статья


Slayer
Diabolus In Moscou

SLAYER
Diabolus In Moscou


mg84911b.jpg (17447 bytes)

4.12.1998, Москва, ДК им. Горбунова, SLAYER, END ZONE THRON

К хорошему люди быстро привыкают. Величайшая группа всех времен и народов, если говорить об экстремальной музыке, появляется в российской столице, и... Нам кажется, что так и должно быть. Или очень хочется, чтобы казалось...
После выступления CRADLE OF FILTH в Москве в сентябре местные газеты грустно констатировали факт: "Это был прощальный залп былому великолепию концертной жизни". Как оказалось, хоронили рано. Энергичные москвичи адаптировались к условиям кризисного декаданса, хочется верить, и что–то вновь начинает происходить. Агентство T.C.I., известное в метал–кругах СНГ какmg84911a.jpg (16009 bytes) организатор российских концертов MOTORHEAD, BIOHAZARD, ROLLINS BAND, рискнуло импортировать очень дорогостоящую группу, рискнуло и... выиграло. Концертный зал ДК им. Горбунова, знаменитой "Горбушки", был практически заполнен, а это около 3000 человек. Еще бы пару сотен зрителей — и было бы действительно "нечем дышать".
Возрастные границы аудитории разительно отличались от увиденного на концерте CANNIBAL CORPSE в Минске. Народ собрался на SLAYER постарше, подростков "тинейджерского" возраста практически не было. После акции я наблюдал массу нормально стриженных мужчин в майках SLAYER и с... сотовыми телефонами, разъезжавшихся с места происшествия на авто последних моделей. SLAYER — команда с 15–летним стажем бомбометания, и наверняка есть много людей, любящих эту группу с тех пор, как записали "Show No Mercy" на катушечный "Маяк".
Растормошением народа занимались две московские группы, прогрессивно–трэшевый END ZONE и грайндо–блэковый THRON, обе протежируемые несгибаемым Эдженом Прайсом. И обе команды не смогли продемонстрировать свой, несомненно, хороший потенциал. Звучание было разлаженным напрочь — играть на слэйеровских настройках и в половину мощности — неблагодарное занятие. Учитывая соотношение масштабов/статусов — неблагодарное вдвойне. Любой группе зачтется выступление на одной сцене с самими SLAYER, но для присутствовавших это была не более чем "нагрузка к дефицитному товару" (помните, при коммунистах были такие шуточки?).
После суппорт–бэндов наступила томительная пауза, длившаяся более часа. Среди наиболее осведомленных москвичей успел проскочить слушок, что, мол, возникли непонятки с оплатой гонорара в установленных размерах (30 000 долларов, если верить тем же кулуарным разговорам). Журналисты–фоторепортеры, коих немало собралось в специальной нише–углублении перед/под сценой, ежеминутно рисковали здоровьем и сохранностью дорогостоящей аппаратуры: прямо им на головы то и дело падали(!), тоже с риском для жизни, разгоряченные фэны из числа наиболее молодой и безбашенной части публики. "Прямо служба спасения какая–то..." — в сердцах процедил сквозь зубы один из габаритных секьюрити, в очередной раз перехватив "тело" налету. Толпа не переставая скандирует слово из шести букв, и в этом "голосе толпы" вовсю начинают проскакивать требовательные нотки...
Свет гаснет, занавес раздвигается. На сцене четыре адских наездника: в центре Том Арайа, по бокам гитаристы Джефф Ханнеман и Керри Кинг, за нагромождением ударностучательных приспособлений — Пол Бостаф. Господа, дамы и товарищи, на сцене боги трэш–метала, великие и неповторимые, культовые и легендарные, страшные и ужасные — SLAYER!
На зачин идет мощнейший кусок "Bitter Piece", стартовая композиция последнего блокбастера "Diabolus In Musica". Мне на некоторое время приходится сосредоточиться на фотографировании, и несколько последующих треков звучат как бы в другом измерении для меня. Отстрелявшись фотовспышкой, я присоединяюсь к hot & crazy людской массе, пятнадцать лет мечтавшей увидеть "Королей метала" живьем. Многие знакомые ехидно проходились по стилистике "Diabolus...", мол, что–то сильно здесь пахнет рэпом и хардкором... Факт: новые вещи живьем вызывают резонанс не меньший, чем классические обкатанные супербоевики группы. Среди шести или семи новых композиций вклиниваются "Mind Control" и идущие одна за одной "Hell Awaits" и "Evil Has No Boundaries". В зале — настоящий амок. В какой–то момент ощущение реальности начинает давать сбои...
SLAYER — это безжалостная истребительная машина, не знающая сбоев. Никаких надуманных шоу–эффектов и сценических ухищрений: просто четыре музыканта и их музыка. Это — самодостаточно. Арайа жестко оккупирует позиции возле микрофонной стойки, гитаристы очень сдержанно перемещаются вдоль сцены, изредка меняясь местами, выдвигаясь на фронт–сайд почти вплотную к зрителям...
"Season Of The Abyss", "South Of Heaven", "Scrum", "Criminally Insane" — эти названия и мелодии знакомы, кажется, чуть ли не со времен детства. Люди поют вместе с Арайей целые куплеты, и это вовсе не кажется удивительным. Знакомое, не раз испытанное ощущение слияния времени, пространства, звука и света здесь и сейчас достигает почти совершенной завершенности. Минуты превращаются в секунды и... Как всегда: время летит слишком быстро...
"War Assemble", "Captor Of Sin", "In The Name Of God", "Dead Skin Mask"... Том Арайа, в реальной жизни оказавшийся замечательно простым и контактным человеком, самым улыбчивым рок–музыкантом в истории журналистов "LEGION", на сцене довольно сдержан и лаконичен. Керри Кинг с гитарой наперевес, с блестящим бритым черепом, торчащей вперед бородой и каменно–невозмутимым фэйсом расхаживает по сцене, всем своим обликом дико напоминая не то гоблина, не то тролля, не то гнома, но — непременно предельно злющего. За всех "отрывается" Ханнеман, вовсю крутит головой и размахивает белобрысым хаером. В жизни они такие же: Том — общительный и мягкий, семьянин; Пол — робкий и застенчивый, барабанщик, одним словом; Джефф — рок–н–ролльный товарищ, совсем не похожий на миллионера — любителя военной амуниции; ну и Керри, мрачный и прохладный...
"Mandatory Suicide", и наконец долгожданный бомбер–ураган всех времен народов — "Raining Blood", окончательно сжигающий и разрушающий. Вступительные риффы — мне кажется, именно в этот момент многие поняли, что они слушают и видят SLAYER живьем. Если, конечно, у кого–то еще сохранились остатки чувств и эмоций.
Ага, про технические дела немного. Звук, несмотря на огромную потенциальную мощь, был довольно щадящим, не выходящим за нормально воспринимаемые пределы, очень селективный и четкий. Этого как раз не доставало на концерте CRADLE OF FILTH: там было ну очень громко. Свет — не самое насыщенное шоу из виденных, но, наверное, большего и не требовалось. Стробосфиты — это круто, когда этого в меру. Мера была.
"Raining Blood" и сцена тонут во мраке. Занавес... Ага, ну и кто же их так быстро отпустит!? Однако пришлось покричать и пошуметь. Когда Арайа вновь появился на боевой позиции, три тысячи человек хлопали, подняв руки. "Thank you" — говорят, при этих словах в глазах Тома сверкали слезы. Надо полагать, этот концерт SLAYER будут вспоминать долго, это вам не пятьсот отмороженных австрийцев и не двести венгров...
"Chemical Warfare" — зная, что совсем близок the end, народ вовсю расходует дополнительные резервы энергии. Затем идет "Haunted The Chapel", плавно и незаметно переходящая в легендарно–скандальный "Angel Of Death". Да... Что бы я тут ни записывал, это действо останется понятным и известным только присутствовавшим. Сочувствую тем, кого там не было. Кризис fucking кризис — все понятно, но это был SLAYER...
"Angel Of Death" — дополнительная кульминация, и на этот раз действительно alles. Пол запускает в зал палочки, Керри сматывает гитарный шнур и бросает следом. Публика нехотя начинает рассредоточиваться. Опять сравнение с минским концертом "каннибалов": милиции много меньше, и она никого не бьет! Странно как–то...
По пути в Минск мы призадумались: "Ага, ну вот и SLAYER мы увидели. Так что же нам еще тогда осталось увидеть?". Кроме DEICIDE, ничего путного в голову не пришло, говоря об экстремальной музыке... Ладно, но все равно на LIMBONIC ART в январе мы в Москву поедем! И на U.D.O. Диркшнайдера тоже сходим.

Андрей МЭН

Интервью с Томом Арайа (SLAYER)

mg84911c.jpg (13303 bytes)

— Прежде всего, Том, позволь от всей души поздравить тебя с приездом в Москву!
— Ох, я просто не могу в это поверить! Это же надо, мы — в России! Я просто счастлив, что мы здесь! Россия, Москва, Красная площадь!!!
— Ты знал, что в странах СНГ у вас много поклонников?
— Да, знал. Мне приходилось встречать людей с просторов бывшего СССР, рассказывавших мне о том, что нас в ваших краях любят и ждут. Наконец–то мы здесь, друзья, ха–ха! И я надеюсь увидеть некоторых из вас на нашем концерте. В будущем, надеюсь, мы приедем к вам еще раз и уже тогда сыграем несколько концертов в разных, теперь уже независимых странах!
— "Diabolus In Musica" разительно отличается от ваших предыдущих альбомов. Чем были вызваны столь существенные изменения звучания и манеры исполнения?
— Почему мы записали именно такой альбом? Да просто так получилось, ха–ха! Мы сочинили новый материал, прослушали его и... "Отлично звучит", — подумали мы.
— И вы не побоялись, что ваше увлечение хардкором может прийтись многим не по душе?
— Нет. Я был очень удивлен, так как и пресса, и наши фэны приняли новый альбом очень тепло. Более того, мы хотели показать, что такое настоящий hardcore, ха–ха!
— Но не кажется ли тебе, Том, что вы просто устали от трэша?
— Нет. Но мы не можем раз за разом записывать похожие друг на друга альбомы. Нельзя постоянно выпускать "Reign In Blood"! Мы должны прогрессировать, развиваться. Именно поэтому мы и записали хардкоровый альбом. Именно поэтому мы записали панковский альбом пару лет назад. Но наша музыка все еще агрессивна. Песни на новом альбоме звучат даже быстрее, чем на "Divine Intervention".
— Хорошо, Том, в чем же выражалось ваше развитие на этот раз?
— Прежде всего совершенно отличалась работа с записью голосовых партий. Манера пения была совершенно иной. Обычно, записывая вокал, я стою около микрофонной стойки. На этот раз я держал микрофон в руке. Ну, и, конечно же, мы использовали множество голосовых эффектов...
— Не так давно вы подписали контракт с Sony Music, одной из самых крупных звукозаписывающих фирм в мире. В этой связи многие могут предположить, что вы стали больше уделять внимания коммерческой стороне вашей музыки...
— Потому что мы подписали контракт с Sony Music? Но мы не подписывали контракта с Sony Music. Мы все еще находимся на American Recordings. А вот American Recordings подписала контракт с Sony Music. Да, Sony на самом деле старается вывести нашу группу на новый уровень, но мы, как бы то ни было, не занимаемся коммерцией. Нас интересует лишь сама музыка.
— Я слышал, совсем недавно вы играли в Польше, где с вами произошел неприятный инцидент...
— Поляки — просто сумасшедший народ. Однако воспоминания о Польше у меня остались не самые приятные... Нас обокрали. Украли личные вещи, одежду. У Джефа украли рюкзак, у меня — одежду для выступления на сцене. И это происходит уже во второй раз, как мы играем в Польше. Мы усилили охрану нашей гримерной, но все напрасно. В ней все равно толпился народ, и нам приходилось самим выталкивать его из комнаты! Никакого порядка! Хотя сам концерт нам очень понравился, нас великолепно принимали. Польша все же — отличное место для гастролей, ха–ха!
— С момента выпуска вашего первого альбома прошло уже пятнадцать лет. Что изменилось за это время? Стали ли вы другими?
— Ничего, ничего не изменилось. Музыкальный мир остался таким, каким он был всегда, — гнилым, ха–ха! Нам по–прежнему нравится гастролировать, хотя жаль, что за гастролями мы не можем посмотреть сами страны. Самолеты, поезда, автобусы, машины... Бесконечное кино.
— SLAYER до сих пор считается лидером thrash metal сцены во всем мире. Можем ли мы, ваши верные фэны, верить вам и надеяться, что и в будущем вы будете оставаться тем символом настоящего трэша, каким являлись все эти годы?
— Мы будем стараться до последних сил! Мы всегда будем SLAYER, мы не собираемся меняться. Мы растем как музыканты, стареем как люди. Но мы всегда останемся SLAYER. Я обещаю...
Дмитрий БАСИК
Фото Андрея МЭНА

© 2005 музыкальная газета