статья


Deeds Of Flesh
Аннигиляция звуком

mg90415.jpg (9043 bytes)

Даже в рамках наиболее экстремального стиля музыки — brutal death metal, если задаться целью, можно выделить нечто "самое экстремальное и самое брутальное". Калифорнийский DEEDS OF FLESH — это как раз то, что нам нужно в этом случае! Да это просто чистейшей воды аннигилирующая на субмалекулярном уровне звуковая ударная волна! Омерзительный сгусток дикой агрессивности и непроходимого максимализма, лошадиная доза той самой "тупости и монотонности", без которой death–метал не был бы "смертельным металлом". Хищность и бескомпромиссность — именно этого требуем мы от такой музыки. DEEDS OF FLESH поставляет требуемое в нужных количествах. На вопросы "LEGION"/"VOX MORTIS" отвечает вокалист и гитарист Эрик Линдмарк.

— Для тех, кто еще не знаком с DEEDS OF FLESH, расскажи, пожалуйста, об основных фактах биографии группы...

— Под названием "Действия плоти" мы начали играть в сентябре 1994 года, до конца которого успели выпустить первую демо–ленту "Gradually Melted". Чуть позже этот материал был издан в CD–формате (не)славной фирмой Wild Rags Records. В этот период мы довольно часто выступали на небольших клубных концертах, в основном в ареале западных штатов, вместе с такими известными брутальными актами, как SUFFOCATION, IMMOLATION, MALEVOLENT CREATION, SIX FEET UNDER... Потом нами заинтересовался Дэйв Роттен, шеф испанской фирмы Repulse. После подписания контракта мы записали в довольно сжатые сроки первый полноценный альбом "Trading Pieces", разошедшийся до сего момента тиражом более 5 000 экземпляров. Про смены в составе я не буду распространяться, о’кей? Сейчас в группе играют, кроме меня: Рикки (барабанщик), Джим Ткач (гитара) и Деррик Бойер (басист и второй вокалист).

— И все же, если не секрет, по какой причине состав покинули двое участников?

— Не секрет. Ударник Брэд Палмер решил заняться вплотную образованием, поступив в какую–то хай–скул. У второго парня тоже что–то похожее было. Мы сохраняем с ними отличные приятельские отношения. Их уход не повлиял по большому счету на состояние дел в группе. В конце концов, мозгом группы являюсь я!

— Насколько мы в курсе, вы недавно вернулись из Бразилии...

— Точно! А ты откуда знаешь? Это была тотально безумная трасса! Отличная организация всех шести концертов в крупнейших бразильских мегаполисах, Рио–де–Жанейро и Сан–Паулу, и абсолютно безбашенная публика! Никогда не забудем их гостеприимство и такой горячий прием. Тамошним бруталистам наша музыка очень по душе. Я просто не могу дождаться, когда мы снова туда поедем в июне.

— Догадываюсь, что у вас завязались хорошие контакты с местной death–сценой?

— Да, мы познакомились с массой бразильских групп, среди которых упомяну в первую очередь культовый брутал–акт KRISIUM. Каждый день мы давали три–пять интервью для местных журналов и радиостанций. В какой–то момент мы почувствовали себя в роли настоящих "рок–звезд", ха–ха!

— А сравнивая Бразилию с Европой?

— Бразильцы, конечно, совершенно дикие ребята. К тому же они не так закормлены изобилием концертов. Но в Европе тоже было круто. В 1997 году мы играли там у вас в рамках "Repulsive Tour’97" вместе с INCANTATION, AVULSED и ADRAMELECH. Это были 16 концертов в Германии, Испании, Бельгии, Чехии, Словакии, Словении и Италии. Европейские фэна тоже очень адекватно реагировали на нашу музыку. У вас гораздо круче и веселее на концертах, нежели в Штатах.

— В октябре прошлого года вышел ваш второй альбом...

— Здесь все предельно ясно. Альбом "Inbreeding The Anthropophagy" создавался по простой схеме: еще брутальнее, еще быстрее, еще яростнее! Никакой пощады! Только боль и сумасшествие...

— Ага, мы заметили, что лирика на обоих ваших дисках лучше всего определена, быть может, словом "больная"...

— Тематика наших текстов всегда касается реальных вещей (например, каннибализма в среде мутантов, хи–хи... — Прим. А. Мэн), никаких бредней на религиозные темы. В основном мы стараемся отобразить темные стороны человеческой натуры, наиболее трагические перекосы в сознании...

— Когда можно ожидать ваш новый альбом?

— Думаю, что к лету мы справимся. Правда, на данный момент у нас только три композиции завершены полностью, но, поверь, мы умеем работать много и быстро, когда это необходимо.

— О’кей, ждем с нетерпением такой же мощной порции "антропофагического" брутализма!

— Еще хочу добавить: мы сделаем все, чтобы эта музыка оставалась "больной" и "закрученной"!

А. МЭН
М. ПОГОРЖЕЛЬСКИЙ


© 2005 музыкальная газета