статья


ДДТ
Группа номер один

mg90120.jpg (11700 bytes)

Прошлый год выдался для Минска с точки зрения импортных гастролеров (в первую очередь российских) необыкновенно богатым и разным: ВОПЛI ВIДОПЛЯСОВА, К. Никольский, БРАВО, КИРПИЧИ, КОЛИБРИ, ГОРЬКИЙ ПАРК, ТАРАКАНЫ!, АУКЦЫОН, ПИКНИК, ЧИЖ И Ко, КОРОЛЬ И ШУТ, В. Зинчук, АЛИСА, Б. Гребенщиков, PEP–SEE, МУМИЙ ТРОЛЛЬ, А. Макаревич, АРИЯ, СПЛИН, ВОСКРЕСЕНИЕ, BEGEMOT, КС, АГАТА КРИСТИ и многие другие. Столица Беларуси смогла увидеть и услышать первейших из первых, самых лучших из лучших рок–музыкантов России. Особняком в этот перечне стоят концерты, организаторами которых выступил минский "Класс–Клуб ДжасКрафт". Это были не просто концерты, а настоящие шоу с участием мировых звезд из дальнего зарубежья Патрисии Каас, группы SCORPIONS. Но затмила собою всех программа "Мир номер ноль" группы ДДТ. Не программа, а некое концептуальное действо, где музыка, текст, оформление сцены, свет, звук составили одно законченное целое...

Ниже вам предлагается интервью с музыкантами ДДТ (в основном, естественно, с лидером команды Юрием Шевчуком), которое они дали "МГ", находясь в Минске. В материале использованы фрагменты беседы автора этого материала с Ю. Шевчуком, состоявшейся в прямом эфире "Радио Мир".

— Юрий, на мой взгляд, в начале девяностых вы написали просто гениальную песню "Рожденный в СССР". Если кто–то из музыкантов и задумывался о том, чтобы как–то в своем творчестве отразить момент распада государства, то после вашей песни ничего более сильного никто написать на эту тему не смог. Чем для вас был Советский Союз, каких воспоминаний с ним больше связано: хороших или не очень хороших?
— Песня была написана мгновенно, в августе 91 года. А по поводу Союза... Это сложнейший разговор, где не обойтись без философии, без истории, если подробно об этом говорить, что–то цитировать из Соловьева, например, Бердяева или еще кого–то, Ленина... Я в этой песне все сказал... В Союзе... было неплохо, но хотелось быть по–настоящему свободными. Мы не понимали тогда, что значит слово "свобода", это очень тяжело на самом деле. Мы ее ждали, рубились за нее, но она обрушилась на нас несколько... Она принесла за собою наше непонимание ее, отсюда — войны, грязь, кровь, нищета, сегодняшние лихорадочные времена и так далее. Есть над чем подумать "рожденному в СССР".
— Вы чувствуете, что помимо того, что являетесь гражданином России, вы еще и гражданин СНГ?
— Да, конечно. На уровне простых, обычных людей Белоруссии, Питера, граждан Москвы, Тулы, Алма–Аты, Еревана, я думаю, что все в порядке. А политики — это определенный класс людей, которые не могут без драки, они полны амбиций. Но мы их выбираем, и наша вина есть в том, что во власти оказываются недостойные люди, мешающие нам жить так же дружно и весело.
— Если бы миром правили рок–н–ролльщики, то что это была бы за жизнь?
— Думаю, было бы еще хуже. Это была бы такая анархия, такая вакханалия...
— Вы себя можете представить в таком правительстве?
— Не–а, нет. В мировой истории был один художник, неудачливый, стоящий во главе государства, его звали Адольф Гитлер, и вы знаете, что случилось. Поэтому художники, артисты, музыканты в политике не нужны, это люди очень горячие, непредсказуемые, амбициозные. Вообще противные люди, а рок–н–ролльщики — тем более. Мы все красивые издалека, в телевизоре, на сцене, а в жизни — мерзкие, противные, гадкие людишки, эгоисты.
— Откуда ж песни получаются, в частности у вас, такие добрые и светлые?
— Песни — это наша лучшая часть, они берутся из того места, куда мы все стремимся, я бы так сказал.
— Игорь Тихомиров, бывший бас–гитарист ДДТ, в программе "Мир номер ноль" отвечал за звук группы, а при работе над одноименной пластинкой он выступил в качестве ее саунд–продюсера...
— Я считаю, что меня очень серьезным образом повысили, раз я отвечал за звук целой группы.
— В свое время Вадима Курылева в ДДТ повышали на две струны: из басиста он переквалифицировался в чистого гитариста...
— Меня повысили на все струны и все клавиши...
— Каким по звуку вы хотели услышать ДДТ в "Мире номер ноль"?
— Мы стремились к тому, чтобы звук был более насыщенным, подчеркивающим текстовую часть новой пластинки.
— Не возникало опасения, что индустриальное, потяжелевшее звучание ДДТ отразится на восприятии слушателем стихов Шевчука?
— Мы очень внимательно следили за тем, чтобы текст именно подчеркивался бы музыкой, а не терялся в ней.
— В каких цветах художник группы Владимир Дворник видит музыкантов ДДТ?
— О–о–о, это такая палитра красок, что я затрудняюсь даже описать их. В программе же я занимался экспериментами в области видеоряда, сценического оформления, света. Раньше группа ДДТ так серьезно не занималась всем этим, а здесь мы решили усилить программу за счет тех вещей, о которых я сказал.
— Юрий, будь вы сторонним наблюдателем, что вы могли бы сказать о новом подходе группы к своим концертным программам?
— На мой взгляд, музыки стало действительно больше, она стала поглубже, это уже не просто перечень аккордов и модный саунд ради моды, а ради расширения образов той или иной мысли, песни. Помимо музыки, программу составляли видеоинсталляции, проецируемые на экран наши, что ли, сны, фильмы о песнях, которые мы пели и играли, цветодекорации. Немаловажно, что это была не моя авторская программа, а работа многих и многих людей.
— Почти одновременно с работой над альбомом "Мир номер ноль" группа ДДТ записала и два сингла. Я знаю, что песни одного из них не входят в пластинку...
— Это такие "народные", как я их называю, песни, которые пишутся у меня постоянно. Они стилистически в новое звучание группы не вписывались, мы выпустим их отдельно, в следующем альбоме: и "Просвистело", и "Гражданку" — эти от души написанные наши песняки.
— Вы следите за группами, которым дали дорогу ваши "ДДТ–фестивали"?
— Мы не ставили такой задачи куда–то эти команды вытолкнуть, и соответственно мы не ждали от них какой–либо благодарности. Мы были просто рады тому, что имели возможность два года подряд проводить эти фестивали. Сложилась такая ситуация, что и в Питере, и в России, да и в странах СНГ выросла целая плеяда молодых команд новой волны, которые сидели, играли в клубах. И мы решили предоставить им сцену без всякой задней мысли. Ребята вышли и сыграли: первый раз — тридцать молодых групп, второй — сорок семь. Сейчас у нас нет таких финансовых возможностей проводить фестивали — сами знаете, кризис. Но как только с деньгами станет получше, мы будем продолжать это дело.
Посмотрите, как сейчас набирают ход СПЛИН, КОРОЛЬ И ШУТ. Достаточно популярны ЗИМОВЬЕ ЗВЕРЕЙ, ТАНКИ, КИРПИЧИ, ПИЛОТ, ЧУФЕЛЛА МАРЗУФЕЛЛА, КС. Фестиваль сделал свое дело в том смысле, что вот об этой новой волне люди просто узнали, не клубная тусовка, а масса людей открыла для себя новые имена. Если бы не кризис, то не только СПЛИН собирал бы сегодня стадионы. Ему повезло больше, так как группу взял под крыло бывший продюсер НАУТИЛУСА ПОМПИЛИУСА и влил в них четверть миллиона долларов, поэтому команда и покатила. Влей в некоторые другие группы кто–либо такие же деньги, они, может быть, покатили бы еще лучше. Та же TEQUILAJAZZZ, флагман питерской альтернативы...
— Вы не обиделись на лидера ТЕКИЛЫ Евгения Федорова, когда он не принял вашего предложения поиграть в ДДТ в рамках "Мира номер ноль"?
— Он сначала согласился, но потом, крепко подумав, отказался. И правильно сделал. TEQUILAJAZZZ — сильная группа, и уходить из нее даже на время было бы шагом очень ответственным. С другой стороны, как оказалось, пообещав ему сто концертов в год, мы бы его обманули — кризис вмешался.
— Белорусские группы через "Музыкальную газету" отправляли в "Театр ДДТ" свои кассеты в надежде пройти отбор к вашему очередному фестивалю...
— Я знаю, что их пришло очень много... Что я могу сказать... Наверное, правильно будет попросить извинения у музыкантов: пусть по причине и независящей от нас, но фестиваль мы провести не смогли. К сожалению, все идет к тому, что и в 99 году его не будет; скорее всего он не состоится и в 2000 году. Но года через два–три мы снова возьмемся за его проведение, я уверен в этом... А кассеты, я вам обещаю, я обязательно прослушаю и если что–нибудь найду интересное, то через ваше издание свяжусь с белорусскими музыкантами, может, удастся кому–то хоть чем–то помочь.
— Барабанщик ДДТ Игорь Доценко в свое время играл в таком "махровом" ВИА, как СИНЯЯ ПТИЦА. Музыканты ДДТ не подтрунивали над этим фактом вашей биографии?
— Да я играл–то там всего ничего!.. Как–то без особых подколок обошлось все. А ансамбль действительно был еще тот, но люди неплохие в нем работали.
— СИНЯЯ ПТИЦА не так давно воссоединилась. Вас не звали поучаствовать в концертах коллектива?
— Ее руководитель Болотный предлагал выступить пару раз на каких–то клубных мероприятиях, но зачем мне это надо?
— Юрий, вы говорили о том, что ваши песни не имеют какого–то конкретного адресата с определенной фамилией. Но мне помнится, что в середине восьмидесятых песню "Дохлая собака" вы посвятили именно МАШИНЕ ВРЕМЕНИ...
— На концертах я так и говорил: "А теперь песня для Андрея Макаревича — "Дохлая собака"!"... Я к Андрюше нормально отношусь, он сделал свое дело в русском роке. Но тут ведь что получается: вот человек большой отрезок своей жизни играл рок, а потом выяснилось, что призвание его состояло совсем в другом: стряпать на кухне. И когда он рок играл, то, быть может, думал все время о том, что когда–нибудь он публично будет на всю страну готовить обеды... Я не люблю кого–то в чем–то упрекать, каждый занимается тем, чем он хочет, но... непонятны такие кульбиты для меня.
— У вас получается сочинять песни в процессе гастролей или же вы пишете их только в перерывах между ними?
— Мы были в Саратове. Переезд по степи в автобусе, август, ночь, и я, да, написал стихи, песню...
— Подарите, пожалуйста, нашим читателям несколько строк из нее...
— Небо звездное, метель августа,
На дороге машин канителица.
Возят засуху, а мне радостно,
Знаю точно: погода изменится.
— Холоднее станет?..
— При ней нам всем можно будет жить...

Олег КЛИМОВ

© 2005 музыкальная газета