статья


Znich
Огонь, вода и медные трубы...

ZNICH
Огонь, вода
и медные трубы...


mg84804.jpg (24055 bytes)

Вроде и не так давно засияла на белорусском экстремальном небосклоне группа ZNICH, тем не менее многие астрономы–любители уже обратили свои взоры на данный объект. Ребята успели понаделать шуму в музыкальных кругах, и прежде всего тем, что песни–то у них на родном, белорусском языке. Сей факт долго и упорно варился в консервативном сознании большинства экстремальщиков, не признающих никаких отступлений от англоязычной позиции, но и они в конце концов вынуждены были сдаться перед чарующим обаянием огненно–брутальной стихии.

В одном из номеров "МГ" мы уже рассказывали об этой достославной команде, но с тех пор, как говорится, много воды утекло, поэтому, думаю, читателям нелишне будет напомнить, что группа ZNICH состоит из следующих особ: Алесь Таболич (А. — вокал, тексты), Александр Камлюк (гитара), Павел Заручевский (бас), Денис Галицкий (Д. — ударные).
Беседа с оными происходила в помещении минского кинотеатра "Октябрь", где обилие зелени и беззаботное чириканье птичек как нельзя лучше располагали к пантеистическому настроению.

— В чем корни вашей идеологии? И вообще кто у вас задает тон в группе, кто самый главный?
А.: — У нас сейчас все главные, то есть каждый имеет свою точку зрения и может ее выразить. А вообще сейчас группа заметно преобразовалась. У прежнего состава не было такой сплоченности и объединяющих идей. Хотя идеология группы изначально была направлена на то, чтобы возродить интерес к национальной культуре, языку.
Денис[КН1]: — Дело в том, что петь на английском — это значит ориентироваться на западный рынок, но нам кажется, что нет смысла зацикливаться на западном рынке, надо продвигать шоу–бизнес здесь.
А.: — А если подойти серьезно, то кто у нас может нормально петь на английском? Это все равно, что разговаривать на "трасянке". Мы, по сути, были первыми или, по крайней мере, одними из первых, кто начал использовать белорусский язык в экстремальной музыке.
— Имеет ли для вас большое значение, с кем выступать?
А.: — Тут есть один момент, который нам не очень нравится. Когда мы выступаем вместе с белорусскоязычными рок–н–ролльщиками, это вызывает недоумение у многих экстремалов. Мол, чего это вы вместе в КРАМОЙ лабаете? А с другой стороны, рок–н–ролльщики на нас косятся, как на каких–то "злобарей". Хотя любая публика воспринимает нас хорошо, и мне лично непонятно, почему нужно обязательно попадать в какой–то лагерь и зависеть от него. Мы ведь стремимся в первую очередь показать себя и свою музыку, а не подстраиваться под стилистику мероприятия.
— Откуда стекались люди в команду?
А:– Я знал ребят еще с 1994 года. Тогда проходил фестиваль, приуроченный к дате битвы под Оршей. Там–то мы и познакомились. Денис и Паша играли раньше в группе HOSPICE, а после того, как группа распалась, они оказались в Минске и мы стали играть вместе. А гитарист нашелся по объявлению в газете. Саша был первым из тех, кто позвонил. И он в итоге оказался самым подходящим для нас вариантом.
— Чьи оценки для вас являются более значимыми: публики или коллег–музыкантов?
Павел: — Это сложный вопрос, поскольку из двух зол всегда нужно выбирать меньшее. Нами уже давно было замечено, что большей части населения нравится простая, веселая, незатейливая музыка, чтобы можно было попить пива, потанцевать и "оторваться" на концерте. А музыканты, с которыми ты общаешься, обращают внимание на то, какие аккорды ты берешь, на уровень владения инструментом, то есть оценивают группу по другим критериям.
Д.: — Тут есть еще третья точка зрения — то, что нравится тебе самому. И что из этого всего важнее, определить очень сложно.
А.: — Мы постоянно находимся в состоянии поиска. Песни должны быть разноплановыми, не похожими друг на друга. Мы еще ищем тот стержень, который поможет нам сделать музыку более интересной.
Д.: — В итоге нужно, чтобы и самим музыкантам нравилось то, что они делают, и публике было приятно.
Александр: — Сейчас группа ZNICH стремится к тому, чтобы, во–первых, делать более сложную в техническом плане музыку, во–вторых, эта музыка должна быть разнообразнее и "вкуснее".
— Пару слов о тематике песен.
А.: — Основная тема — это единение человека с природой. Раньше у нас в текстах преобладали сказочные мотивы. Так, например, в текстах одной из программ рассказывалось о племени невров, живших некогда на территории современного Полесья, которые каждый год отмечали языческий праздник Волка. Эти тексты в совокупности представляли собой как бы эпос в миниатюре и были навеяны знакомством с некоторыми историческими фактами.
Д.: — А несколько последних текстов Алесь написал в таком настроении, которое я бы назвал "есенинским".
А.: — Да, теперь тексты скорее относятся к философской лирике. Я стараюсь выразить в них мое восприятие мира, мое понимание природы и нас в ней.
— Поговорим о внутреннем содержании вашего творчества. Какое место занимает Знич в пантеоне языческих богов?
А.: — Это был бог погребального огня. Когда молния ударяла в дерево, наши далекие предки считали, что это знак свыше, что это Перун послал им священный огонь. И они стремились сохранить этот огонь любыми средствами и в дождь, и в снег. Так продолжалось веками, пока не пришли христиане, выполнившие функцию "пожарников" (с улыбкой. — Прим. авт.) и потушившие сакральное пламя. А мы пытаемся возродить этот огонь.
Д.: — И прежде всего внутри себя.
А.: — Да, потому что огонь — это не только тепло и свет, но еще и стихия, которая может как созидать, так и разрушать.
— Вашему имиджу неоязычников соответствует какая–то реальная основа? Вы отмечаете языческие праздники, справляете какие–то культы или же все это — просто красивый ярлычок?
Д.: — Про ярлычок однозначно не ответишь, а по поводу неоязычества можно развить обширную философию. Мне кажется, вовсе нет необходимости отмечать какие–то праздники, главное — иметь определенные убеждения, веру, стремиться жить в гармонии с окружающим миром. Основной постулат язычества, по сути, заключается в том, что боги представляют собой как бы лики[КН2] природы, и его можно вообще перевести в русло того, что все и вся по большому счету подчиняется законам природы. И, исходя из этого, ядерную физику тоже можно причислить к разряду неоязычества, поскольку она исследует явления природы. А музыка для нас — это неотъемлемая часть жизни, это способ убежать от обыденности и высказать то, что накопилось в душе.
Вот такие бывают музыканты: с пламенем в сердце, искорками в глазах и без всякого намерения водить вилами по воде. Того и гляди медные трубы не за горами. Во всяком случае, определенную долю популярности они уже успели завоевать. А тот, кто заинтересован в контакте с группой, может сделать это по адресу: 220049, Минск, а/я 26. Камлюку А. e–mail: znich@yahoo.com.

Ирина ШУМСКАЯ
Фото Дмитрия ТРАЕНОВИЧА


© 2005 музыкальная газета