статья


Morse, Steve
Steve Morse

STEVE MORSE

mg84810.jpg (13444 bytes)

Когда место Ричи Блэкмора в DEEP PURPLE занял американский гитарист Стив Морс, многим это не очень понравилось, однако созданные с его участием альбомы "Purpendicular" и "Abandon" показали, что привнесенные им идеи, а также оригинальный стиль и манера исполнения являются той самой свежей кровью, которой легендарному коллективу в последнее время как раз и не хватало.

Находясь сейчас в европейском турне в поддержку своего нового альбома "Abandon", DEEP PURPLE во второй раз заехали в Москву, и Стив Морс любезно согласился ответить на мои вопросы специально для читателей "Музыкальной газеты".
— Журнал "Guitar Player" несколько раз признавал вас лучшим гитаристом. А какие чувства вы испытывали в связи с этим?
— Получать награды — это всегда приятно, но я оцениваю себя достаточно критически и много работаю над собой.
— Вы принимали участие в турне вместе с такими известными музыкантами, как Джон Маклафлин, Эл Ди Меола и Пако Де Люсия. Не могли бы вы рассказать о вашей совместной работе?
— Для этого нам нужно вернуться на несколько лет назад. Тогда мне пришлось заменять Эл Ди Меолу. И в Мексике произошел курьезный случай. Таможня задержала гитару Пако Де Люсии, так как это был новый тип гитары, и он в течение двух дней был без своего инструмента. И когда Пако все-таки вернули гитару, то он обучил меня очень редким ритмам, которые, кроме него, вряд ли кто-нибудь смог бы мне еще показать.
Когда же Эл Ди Меола решил вернуться в состав трио, то меня никто не выгонял, а наоборот, мне предложили открыть и завершить один из их концертов. Вообще я получил огромное удовольствие от работы с такими великолепными музыкантами и многому научился у них. А с Джоном Маклафлином мы до сих пор хорошие друзья.
— А какие воспоминания остались у вас от работы в группе KANSAS?
— Они тоже мои хорошие друзья, и мы все из одного города. А годы, проведенные в KANSAS, я считаю очень удачными, и нам нравилось работать вместе.
— А в чем, если не секрет, кроется причина того, что в 1989 году вы ушли на время из музыки и стали пилотам одной из американских авиакомпаний?
— Музыкальный бизнес — это замкнутый клан, в котором говорят и указывают, что делать. И он, как и любой бизнес, имеет свои черные стороны. Но все же светлых моментов в нем тоже достаточно, и поэтому я через какое-то время решил вернуться в музыку.
Что касается моей летной практики, то я могу сказать, что русские делают очень хорошие самолеты, на них можно входить в штопор и заниматься воздушной акробатикой.
— А чем для вас стало приглашение в DEEP PURPLE: это подарок судьбы или награда за долгий и плодотворный труд?
— Это вполне естественно, что мы работаем вместе, и я считаю себя в данном отношении счастливчиком.

— Помните ли вы свой первый выход на сцену в составе DEEP PURPLE?
— Это было в Мексике. Собралось очень много народу, просто яблоку негде было упасть. И я до сих пор помню свою реакцию на происходящее — был совершенно потрясающий концерт, и мне понадобилось всего лишь пятнадцать секунд, для того чтобы почувствовать себя членом этого легендарного коллектива.
И мне безумно нравится работать в DEEP PURPLE, они все великолепные музыканты, хотя о своих достоинствах очень не любят говорить. Одно дело записать хороший альбом, но быть участником отлаженного монолитного "организма" — это нечто иное, это две разные вещи.
— Стив, вы родились и выросли в Соединенных Штатах Америки, но сейчас играете в английской группе. В чем, на ваш взгляд, состоит сходство и различие между британскими и вообще европейскими музыкантами и их американскими коллегами?
— Музыка — вещь достаточно интернациональная, и я сам вырос на британском роке. Когда DEEP PURPLE приезжали в Америку, то я с удовольствием слушал их композиции, а потом играл их же на своей гитаре. Но вот английский юмор я до сих пор не понимаю.
— Вы выпустили несколько гитарных видеошкол. А на чем вы в первую очередь акцентируете внимание тех, кто хочет научиться гитарному мастерству посредством ваших видеоуроков?
— Нужно постоянно играть, постоянно практиковаться, но лучше всего, если вы играете для кого–то, тогда все ваши занятия будут иметь определенный смысл.
— А хотели бы вы приехать в Россию со своей группой STEVE MORSE BAND?
— Это было бы замечательно! Но сейчас в моей жизни DEEP PURPLE занимает первое место, а все остальное, вся другая работа может идти только после DEEP PURPLE.
— А сколько у вас всего гитар?
— Я не коллекционирую гитары. Когда–то у меня была запасная, дополнительная гитара, но я от нее отказался, и вот уже почти двадцать лет играю на гитаре "Musicman", сделанной специально для меня.
— Что бы вы хотели сказать всем поклонникам DEEP PURPLE и вашего сольного творчества в России и странах СНГ?
— Мое пожелание будет адресовано, наверное, больше музыкантам. Продолжайте играть, любите музыку, совершенствуйте свое мастерство и не сходите с выбранного вами пути.

Алексей ХОЛОПЦЕВ

© 2005 музыкальная газета