статья


Vacuumable
на стадии релаксации

VACUUMABLE
на стадии релаксации


mg85104.jpg (9752 bytes)

С завидной периодичностью, примерно раз в год, минский проект VACUUMABLE выдает в электронный музыкальный мир свои работы. Стоит сказать, что, на мой взгляд, это один из самых интересных и плодовитых проектов. И за достаточно недолгое время своего существования (приблизительно четыре года) он уже успел отлично зарекомендовать себя на белорусской сцене.)

Данное интервью было сделано с Андреем Чугуновым (aka Граф), который, как вы узнаете ниже, сейчас и представляет VACUUMABLE. Посвящено оно выходу нового альбома.
— Насколько я знаю, со времени нашего последнего интервью в судьбе проекта VACUUMABLE произошли некоторые изменения как в музыке, так и в составе. Не мог ли бы ты рассказать об этом подробнее?
— В общем, изменения такие — я остался один. В стилистике никаких изменений, в принципе, нет. Просто музыка стала несколько иной. Изменился подход. А в остальном все по–старому.
— Давай поговорим подробнее о новом подходе.
— Сейчас мне хочется чего–то более реалистичного, нежели кислотно–пластмассового. Музыка должна жить, а не быть такой, что пришел "подергался" и назавтра забыл. Она должна что–то оставлять после себя. Либо это будет за счет очень мягкого и глубокого звучания, чтобы можно было закрыть глаза и полететь, либо там должна быть какая–то запоминающаяся мелодия, сыгранная живым звуком, правда, в электронном исполнении. Это может быть флейта или гитара, "живые" барабаны. Просто это должно как–то жить.
— А что ты делаешь для того, чтобы твоя музыка жила?
— Сложный вопрос. Я живу вместе с ней, и она живет вместе со мной.
— Насколько я понял из прослушанных мною треков, которые вошли в новый альбом, ты несколько изменил звучание собственной музыки. Практически ничего не осталось из драм–н–бэйсовых элементов, которыми обильно была сдобрена предыдущая работа "Organics". Наоборот, появилось больше эмбиентных атмосферических зарисовок, а ритм стал откровенно склоняться в сторону трип– и хип–хопа. Почему?
— Как сказал мой один очень хороший знакомый, сердце уже не бьется в этом ритме. Хочу всех запугать.
— Кстати, как называется новый альбом?
— "Relaxator".
— А почему именно "Relaxator"?
— Потому что абсолютный relax. Никаких там "загружающих" ритмов, въедающихся в мозг. Все очень просто — ложишься и расслабляешься.
— А как ты относишься к тому, что практически все электронные группы Минска игнорируют сложную мелодику? И прослеживается ли это в твоем новом альбоме?
— Я отвечу на первый вопрос, который также будет и ответом на второй. Технически Минск не готов к серьезной мелодике. Не потому, что народ не хочет этого делать либо не может, не умеет. Просто нет соответствующей техники, а компьютера явно не хватает. Конечно, хорошо, что он есть, с ним можно невероятные вещи творить, но если бы был еще хотя бы минимальный набор инструментов, MIDI–клавиатура или еще что–нибудь, было бы гораздо проще. А так очень сложно что–то сделать. Короче, чисто из–за недостатка соответствующей техники Минск не готов.
— Что тебе необходимо для того, чтобы сделать следующий шаг в творчестве, для того, чтобы перепрыгнуть через ту планку, которую ты установил нынешним альбомом?
— В техническом плане — что–нибудь еще кроме компьютера. Не важно, что это будет — какой–нибудь сэмплер или хороший синтезатор. А в ментальном плане я уже начал меняться, и поэтому, когда придет время, я буду уже готов.
— Я знаю, что у тебя недавно родилась дочь. Известный электронный музыкант Howie B, когда у него также родилась дочь, написал альбом "Music For Babies", в котором он выразил всю свою любовь и нежность к ней. Изменилась ли твоя музыка после пополнения в семье?
— Да, очень сильно. Если бы этого не случилось, то музыка была бы более жесткой и агрессивной. А так она такая мягкая, сладкая даже иногда, приятная.
— То есть релаксация появилась в твоем творчестве именно благодаря ребенку?
— Что–то в этом духе. Просто как бы внутри все совсем по–другому стало. Все поменялось, весь мир перевернулся.
— С момента нашего прошлого разговора прошел практически год. Как ты считаешь на сегодняшний день, есть ли перспективы у белорусской электронной музыки? Если есть, то какие? Если нет, то, как по–твоему, ситуация ухудшилась или улучшилась?
— Ситуация ухудшилась. Насчет перспектив очень сложно что–либо сказать. Если будут так же продолжать все это душить здесь на корню, то ничего из этого не выйдет вообще. Будем слушать "Союз–21" или "Союз–25". Пока народ не станет относиться к этому по–другому, ничего с места не сдвинется. Никто не верит, что здесь что–то можно сделать. Пока люди не изменят свое восприятие, никуда это не сдвинется.
— Считаешь ли ты, что у Беларуси есть достаточный потенциал, чтобы в будущем достойно показать себя в Европе? Ведь на сегодняшний день в мире развелось огромное количество электронных музыкантов, которые создают что–то дома, и конкуренция очень высока. Выживают только лучшие из лучших...
— Конечно, потенциал есть. И я даже могу объяснить, почему. Сейчас у нас музыкант, практически не имея аппаратуры, грубо говоря, в одних штанах, делает невероятные вещи. А ты можешь себе представить, что он будет делать, если у него будет хотя бы то же самое, что сейчас имеет каждый домашний музыкант в Европе? Это будут просто невообразимые вещи. Я думаю, что Беларусь еще будет способна утереть нос кому угодно.
— Что для этого нужно, на твой взгляд?
— Сложно сказать, что для этого нужно вообще. Я могу сказать, что нужно мне. Мне нужно помещение, где я мог бы спокойно работать, мне нужен хотя бы минимальный набор аппаратуры, с которым я мог бы работать. Ведь чтобы делать хорошую электронную музыку, нужен хороший электронный "оркестр". А также требуется время, свободное время.
— Вот завершилась работа над твоим новым альбомом. Как ты намерен дать ему путевку в жизнь?
— Я даже не знаю. Сделаю, наверное, пару компактов и раздам их друзьям. Потому что сейчас я пишу музыку, в принципе, только для них, больше это никому не интересно. По сути, это довольно замкнутый круг, не для широких масс. Однако, если кто–то заинтересуется, я буду только рад, а если нет, то нет.
— Большинство электронных музыкантов города Минска практически не заботятся о каком–либо перфомансе на своих концертах. Как ты планируешь и планируешь ли ты вообще решать этот вопрос?
— В принципе, это будет выглядеть примерно так же, как это выглядело и раньше. Будет видео, слайды, вот body–art добавился. Просто тупое стояние на сцене перед компьютером уже надоело.
— "Relaxator" по тематике, наверное, больше эмбиентный. А как ты относишься сегодня к танцевальной электронной музыке?
— Очень хорошо. Я даже пишу танцевальную электронную музыку. Правда она немного специфическая, танцевальный там только ритм.
— Спасение утопающих — дело рук самих утопающих. На большинстве электронных вечеринок, прошедших за этот год в Минске, не было чилл–аутов, а если и были, то это не совсем то, что на самом деле он должен из себя представлять. Как ты считаешь, организацией чилл–аутов должны заниматься сами музыканты, играющие такую музыку, или же они должны ждать чего–то или кого–то?
— Ну, я не знаю. Мне кажется, что такие музыканты должны попросту "забить" на все вечеринки и устраивать свои. Без всяких там танцполов. Просто чилл–ауты. Если сам о себе не позаботишься, никто о тебе не позаботится.
— И напоследок назови людей, которые помогали тебе в создании данного альбома.
— А люди все те же — дорогой Иван Бецун и я, любимый.

Ник ХУДЯКОВ
I.C. (Минская ассоциация экспериментальной электронной музыки)

© 2005 музыкальная газета