статья


Тайм-Аут
стеб-шоу продолжается!

mg90405.jpg (15348 bytes)

В современной рок–культуре крепко и уверенно держатся на ногах группы так называемой игровой направленности. Уж простите за медицинский термин, но диагноз "ЮмоРок" делится на два вида — врожденный и приобретенный. Например, группы ДВА САМОЛЕТА, НОГУ СВЕЛО! практически с первых дней существования были наделены юмористической направленностью. А вот ВОПЛI ВIДОПЛЯСОВА, МАНГО–МАНГО и ТАЙМ–АУТ лишь недавно заболели "стеб–роком".

"...и знаете, не то чтобы жизнь заставила издеваться над кем–то посредствам кавер–версий. Просто успех в этом случае обеспечен со стороны публики и автора, чей оригинал исковеркали. Уж он–то (автор) точно нас из–под земли достанет! Зато пока длится процесс доставания, всем будет весело"... Так, сказал лидер команды МАНГО–МАНГО, известной своей бессмертной кавер–версией на песню Пугачевой "Балет". С огнем играют и наши сегодняшние герои — московская группа ТАЙМ–АУТ. Один только псевдоним их художественного руководителя чего стоит! А чего же он действительно стоит этому коллективу, вы обязательно узнаете. Я же спешу познакомить всех с вокалистом и тем самым худруком ТАЙМ–АУТА, лучшим другом митьков Александром Минаевым. Кто, если не он, периодически страдает от собственных проделок... Так, в недалеком прошлом вокруг группы ТАЙМ–АУТ бродили разношерстные скандалы — ложные и настоящие. А не бросить ли эту рискованную затею с размножением негативных слухов о собственной команде?

— Сейчас мы никаких скандалов вокруг себя не допускаем и специально не придумываем. Раньше, когда активно выпивали, кое–что из ряда вон выходившее происходило, но вспоминать об этом тяжело.

— Расскажите о мотологической жизни группы ТАЙМ–АУТ.

— Вся деятельность ансамбля совместная. В том числе и наши мотологические начинания касаются каждого из четырех музыкантов ТАЙМ–АУТА. Мы поем мотологические песни, танцы у нас тоже мотологические. Они резко выделяются на фоне рок–концертов, что уж говорить о дискотечных тусовках! В репертуаре нашем есть мотологические стихи, рассказы, трактаты, которые очень неплохо дополняют песенное творчество.

— Вы, как художественный руководитель, по слухам, настоящий диктатор в группе...

— Ну, диктатуры–то особой нет. Только иногда в нужные моменты включаются определенные рычаги, которыми можно управлять немного забывчивыми музыкантами. Чаще всего приходится их встряхивать по поводу работы. Лодырей мы привыкли наказывать как в денежном, так и в моральном плане. А пьянству вообще бой! Вышел на сцену в нетрезвом состоянии — и гонорара как не бывало! Таким образом я управляю или, точнее, справляюсь с пороками внутри коллектива. Конечно, были старые добрые времена неоплачиваемых концертов (в смысле для музыкантов), или квартирников, которые мы записывали на видеокамеру... Но мне, честно говоря, совсем бы не хотелось возвращаться в то время. Кстати, не знаю, как в Питере, там я нечасто бываю, но в Москве масса клубов — и попсовых, и рок–н–ролльных — открылось за последние несколько месяцев. А квартирники больше напоминают светские вечера, где в просторных и, что удивительно, роскошных апартаментах московской музыкальной элиты собираются рок–музыканты. Легкая помпезность добралась и до такого рода мероприятий. Одним словом, жизнь в Москве сейчас бьет ключом. И поэтому я могу спокойно устраивать концерт, зная, что в этот день одновременно со мной на других площадках также проходят выступления иных групп. Публики на всех хватает.

— На ваш взгляд, так ли заметно отличие московского рок–музыканта от питерского?

— Не знаю, в чем конкретно выражается внешнее отличие, но я сразу вижу, кто есть кто. Это действительно ощутимо. Конечно, в какой–то степени творчески московские рокеры больше приближены к эстраде и не чураются выступлений с попсовиками. Но Москва, по моему разумению, винегрет вирусов музыкального характера. Эстрада понабралась рокерских замашек и наоборот. И попробуй им крикнуть: "Занимайтесь своим делом!" А какое оно, это дело? Тут речь о людях творческих и с той, и с другой стороны, а их пути неисповедимы.

— Если проследить последние несколько лет вашего творчества, что пошло в прогресс, а что в деградацию?

— Начнем с прогресса — мы стали очень хорошо играть. Качественно повысился наш уровень игры. Ведь когда–то в начале творчества мы, как АУКЦЫОН, делали акцент на шоу, а не на музыкальную часть. Теперь ТАЙМ–АУТ вырос, и музыка — это наша работа. Мы занимаемся ею профессионально, находя в ней единственное средство к существованию. Ведь на самом деле рок–н–ролл — живая музыка, на которой основываются все остальные направления. Ведь попсовые музыканты черпают откуда?

Теперь о деградации... Вернемся к моим лодырям. У нашего вокалиста Паши Молчанова приступ лени от рождения. А в последнее время он просто ничего не хочет делать. Но с этим мы боремся. Все же скоро уж 12 лет, как существует группа ТАЙМ–АУТ. За это время мы были задействованы и в других творческих целях. Несколько лет подряд участники группы ТАЙМ–АУТ являются постоянными ведущими байк–шоу. Кстати, пользуясь возможностью, хочу пригласить всех белорусских байкеров на следующее шоу, которое обязательно будет этим летом. Скорее всего соберемся под Москвой, в районе Люберец. Обычно для этого арендуется пионерский лагерь. Так что все желающие могут купить билет и три дня с палаткой смотреть на байкерские игрища.

По поводу игрищ: проводятся они на лужайке и представляют собой из ряда вон выходящие аттракционы. К примеру, на лету мотоцикла байкер должен ухватить зубами подвешенную сосиску. Еще опаснее игра байкбол: на ходу мотоцикла необходимо забросить во вражеские врата байкерский шлем.

Вы знаете, чем заканчиваются обычно такие виды спорта? Различными видами травм.

— Надеюсь, вы лично не пострадали?

— Зря надеетесь, я однажды здорово упал с мотоцикла и теперь предпочитаю роликовые коньки.

— Вернемся к гастролям. Как скоро Минск увидит группу ТАЙМ–АУТ?

— Мне почему–то кажется, что у вас мы не так уж известны. Но попробовать выступить не помешало бы. Вот только ваши организаторы нас не очень–то приглашают. А с другой стороны, в Питер нас зовут выступать охотно, а по приезде туда мы вдруг сталкиваемся с ледяной публикой. За время нашего существования мы дали больше полутора тысяч концертов. Объездили весь бывший Советский Союз — от острова Сахалин, Курильской гряды до Прибалтики. Кстати, ТАЙМ–АУТ — единственная группа в мире, давшая живой концерт на Северном полюсе (на географической точке). Это было 21 апреля 1995 года. И после такого количества выступлений нам не то чтобы все равно, перед какой публикой играть, просто мы работаем одинаково хорошо. А на полюс мы попали благодаря нашему другу–бизнесмену из Красноярска. Ведь самим так соригинальничать у нас бы просто денег не хватило. А перед прошлыми выборами президента России этот самый бизнесмен баллотировался на президента Российской Федерации и в момент своей рекламной кампании проводил футбольный матч на Северном полюсе Кубок Сергея Зарянова. Там была команда КВН "Магма", сборная команда космонавтов, сборная полярных летчиков, сборная команда бизнесменов, ребята из красноярского детского дома, журналисты. Ну и мы приехали — поиграли в футбол, поддержали моральный дух.

— Коль уж мы заговорили об отдаленных точках земли, ваше отношение к року с окраины?

— Провинциальный рок достаточно сильно может отличаться от волны московской и питерской. В первую очередь разнится текстовая тематика. Вот, например, возьмем фестивали Шевчука "Рок–97". Помните выступления некоторых провинциальных коллективов? Не называя их имен, отмечу в текстах этих групп запах 80–х, легкую наивность. К примеру, восхваление "Вудстока" или призыв к освобождению рока от крепостного права уже не актуальны. А провинциальные ребята как раз об этом и поют.

С другой стороны, рокеры, живущие в отдаленных от российской столицы уголках, могут очень удачно следовать последним веяниям музыкального характера. Или, не пытаясь подстроиться под современный андерграунд, сами по себе интересны и свежи. Вот друг мой Дмитрий Шагин, "митек", поддерживает связь со многими периферийными группами. Да вообще он такой человек, что к нему стекаются все: наркоманы — лечиться, музыканты — оттянуться под митьковские песни, художники — сами понимаете, что значит для многих из них "митьковское" движение.

— А можно ли узнать о наивысших достижениях группы ТАЙМ–АУТ за последнее время?

— Очень радует выход пластинки "Жертвы научной фантастики", а также клипа с одноименным названием, который мы сняли сами. Наконец–то режиссер Григорий Константинопольский произвел на свет клип ТАЙМ–АУТА "Буратино". Готова видеоверсия "Песни про водолаза". Самое классное, по моему разумению, — это момент съемок. Уж как мы оттянулись на съемочной площадке! На ходу подбрасывали идеи, и к окончанию работы уже никто не мог сказать, что клипы полностью сыграны фантазией клипмейкера. Кстати, "Буратино" — не единственная кавер–версия ТАЙМ–АУТА. Еще на концертах мы исполняем свои версии песен "Нам лижут пятки языка костра" из мультфильма "По следам бременских музыкантов" и танго "Любовь и бедность" из кинофильма "Здравствуйте, я ваша тетя".

— Саша, так все же для чего вам такой псевдоним — Акакий Назарыч Зирбирнштейн?

— Да что вы все пристаете к несчастному Акакию! Нормальное имя. Моей дочке младшей оно очень нравится. А если серьезно — меня, Александра Минаева, часто путали заочно с Сергеем Минаевым. Последний отпугивал всех неформалов, и дабы случайно не быть обиженным, имя, фамилию и даже отчество пришлось изменить... Да я шучу!

Правда в том, что выговорить полный псевдоним такого рок–кумира, как я, нелегко. Даже две мои дочки, посещающие все наши концерты, не могут толком похвастаться, кто их папа. А вообще на другие рок–концерты они не ходят.

— На концертах ТАЙМ–АУТА часто звучат песни ну явно... не для детских ушей.

— Я думаю, что случайно услышанная "не детская" история о взрослой жизни не должна дурно повлиять на моих детей. Ведь в отличие от СЕКТОРА ГАЗА нецензурными выражениями мы не страдаем. Ведь намного занятнее и интереснее заменять мат цензурой так, чтобы публика поняла всю прелесть грамотно и метко изложенных высказываний.

— Вы часом не филолог по образованию?

— Нет. Я уже говорил: музыка — моя единственная профессия. На нее–то я и уповаю.

Александра РУДНИЦКАЯ

© 2005 музыкальная газета