статья


Ляпис Трубецкой
“Зеленоглазая мина”

mg90401.jpg (7958 bytes)

В воскресенье все было тихо и спокойно. Все натужно пытались вспомнить, что же такого было на прошедшей за день до этого "Рок–коронации", когда из Санкт–Петербурга пришло следующее сообщение.

Пресс–релиз для СМИ:
Скандал года: композитор Олег Кваша против белорусской группы ЛЯПИС ТРУБЕЦКОЙ и фирмы Союз!
Начало 1999 года ознаменовано новым крупным скандалом в жизни шоу–бизнеса. На этот раз дело касается авторских прав и прав на тиражирование песни композитора Олега Кваши "Зеленоглазое такси", записанной группой ЛЯПИС ТРУБЕЦКОЙ и изданной фирмой Союз.
Всенародно любимый хит Олега Кваши "Зеленоглазое такси", записанный еще в 80–х годах Михаилом Боярским, был произвольно украден у его автора молодой и амбициозной группой из Республики Беларусь. После обработки "ляписами" песня, так и не дотянув до пародии, стала, по мнению Олега Кваши, откровенным издевательствам над оригиналом.
В течение шести месяцев Олег Кваша вел переговоры и всячески просил новых авторов не исполнять и не тиражировать этот вариант "Зеленоглазого такси". Сергей Михалок, лидер группы ЛЯПИС ТРУБЕЦКОЙ, на личной встрече обещал это Кваше, всячески признавая его авторство. Каково же было удивление Кваши, когда в новогодней программе ОРТ он увидел группу ЛЯПИС ТРУБЕЦКОЙ, исполнявшую именно "Зеленоглазое такси"! А затем из эфира всех радиостанций, имеющих российский формат, словно по команде зазвучала все та же песня Кваши. Вы спросите, в чем дело? Все очень просто: фирма Союз издала новый альбом группы ЛЯПИС ТРУБЕЦКОЙ "Любви копец", где основным хитом является песня Кваши "Зеленоглазое такси". Теперь идет массированная раскрутка альбома, всячески стимулирующая его продажу.
Сам Кваша узнал о выходе альбома из интервью Михалка "Музыкальной газете". Из нее же Кваша узнал, что Сергей Михалок считает "Зеленоглазое такси" одной из своих любимых песен, написанных им же. Комментарии, как говорится, излишни.
В результате Российское авторское общество возбудило по заявлению Олега Кваши судебное дело в отношении фирмы Союз за нарушение авторских прав при тиражировании произведений, за самовольное изменение музыки и текста на сумму 50 000 МРОТ, предусмотренную законодательством. (Это составляет 180 тысяч долларов США). По мнению юристов РАО, по совокупности содеянного фирмой Союз это беспрецедентный случай нарушения авторских прав в современной России.
Алексей Лушников, журналист.


Интересно, не правда ли? Тон, стиль, мрачные подробности злого и наглого преступления. Что можно сказать по этому поводу? С таким вопросом мы обратились к директору группы ЛЯПИС ТРУБЕЦКОЙ Евгению Колмыкову (сам коллектив во главе с "обнаглевшим" Михалком сейчас на гастролях в Латвии). Вот что он нам поведал: "Песню мы такую записали и на концертах ее исполняли. Дело в том, что не наша проблема думать, имеем мы на это право или не имеем, потому что мы ее не тиражировали. Ни разу я от Кваши ничего не получал, и Михалок тоже от него ничего не получал: никаких уведомлений, просьб не выпускать — это все бред. Единственное, что было, это встреча с Квашой в Санкт–Петербурге перед большим концертом в "Юбилейном". Он ничего против не говорил, только сказал: "Молодцы, ребята. Мне очень нравится ваша группа. Вот тут мне письмо пришло от тех, кто занимается моими авторскими правами. Они мне пишут, чтобы я с вами разобрался". Я говорю: "Ну, а что вы будете с нами разбираться? Зачем нам с вами ссориться? Это вообще не наши проблемы". Он говорит: "Я лично не против этого. Все хорошо. Я не понимаю, зачем вообще мне пришла эта бумага. Давайте я вам ее подарю". Он мне его подарил, а я его потом Михалку отдал. Вот так прошла наша встреча. На Новый год к нам обратился Эрнст, чтобы мы именно эту песню спели. Мы сказали: хорошо. Имеем мы на это право или не имеем? Внутреннее право имеем, потому что мы так живем и легко к этому относимся. А имеем ли мы юридическое право, это не наши проблемы. Мы не напрямую работаем с авторскими правами. Это проблемы издательских контор. Причем альбом "Любови капец" выпускали не мы. Это была инициатива Кравцова (директор "Комплексбанка", благодаря которому на студии "Mezzo Forte" был записан первый "белорусский" альбом группы "Ранетое сердце", версия "Зеленоглазого такси" с которого и представлена на "Любови капец". — Прим. авт.). Он его выпускал по договоренности с Союзом. Не мы решали, выходить этой песне или не выходить. Мы не знаем, имеем мы на это право или не имеем. Да и зачем нам об этом думать. Может, Кваша захотел денег заработать?"

Ну, вот. Кое–что уже прояснилось, однако оставались некоторые вопросы вроде того, кто же все–таки выступил инициатором возбуждения дела. На них мог ответить только сам Олег Кваша, с которым нам удалось связаться где–то между вечером и ночью.

— На всякий случай, дабы избежать всяких домыслов: знакомы ли вы с пресс–релизом, распространенным Алексеем Лушниковым, и согласны ли вы со всем, что в нем сказано?

— Мало того, что я с ним (пресс–релизом. — Прим. авт.) знаком, он (Алексей Лушников. — Прим. авт.) у меня непосредственно и брал информацию. Все полностью правильно, за исключением небольшой неточности: диск–то вышел еще в начале августа. Но я действительно пытался последние шесть месяцев приостановить это обвальное хождение. Я не знаю, как с этим в Минске, но тут это просто беда — она в ротации всех радиостанций.

— В Минске она вышла еще в 1996 году...

— Да, я в курсе. Я беседовал с Сергеем (Михалком. — Прим. авт.), и он пообещал, что больше не будет ее тиражировать. Мы же встречались в конце июля, когда они приезжали сюда (в Санкт–Петербург. — Прим. авт.) вместе с МАШЕЙ И МЕДВЕДЯМИ. Просто ко мне пришла бумага из РАО (Российское авторское общество. — Прим. авт.) с тем, чтобы я разрешил тиражирование этой песни. Но, честно говоря, мне не хотелось, и поэтому я отказал. А когда Сергей здесь был с концертами, я подъехал с этой бумагой. И он вместе с Женей Колмыковым пообещал, что никакого тиражирования не будет. Разговор был в "Юбилейном" 30 июля, а бумага пришла 28–го. Я просто живу напротив и подъехал к ним. Они мне сказали, что бумагу эту не составляли. Она заключалась в следующем: Сергей Михалок просит разрешения на тиражирование песни "Зеленоглазое такси" с отчислением, как полагается, гонорара. То есть разрешение лицензии на выпуск. Я вариант этот слышал на "пиратских" кассетах и что... Ну, в КВН же тоже мои песни обыгрывают. Но то же шутка, а тут — шоу–бизнес. Поэтому я подъехал и говорю: "Ребята, давайте на этом деле поставим точку. Вот вам эта бумага. Писали?" Они говорят: "Нет". Я говорю: "Собираетесь тиражировать? " "Нет." "Собираетесь исполнять?" "Нет, мы никогда ее больше исполнять не будем." И в эту же ночь исполнили. Причем у них было два концерта: один в "Юбилейном", другой в "Тенькове". А в "Тенькове" были люди, которые были в курсе этой проблемы. Они взяли и нажали на гашетку камеры и все отсняли. То есть вранье было в этот же вечер. А я с ними еще водки выпил. Ну, по дружбе. Подарил Михалку эту бумагу, которую он якобы не писал. А потом через две недели вышел компакт–диск. И что я тут мог сделать? Союз объявил себя в "де фоле", два месяца они там вообще не предпринимали никаких действий, когда в связи с кризисом объявили о прекращении всяких дел вообще. И когда они выпустили "Союз 23", это было в середине ноября, я им позвонил и сделал 24 ноября письменное заявление. В течение месяца они обещали дать ответ. 24 декабря нужно было вопрос компромиссно решить. А они все стали "валить" на "Mezzo Forte". Но в данном случае не было смысла делать что–то "постфактум" — они издали "ляписов", когда это была неизвестная белорусская университетская команда. И я ее простил. Я решил: то, что они сделали тогда, — бог с ним, самое главное, чтобы это не шло сейчас. Потому что у меня группа так называется — ЗЕЛЕНОГЛАЗОЕ ТАКСИ... В Минске мы не были, но в Питере мы достаточно популярны. Эта песня — моя визитная карточка. Это все равно, что у Шевчука украсть песню "Осень". Есть же какие–то вещи, на которых базируется программа. Все было хорошо в шутку, но когда это перешло на уровень шоу–бизнеса и я пишу заявления, я пытаюсь с ними договориться компромиссом, никаких судов, все тихо–мирно, а меня постоянно "перепасовывают", "музыкальные телефоны" включаются: "нету", "вышел", "ушел", а в результате они взяли ее на ОРТ отсняли в "Новогоднем огоньке". Вы видели этот ужас? Ну, как это можно, имея на руках заявление, что авторы против?

— А вы уверены, что ваше ноябрьское заявление попало к группе?

— Нет, я с тех пор с ними не встречался и имел дело только с руководством Союза.

— В пресс–релизе говорится, что вы узнали о выходе альбома из нашей газеты...

— Нет, это не совсем точно. С вашей станички в Интернете я узнал, что они ее давно поют и делают в рэповых вариантах. А о том, что она вышла, я узнал, позвонив на радиостанцию "Модерн", когда ее включили в ротацию.

— Вы действительно считаете исполнение песни "ляписами" таким плохим?

— Я скажу так... Если бы ее исполняли на КВН (там недавно был вариант еще хуже), в плане юмористическом, не связанном с шоу–бизнесом, я бы это пропустил мимо ушей, потому что столько переделок своих песен приходилось слышать. Это одно, но когда дело касается шоу–бизнеса, когда люди на этом делают деньги, когда они запрашивают разрешение на тиражирование и его не получают, это совсем другое дело. Я когда на Moroz Records издавал свой архив, от меня потребовали расписки со всех музыкантов, которые участвовали в процессе создания фонограмм, включая таких "мастодонтов", как Тынис Мяги. Вы представляете, чего мне стоило его найти? Тем не менее я его нашел, и с каждым музыкантом было заключено соглашение. Это очень важный аспект авторского права.

Забавная, однако, история получилась. Да, еще один момент пресс–релиза. В интервью нашей газете весной 1997 года Сергеем Михалком было сказано следующее:

Вопрос: Ваша любимая и нелюбимая песни из написанных вами?

Сергей: Одна из любимых — "Зеленоглазое такси", потому что она живая, а нелюбимых я не пою.

Как мне кажется, здесь любому понятно, что вся проблема в том, что Михалок действительно написал некоторую ее часть. И он никогда не скрывал (топора в мешке не спрячешь), что песня вообще не его. К тому же в буклете "Любови капец" написано, что автор песни Олег Кваша, который в нашем разговоре сам сказал, что претензий к Михалку в этом плане не имеет: "Дело возбуждено по трем статьям: изменение мелодии, изменение текста и механическое тиражирование без договора с авторами. А больше никаких претензий у меня нет". Так что можно посоветовать автору пресс–релиза не кидаться громкими словами попусту и уточнять детали, а то так можно и самому попасться.

В остальном складывается впечатление, что во всем будет разбираться Союз. Ждите вестей с фронта.

Дмитрий БЕЗКОРОВАЙНЫЙ

© 2005 музыкальная газета