обзор


Great Sorrow
I Hope

mg90127.jpg (7564 bytes)

(p) & (c) 1998 MetalAgen

11tks


Могикане питерской тяжелой сцены как начали "точить струны" с первой композиции, так и закончили на последней, а была бы возможность, так, наверное, вообще не перестали бы играть.
Музыка приятная во всех отношениях, качественный хэви, переходящий в хард и обратно. С текстами же вот какая загогулина. Повелось все это со времен, когда правила бал в Союзе группа АРИЯ, исполнявшая песни на стихи Маргариты Пушкиной. И столько в них было оголтелой патетики, что иногда даже неудобно становилось за музыкантов: как взрослые дядьки могли петь такое. И хоть прошло с тех пор изрядно лет, но сей вирус живет и прекрасно себя чувствует в творчестве экс–советских металлистов. GS не стали исключением из правил: смерть, жизнь, встать с колен, душевные муки, тени, бесцельные годы, мрак и тишина, судный день... Короче, все умерли. Добавили бы "кровь–морковь" — и получился бы полный боекомплект. Даже дедушка Ленин зачем–то упомянут, по которому оттоптались уже лет пять назад. Когда по–английски поют, то все нормально (так как я его не совсем хорошо знаю). Из песен пришлись по душе "Freak Factory", "Danger Mary Jane", "Робин Пакстон и Джо Пикок" (присутствует death и doom — как отголоски начала начал GS), "DonТt Give Up!" (лучшая на альбоме).


О`К

© 2005 музыкальная газета