статья


Grooverider
и футуристический драм-н-бэйс

GROOVERIDER
и футуристический драм-н-бэйс


mg84807.jpg (11918 bytes)

Долгое время драм–н–бэйсовый ди–джей и продюсер Grooverider являлся чуть ли не синонимом лондонской драм–н–бэйсовой сцены. Этот ди–джей, который в течение десяти лет переиграл все — от соула и джаза до эйсид–хауса, хип–хопа и хардкора (раньше его вообще называли "Grooverider The Hardcore Provider), прошел весь путь развития драм–н–бэйса целиком, от его самых далеких корней, через влияние эмбиента и тек–степа к своему собственному неповторимому звучанию. Благодаря своему таланту и мастерству вскоре он стал резидентом многих крупных лондонских клубов, включая известный Rage.

Творческий путь Grooverider (настоящее имя —– Роджер Бингхэм) начался с эйсид–джаза и эйсид хауса, а также с South London Sound System и пиратской радиостанции FAZE FM.
Первые треки, записанные Роджером, появились в 1993 году под псевдонимом Codename John и являлись смесью рэгги и jump–up, соединением брэйкбита с элементами рэйверской субкультуры, эйсида и техно. Под псеводнимом же Grooverider Роджер выпустил такие более–менее известные треки, как "Dreams Of Heaven" и "Deep Inside", находившиеся на пересечении основных джангловых субтечений — hardstep, darkside и techstep.
Следующим важным этапом в творческой карьере Роджера стало создание собственного лейбла, названного Prototype. "Я создал Prototype в 1993 году. Тогда я был единственным музыкантом, кто издавался на нем. Цель создания была одна — я продюсировал свои собственные работы и издавал их на виниле. Потом все стало несколько серьезнее. Через некоторое время я вынужден был приостановить работу Prototype на год, так как был перегружен ди–джеингом, однако после нашел время для дальнейшего продвижения."
Ни для кого, наверное, не секрет, что большинство действительно талантливых людей достигают успеха во многом благодаря своему оригинальному мышлению. Это оригинальное мышление есть и у Grooverider.
Секрет успеха Роджера заключается не только просто в умении создавать музыку, а еще и в его способности смотреть на шаг вперед. "Без какого–либо хвастовства я могу утверждать, что я слышу нечто, что другие люди постоянно упускают из виду. Это очень помогло мне и в ди–джеинге. Сегодня ведь есть очень много ди–джеев, но они не являются таковыми в моих глазах, потому что у них просто нет ушей. Слишком много людей просто хотят играть музыку. А публика хочет слушать не просто музыку, а действительно новые и интересные вещи. Если иметь это в виду, то можно многого добиться.
Просто быть хорошим ди–джеем сегодня недостаточно. Нужно быть еще и музыкантом, а это уже намного сложнее. Раньше, конечно, все было несколько по–другому. Музыкант был музыкантом, а ди–джей — ди–джеем. Я думаю, что Paul Oakenfold мог бы много рассказать по этому вопросу, так как он —– один из первых ди–джеев, ставших заниматься созданием собственной музыки и сделавших действительно что–то достойное, что вдохновило многих, в том числе и меня. Я просто посмотрел на него и сказал себе: "Хорошо. Если он смог это сделать, то и я могу сделать это, но пойдя по своему пути."
Конечно, в первую очередь я ди–джей, но я люблю музыку. Поэтому для меня вполне нормально то, что я стал заниматься собственным творчеством. Конечно, я не Шопен и я не могу писать симфонии и концерты, но я могу делать хорошую танцевальную музыку."
Благодаря притоку свежей молодой крови, а также отменному чутью и большому мастерству музыкантов, издающихся на Prototype, вскоре его продукция стала у многих ассоциироваться с футуристическим танцевальным драм–н–бэйсом, отрицающим любой консерватизм. Ранние релизы Prototype Ed Rush "Kilimanjaro," DILLINJAТS CYBOTRON "Threshold", BOYMERANG "Still" были действительно хороши.
Далее судьба Роджера крутым образом изменилась. В 1996 году он подписал контракт с дочерним лейблом SONY Higher Ground. На сегодняшний день Grooverider — один из последних музыкантов в длинном списке джангловых имен, вышедших из андерграунда в мир большого шоу–бизнеса. Ведь крупные лейблы — это сегодня не просто записывающие компании, а составные части широких транснациональных корпораций, специализирующихся на индустрии развлечений.
Если заняться небольшими исследованиями изречений Роджера, то можно отыскать следующую фразу: "Я никогда не буду иметь дело с большими лейблами". Резкое изменение отношения к гигантам музыкальной индустрии обусловлено, по его словам, стремлением к свободе. "На SONY мне смогли предложить то, что больше никто из крупных лейблов предложить не смог. Здесь речь не идет даже о деньгах. Они просто сказали: "Делай музыку так, как ты ее делаешь. Это нас устроит". Я абсолютно свободен в творчестве, и никто не указывает мне, что и как делать."
Многие могут подумать, что это своего рода компромисс, но на примере американского хип–хопа, который существует как в андерграунде, так и в списках релизов крупных лейблов, можно сказать, что это не так. "В большинстве случаев лейблы нуждаются в музыкантах точно так же, как и музыканты нуждаются в лейблах, издающих их музыку. Для того чтобы выжить на постоянно развивающемся музыкальном рынке, нужно всегда идти в ногу со временем. Более шестидесяти процентов всей издаваемой музыки потребляется молодежью, поэтому для поддержания своего веса даже самые большие и попсовые лейблы должны уделять внимание молодежной культуре и музыке, а она наряду с попом и роком включает в себя и джангл, и техно, и драм–н–бэйс, и хаус..."
Сразу же после подписания контракта SONY переиздало некоторые работы, сделанные для Prototype, в формате компиляции "The Prototype Years", что еще раз доказало качество музыки этого лейбла.
В 1998 году вышел дебютный альбом Grooverider на Higher Ground. Он был назван "Mysteries Of Funk". Пятнадцатитрековый амбициозный проект такого рода мог выпустить только музыкант с большим опытом и большой музыкальной базой, чего в достатке у Grooverider. Хардкор ("Where Is Jack The Ripper" ), плавная вокальная магия "Rainbows Of Colour", воздушная сэмплделия "Starbase 23", казалось бы, несовместимые вещи, органично собранные воедино благодаря таланту Роджера.
"Mysteries Of Funk" — это фанковый альбом. На что многие говорят: "Как это может быть фанком?" А я отвечаю, что это и есть его тайна (mystery). Фанк — это та музыка, из которой я пришел. Это музыка, которая коснулась меня еще в детстве, и в настоящее время я делаю свою интерпретацию фанка, что, может быть, несколько не согласовывается с общепринятым мнением об этом стиле.
Возможно, через пять лет я смогу выдать другой вариант фанка, но то, что издано на альбоме, — это плод моих мыслей и идей, которые я исповедую в настоящее время. Конечно, в этих пятнадцати треках можно проследить влияние и джазовой музыки, и хип–хопа, и техно, и даже рока. Но это всего лишь моменты. Основа, на мой взгляд, все же фанк."
Сегодня достаточно четко можно оценить перспективы развития танцевальной электронной музыки. Если раньше она не выходила за рамки маленьких независимых лейблов, издающих до 1000 винилов, раскупаемых, как правило, ди–джеями, то сегодня можно однозначно сказать, что взоры музыкальных воротил обратились в сторону уже весьма известных и талантливых электронных музыкантов. Отчасти это обсловлено тем, что многие из них уже имеют достаточно громкое имя благодаря раскрученным на танцполах трекам. С другой стороны, электронная танцевальная музыка становится все более и более популярной, что можно отследить по количеству известных поп–звезд, делающих электронные ремиксы на свои вещи или сотрудничающих с именитыми электронщиками.
Если говорить в общем, то это, конечно, хорошо, так как многое из мира андерграунда станет доступно широкой аудитории. Однако не стоит забывать и о том, что издание широкомасштабных электронных альбомов может привести к существенному упрощению и опошлению электронной музыки, чего, конечно, не хотелось бы.

Ник ХУДЯКОВ (I.C.)

© 2005 музыкальная газета