статья


Грицаенко, Виктор
Последний рок-романтик жестокого века

Виктор ГРИЦАЕНКО
Последний рок–романтик жестокого века


mg84704.jpg (12805 bytes)

Виктор Грицаенко, директор питерских групп ПИКНИК и КАЛЬВАДОС, личность яркая, интереснейшая, внимательная, честная, добрая и... побольше бы таких людей. Особенно в мире рок–н–ролла и шоу–бизнеса...

— Виктор, как человек, профессионально занимающийся рок–н–роллом уже много лет, ты, наверное, определил для себя, чем эта музыка стала для вашего поколения?
— Как и большинство администраторов, я в прошлом музыкант ничего не добившейся группы. Поэтому восприятие скорее эмоциональное: мне нравится эта работа, и я ее делаю.
— Уровень наших артистов, как принято считать, не дотягивает до общемировых стандартов. А что ты скажешь об административном, так скажем, звене?
— Кто–то сказал, что отечественный рок–н–ролл — музыка дилетантов (без негативного подтекста), и, как следствие, менеджментом занимаются люди, также не имеющие профессиональной подготовки. Отбор директора группы происходит по принципу: "мы его знаем, он парень хороший". А вообще вопрос очень серьезный, и корни его в нашей стране лежат в далеких 60–х, когда ни–че–го не произошло. На Западе еще в тридцатые годы смекнули, что шоу–бизнес — серьезная форма пополнения госбюджета и собственных карманов. Там быстренько сориентировали музыкальные учебные заведения на преподавание эстрадных дисциплин, включавших в себя все достижения в технике владения инструментами и вокалом, сценическое движение, культуру речи, основы менеджмента и так далее и тому подобное. А в ходе развития "уличной" музыки тут же формировались классы исполнителей блюза, фанка, диско, рока и прочего. Развились и стали гигантскими корпорациями записывающие фирмы и производители музыкальных инструментов. Во всем мире бизнес и музыка идут вместе, открыто декларируя свою связь и зависимость друг от друга, и это нормально. У нас ситуация меняется медленно, инерционность сознания настолько велика, что мы в 1998 году зачастую не желаем признать, что только деньги делают новые деньги и только они лежат в основе благополучия артиста. Не хочу обидеть поклонников спорта, но взглянем на ситуацию объективно и проведем некоторые параллели. В СССР, а теперь в России на правительственном уровне культивируется "здоровый" образ жизни. Замечательно. Спорт изначально напоминал индустрию — в школах кружки, затем любительские секции, обеспеченные из бюджета предприятий всем необходимым, далее отраслевые спортобъединения — "Сокол", "Динамо", ряд других, где люди уже профессионально занимаются спортом для последнего перехода в сборную страны. Спорт в отличие от современной музыки является частью государственной машины со своим Госкомспортом, бюджетом, технической базой, недвижимостью и что очень важно — своими каналами информации. Любопытно, что ежедневно (!) на каждом телевизионном канале, в лучшее время после новостей идет спецвыпуск "спортивных событий". В то время как о современной музыке в "новостях культуры", как правило, ни слова. Создается впечатление, что это часть государственной политики. Не лишним будет упомянуть, что именно развитая спортиндустрия подарила миру массу русских чемпионов, но она же и выпестовала в России армию разочаровавшихся спортсменов, плавно перешедших в различные "охранные" структуры. Ясно, что в столь не равных условиях не смогут развиться и получить мировое признание наши БИТЛЗ и РОЛЛИНГ СТОУНЗ. И весь пафос наших грандов рок–н–ролла на Западе воспринимают так же, как мы монгольский рок–н–ролл.
— Но, судя по рекламным кампаниям и уровню проведения концертов, фестивалей, гастролей, наш административно–технический корпус все же развивается?
— Есть одиночки, преданные своему делу и действующие скорее на ощупь, а не наобум, что уже хорошо. Но нет главного, нет шоу– бизнеса. Нет мощных компаний, способных обеспечить весь цикл деятельности — талант, деньги, запись, промоушн, концерты, концерты, концерты, деньги и обеспеченная, овеянная славой старость. "Промоушн" по–русски — это когда "нас везде..." и мы рады. А медиаметрия и здравый смысл показывают, что потенциальная аудитория не пользуется и половиной задействованных каналов информации. Или, например, рассуждения о маркетинге. Как известно, основная задача маркетолога — изучив рынок сбыта, предложить производителю приблизить товар к потребителю либо вообще переориентировать производство в соответствии с требованиями рынка. Ну и как вы себе это представляете?
— Иными словами: не принято влиять на творчество, даже если это обещает принести хорошую прибыль?
— Во всех известных рок-группах директор имеет право совещательного голоса, но не более, и это разумно. Музыканты в свою очередь не обременяют себя решением административных ребусов, полагаясь на тебя. Так и обеспечивается баланс отношений.
— Существует ли система контрактов в группах?
— В общем, да, контракт регламентирует обязательства членов группы и охраняет их права. Но что характерно для России: устное соглашение, основанное на порядочности, крепче любой бумаги. Я работаю с ПИКНИКОМ уже почти три года "на слово", и еще ни разу не пришлось ругаться матом в подушку.
— Мы заговорили о ПИКНИКЕ. Очень мало информации сопровождает деятельность этой группы. Что это, сознательная политика или слабость менеджмента?
— Если сила менеджмента в том, чтобы платить за статьи и эфиры, то да, я слаб. ЦТ окончательно отвернулось от рок–аудитории, FM–станции не балуют эфирами, а газеты пестрят чем–то круглым и не всегда одетым, что окончательно убедило поклонников не тратить зря времени, а, купив кассету, слушать, что хочешь и сколько хочешь. На сегодняшний день я наблюдаю возврат к старому способу распространения информации — "магнитофонной культуре".
— Тем не менее информация о новых группах, например, СПЛИНЕ, говорит о внимании масс–медиа к музыке.
— Мы опять возвращаемся к инерционности сознания части людей, и тем печальнее, что они — журналисты, которым в первую очередь и должен быть интересен весь спектр рок–сцены страны. Я помню, как больше двух лет назад, осенью, я обивал пороги редакций Питера и Москвы с альбомом "Коллекционер оружия" группы СПЛИН и, потея от злости (чтобы не показать виду), доказывал, что у этой группы большое будущее. Спустя год ряд толстых журналов Москвы получил редакционное задание написать о "звезде". Вот и не так давно я пошел обивать пороги с альбомом молодой группы КАЛЬВАДОС, зная, что все будет так же.

СПРАВКА
Группа КАЛЬВАДОС — образована в 1996 году. Состав: Паша Чумаков — гитара, вокал, тексты; Макс Черзер — бас; Радмир Газиев — гитара; Игорь Федоров — ударные. Записанный альбом — "Кальвадос" на DDT Records.

— Ты уверен, что КАЛЬВАДОС столь же одарен, как СПЛИН?
— Более чем, их музыка "корневая", она очень искренна и эмоциональна. Их замечаешь сразу из вороха кассет, и уже невозможно не прослушать еще и еще. При том, что КАЛЬВАДОС, как и СПЛИН, не несут в своей музыке каких–либо музыкальных новаций, это и есть русский рок, музыка массовая и, простите за каламбур, — кассовая. Главное для них в первые год–два, сформировав свою и только свою архитектуру звука, не начать "печь блины", а писать столь же честно и сильно, любя эту жизнь столь же яростно и чтобы каждый раз как в первый.
— Можно ли сравнить лидеров СПЛИНА Сашу Васильева и КАЛЬВАДОСА Пашу Чумакова?
— Можно, но зачем? Они абсолютно разные по характерам, внешности, манерам. Я не хочу обсуждать творчество, но, пожалуй, Паша пишет легче, играючи. Хотя есть и общие моменты — оба пользуются завидным успехом у прекрасного пола.
— Популярность кружит голову. Ты не боишься, что, "раскрутив" КАЛЬВАДОС, получишь этаких баловней судьбы?
— Боюсь, поэтому подписал с ними контракт, по которому появившаяся "звезда" будет вырубаться вместе с той частью тела, на которой она засияет.
— КАЛЬВАДОС — группа интернациональная. Надеюсь, приставка "интернейшнл" не появится в названии группы?
— Я замечал, что в составах всех ныне известных групп люди разных национальностей. Наверное, только такие гремучие смеси и способны создавать что–то по–настоящему значимое. Паша и Макс — из Донецка, отсюда распевность и романтизм. Радмир — из Башкирии, где всегда были в почете яркие гитарные партии. Игорь Федоров (экс–ТЕЛЕВИЗОР, НЭП) — один из лучших барабанщиков России. Я очень благодарен Игорю за то, что он, музыкант с именем и огромным опытом, принял приглашение группы.
— Насколько мне известно, в записи альбома принимали участие и более именитые музыканты?
— Да, действительно, в записи некоторых песен участвовали Игорь Доценко и Сергей Чиграков, их опыт работы на студии очень пригодился молодой группе.
— Твое отношение к клубной сцене?
— Кто я такой, чтобы давать оценку? Я тепло отношусь к самым разным молодым группам и желаю им всяческих благ. Наверное, они лукавят, говоря, что им нравится играть в клубах, хоть бы и всю жизнь. Каждый музыкант мечтает о больших залах, и не надо этого стесняться. А клубная жизнь Питера — это тот кайф и адреналин, который еще не раз порадует нас новыми голосами.

В подготовке интервью участвовала Анастасия ГРИЦАЙ
Фото Максима МАЛИНОВСКОГО


© 2005 музыкальная газета