ноты АЛИСЫ. Вы лично отбирали песни для сборника?

— В отборе непосредственное участие принимали Евгений Левин и Андрей Шаталин. Я тут ни причем, так как нот не знаю, а Левин — большой специалист в этих вещах, так как он играл в оркестре Мариинского театра на валторне. Он человек образованный, профессиональный музыкант.

— Вы сильно отличаетесь от того образа, как вас представила читателям автор книги о Константине Кинчеве Нина Барановская?

— Бесспорно. Не все так у меня выходило гладко и хорошо, как выходит по книге. Когда нужно было действовать и что–то делать в сложных ситуациях, я себя настолько не романтизирую. Все ситуации, в которых я предстаю там героем каким–то, воспринимались мною достаточно обыденно.

— Костя, в прошлом году умер великий, как говорят одни, русский рок–музыкант Андрей "Свин" Панов. А кем он был для вас?

— Царство ему, конечно, небесное... Мы с ним особо не дружили. Женька Левин переживал, он больше был связан со Свином, а мы с Андреем находились чисто в приятельских отношениях: здрасьте — здрасьте — и все, и разбежались.

— Я, может, циничный вопрос задам: смерть Панова — это потеря для русского рока?

— Время покажет.

Олег КЛИМОВ

© 2005 музыкальная газета