статья


Catatonia
Романтики с большой дороги

CATATONIA
Романтики
с большой дороги


Кататония (от греческого catatonos — натянутый) — психическое расстройство с преобладанием двигательных нарушений. Кататонический ступор — у человека состояние обездвиженности с отсутствием реакций на внешние раздражители, в том числе болевые.
("Советский энциклопедический словарь")


Cerys Matthews (вокал)
Mark Roberts (гитара)
Paul Jones (бас)
Aled Richards (ударные)
Owen Powell (гитара)


У них там в Британии все с ума посходили! Меня возмущают две вещи. Загляните в хит–парад синглов: там на каждой неделе практически одни и те же имена, песни находятся в "Top 20" иногда почти целый месяц. Непорядок. Скучно слушать каждый день по радио хорошие, но одни и те же хиты. То ли слушатели перестали интересоваться новыми группами, то ли исполнители совсем разучились сочинять хитовые композиции. Налицо явный недостаток хороших поп–песен. Брит–поп как–то незаметно за пару лет вымел из чартов очень много негитарной музыки, и теперь все уже привыкли, что существуют серьезные группы (RADIOHEAD, THE VERVE и т.д.) и, знаете, такие веселенькие, вроде LIGHTING SEEDS или TRAVIS. Робби Уилльямс, пожалуй, единственный парень в брит–попе, который понял все и стал заниматься настоящей поп–музыкой, стильной и блестящей.
Это было первое. Теперь второе. Что у них там с девушками происходит?! Если опустить (хотя лучше не надо) соло–исполнительниц, то складывается мрачноватая картинка. Взгляните на женские, полуженские и тому подобные британские коллективы: почему–то девушки–вокалистки и фронтменши постоянно заявляют о том, что они круты и могут делать свою работу не хуже мужчин. Какое мне дело до того, что Джастин Фришмэн умеет лабать рок не хуже Дэймона Албарна? SLEEPER, ECHOBELLY, KENICKIE (земля пухом) — инди, все хотят быть инди. Поздновато. Народ желает попсы. Почему бы женщинам не вернуться к своей женственности и перестать косить под дерзких мальчиков?
Подведя итог моим брит-поп-страданиям в двух пунктах, предлагаю вам посмотреть, какой сингл, по мнению журнала "Q", был лучшим в 1998 году: CATATONIA "Road Rage". Вы слышали эту песню? А эту группу? Напрасно, обязательно сделайте это. Почему? Сейчас попытаюсь объяснить.
Вообще в Уэльсе много талантливых коллективов: MANIC STREET PREACHERS, SUPER FURRY ANIMALS, GORKYТS ZYGOTIC MUNCI и другие. Однако пионеры валлийской музыкальной сцены 90–х, CATATONIA почему–то были практически неизвестны до 1997 года, когда вышел их сингл "Mulder And Skully".
Сириз — звезда. Сириз — блестящая женщина. Сириз — вокалистка группы CATATONIA. Ее голос невозможно не узнать: мощный, но по–детски наивный, как у Bjork, хрипловатый и чувственный. Однако долгое время не прекрасный голос, а буйный характер Сириз был маркой CATATONIA. С 1993 года, когда только увидел свет первый сингл группы "Tinkerbell", мисс Мэттьюз стала известна в музыкальных кругах, как самая крутая пьяница и хулиганка. Она вышвыривала телевизор из окна своего дома в Кардиффе, она начинала вечеринку в Саутгемптоне и, очнувшись уже где–то во Франции, плевать хотела на то, что у нее концерт в Брайтоне. Одним словом, она была прекрасна и удивительна.
Сириз Мэттьюз родилась в апреле 1969 года в городе Кардиффе. Будущая звезда хотела быть... звездой! Ей частенько бывало скучно до потери пульса, и поэтому она находила себе занятия. Сириз изучала биологию, работала медсестрой в психиатрической клинике в Испании и выучила испанский и французский, что вообще не свойственно британцам, которые предпочитают говорить лишь на своем родном. В юности на ее голос мало кто обращал внимание, хотя Сириз пела в школьном хоре, и девчонка взялась за гитару и принялась за изучение аккордов композиций THE BEATLES и народных валлийских песен. "В первый раз мне сказали, что у меня хороший голос, когда я работала в местном баре и распевала народные песни со всякими дедушками", — вспоминает Сириз.
Сменив множество работ, Мэттьюз все же почувствовала, что больше всего на свете хочет петь. Несомненно, это была судьба, когда гитарист Марк Робертс, который уже был известен своей постпанковской группой Y CYRFF, случайно услышал, как поет Сириз. Марк мгновенно влюбился в этот голос, впрочем, в саму девушку тоже. Короче говоря, вместе они решили создать группу, в которую пригласили басиста Пола Джонса, что играл вместе с Марком в Y CYRFF, и еще ударника по имени Daf Leuan, который через пару лет ушел барабанить в SUPER FURRY ANIMALS. Но это не главное. Несмотря на свое мрачное название, CATATONIA играли инди–поп. Почему инди? Потому что в начале 90–х практически все было инди. Это было модное слово и стиль жизни. Так вот, только в 1996 году, после многочисленных синглов, увидел свет дебютный альбом группы "Way Beyond Blue", который прошел незамеченным. Было чертовски обидно, но CATATONIA не впали в состояние, которое свойственно кататоникам, а быстренько начали готовить новую запись.
Новый альбом "International Velvet" (1998) — превосходный набор красивейших гитарных поп–композиций. "I Am The Mob", "Mulder And Skully", "Road Rage", "My Selfish Gene" — безусловные конфетки. О чем песни CATATONIA? Это банально, но о любви, о взаимоотношениях. "Большинство наших текстов — это как смех сквозь слезы, — говорит Сириз. — Этот биологический импульс быть в отношениях с кем–то всегда приводил меня в смущение. Любовь — это неразбериха, но я точно знаю, что самая большая любовь моей жизни — это группа. Я предельно доверяю этим людям".
Сириз обожает возиться в своем саду, готовить и вязать. Просто и банально, как у многих людей. Кажется, CATATONIA должна быть популярна в среде домохозяек. "Это превосходно, — говорит Сириз. — Понимаете, я всегда хотела создавать песни, которые заставляли бы домохозяек дышать чаще. Мне всегда нравились мега–поп–песни. Это могли быть ABBA, Leo Sayer, THE HOLLIES... Какая разница, хоть Ллойд Уэббер или какой–нибудь кретин. Лишь бы это были звуки, которые вы схватываете, когда делаете самую муторную работу... Вот что я хочу слушать и что я хочу делать. Я ничего не знаю о музыке, о датах, эпохах и все такое. Я просто люблю ее безгранично. Я старый добрый романтик. Большущий романтик".
Романтика. А почему нет? Возможно, именно это и должно заполнить вакуум у вас внутри. Знаете, когда небо над тобой такое большущее, что захватывает дух, невольно хочется думать о чем–то высоком и великом, о вечности и конце тысячелетия. А потом вдруг хочется вскочить и позвонить своей подружке (ну или другу), а почему, сам не знаешь. Но скорее всего потому, что и вечность, и твои взаимоотношения с людьми — это если и не одно и то же, то по крайней мере очень тесно связанные вещи. И об этом поет Сириз, об этом пытается рассказать Марк в своих песнях. Марк и Сириз расстались (я о любви) два года назад. И они признают, что гораздо больше с тех пор говорят друг другу в своих песнях, чем во время общения. Так что послушайте их. Возможно, они помогут и вам разобраться в ваших запутанных взаимоотношениях.

K.S.

© 2005 музыкальная газета