статья


Cher
Бунтарская кровь

CHER
Бунтарская кровь


Когда Шер была еще достаточно молода, музыка казалась ей легким флиртом по сравнению с брачной одержимостью пластическими операциями, сексом с молокососами и зрелыми мужчинами, которых она охмурила бесчисленное количество. Не будем также забывать, что петь ее заставила нужда, а именно необходимость финансовой подпитки для будущей актерской карьеры, о которой она мечтала с детства. Ныне ей уже 52, и любовный аппетит резонно поутих. Нормальной семьи как никогда не было, так и нет. Но до творческого климакса еще далеко. Ее новые кинопроекты и альбом "Believe" на удивление дышат зимней свежестью. Старая рокерша занялась танцевальной музыкой!.. Как это могло случится? — спрашиваю я вас.

Начало этого года было для Шер просто ужасным. 5 января, когда ее бывший муж и коллега по прославленному хиппи–дуэту SONNY & CHER поэт, актер и политик Сонни Боно неудачно въехал на лыжах в одиноко стоявшее дерево на горном курорте возле озера Тахо, она находилась в Лондоне. Шер сладко спала в шикарном номере одного из лондонских отелей, когда ей позвонила их единственная с Боно дочь Честити и сообщила о смерти отца. Неожиданно Шер превратилась в старую истеричку, упала на колени и завопила. "Я никогда не видела ее в таком состоянии, — позже заметила Честити, которой скоро исполнится 30 лет. — Она никогда не позволяла себе так расплакаться".
Шер немедленно вернулась в Калифорнию и вместе с Честити и Элияном, своим двадцатиоднолетним сыном от второго брака, который ныне поет и играет на гитаре в рок–группе DEADSY, провела неделю в Палм Спрингс в доме, где Сонни жил со своей четвертой женой Мэри (которая, между прочим, сумела занять место мужа на довыборах в конгресс) и двумя детьми Чезаре (10 лет) и Чианной (6 лет). От их общего друга психолога Джеймса Ван Праага она узнала, что Сонни после их развода все еще продолжал любить Шер.
Шер не могла в последний раз не проститься с Сонни и с его вечно холодными руками. На поверку они оказались холоднее обычного, а сам Боно выглядел как типичный республиканец, так что Шер стало очень неприятно. "У меня не осталось никаких обид на Сонни, —заявила она сразу же после церемонии погребения. — Он всегда будет занимать отдельное место в моей душе. Когда–то я не могла дождаться того момента, когда смогу покинуть SONNY & CHER. Но сейчас я не против все вернуть".
И действительно, это были преимущественно очень добрые, прекрасные времена, когда бунтарка в крови Шерилин Саркисьян Ла Пьер (р. 20.05.1946 г. в Эл Сентро, Калифорния) купалась в цветах и поклонниках ("Рафаэлло" тогда еще не было), пела, снималась и вышла замуж (в первый раз), но очень трудно шла к своему успеху.
Ее мать Джеки Джон Кроуч (позже Джорджиа Холт), наполовину француженка, наполовину индианка из племени черокки, родила Шерилин в 18 лет. Джеки была женщиной с характером и долго не цацкалась с нерадивым красавчиком–мужем Джоном Саркисьяном, водителем–дальнобойщиком, армянином по происхождению. Джон принимал наркотики и продувал все деньги в казино. Когда Шерилин было всего несколько месяцев, мать захотела уйти от отца (до этого у них были очень закрученные взаимоотношения: они были женаты дважды, два раза разводились, а когда сошлись в третий раз, решили больше не регистрироваться).
Матери было трудно одной поднять ребенка, и она отдала девочку в католический приют, но исправно навещала ее ежедневно. Затем в 1951 году у Шерилин появилась сестричка Джорджейн (как и Шер, будущая актриса). Мать вышла замуж за актера Джона Саутелла, забрала Шерилин домой, но через пять лет опять развелась. Она работала моделью, эпизодически снималась в кино и подрабатывала официанткой, в то время как старшая дочь воспитывала младшую. "Мама работала, как мул, чтобы купить нам новые туфли для школы, — вспоминает Джорджейн. — Мы жили в бедности".
Положение резко изменилось, когда в 1961 году их мама в третий раз пошла к брачному алтарю вместе с Джилбертом Ла Пьер, вице–президентом крупного банка. Он прекрасно отнесся к обеим девочкам и обеспечил им беспроблемный уровень жизни в Энчино. Шер тогда было 15 лет, и ее длинные черные, как сажа, волосы уже тогда составляли предмет самой большой ее гордости. Она была неуправляемой, часто переживала приступы одиночества, потому что от нее отворачивались люди. Но однажды мама сказала ей: "Когда–нибудь ты будешь очень рада тому, что выглядишь не так, как все, и думаешь по–другому. Настанут и твои времена!".
Этого "когда–нибудь" Шер не стала дожидаться и уже в следующем году бросила школу и уехала с подружкой покорять Голливуд. Они сняли недорогую квартиру и стали думать, как бы продвинуться. И вот в один прекрасный день 1963 года в кафетерии, где собиралась музыкальная богема, она познакомилась с Сонни Боно, 27–летним бэк–вокалистом и текстовиком, который работал промоутером у известного рок–продюсера Фила Спектора. Они очень понравились друг другу внешне и как интересные собеседники и зажили вместе. "У нас были платонические отношения достаточно продолжительное время, — вспоминала Шер. — Однажды он даже сказал мне, что не находит меня очень уж привлекательной. Я часто раздражала его, была капризным ребенком. Но наши отношения изменились, когда он стал меня воспитывать". Боно был единственным человеком на земле, с кем Шер держалась тише воды, ниже травы, всегда внимательно слушала и наблюдала за тем, как легко он справлялся с возникающими проблемами. "Я принимала на веру любое его мнение и делала его своим", — говорит Шер.
Вскоре Боно узнал, что у Шер неплохой голос, и сделал ее бэк–вокалисткой THE RONETTES (ее голос слышен на их хите "Be My Baby"). После такого успеха в голове у Боно созрела идея спеть дуэтом с этой девочкой. История о SONNY & CHER была прекрасно изложена в статье о Сонни Боно, которую не так давно печатала "МГ". Я лишь хочу напомнить, что в 1969 году они наконец–то поженились после того, как родилась Честити. Они записали семь студийных альбомов и два концертника, снялись в двух малобюджетных картинах, перед тем как их прикольно–хипповый имидж получил свое истинное применение на телевидении (прямо кабаре–дуэт АКАДЕМИЯ какие–то) в развлекательном шоу "Sonny And Cher Comedy Hour", которое пользовалось не меньшим успехом, чем "Доброе утро, страна!" у нас.
Это шоу продержалось в эфире три сезона, вплоть до развода нашей героини с Сонни (1974), который сделал из нее "добровольную рабыню", и еще один год после (1976). Все это время Шер записывала сольные альбомы и ее синглы "Gypsies, Tramps And Thieves", "Dark Lady" и "Half Breed" в начале 70–х возглавляли американские чарты. В начале 1975 года она записала на Warner Brothers альбом "Stars", спродюсированный Джимми Уэббом, а чуть позже альбом "Allman And Woman: Two The hard Way", ярко характеризующий ее взаимоотношения с известным рокером и наркоманом, за которого она вышла замуж в июле 1975 года и от которого родила сына Элияна. После того, как они развелись через два года, Шер так охарактеризовала своего бывшего муженька: "Он был глубоко убежден, что от женщины может быть польза только в двух случаях: когда она застилает кровать и когда она с разведенными ногами лежит на этой кровати".
Шер стала разрываться между кино и музыкой и побывала в женах и подружках у Джина Симмонса (KISS), Леса Дьюдека и еще у нескольких десятков менее известных красавчиков. Ее экстравагантно костюмированные музыкальные шоу и дуэт с Meat Loaf в "Dead Ringer For Love" прославили ее как рокершу, но вскоре она уехала в Нью–Йорк и заделалась крутой актрисой в 80–е годы. Многие до сих пор помнят три ее "золотые" картины. "Come Back To The Five And Dime, Jimmy Dean" (1982) собрал самые высокие рецензии, а роль лесбиянки в фильме "Silkwood" (1983) материализовалась в номинацию на "Оскар" в качестве "Лучшей актрисы второго плана", но не повезло — "Оскар" ускользнул. Зато в 1987 году за главную роль в романтической комедии "Moonstruck" она все–таки получила его (через день Сонни Боно стал мером Палм Спрингс).
После громкого хита "If I Could Turn Back Time" (кстати, такое же название будет иметь и новый альбом лучших песен Шер) и двух средненьких рок–альбомов конца 80–х Шер снимается вместе с Дэнни Дэвитто и Вайноной Райдер в комедии о старых девах "Mermaids" и записывает для нее очень удачную кавер–версию Бэтти Эверет "The Shoop Shoop Song (ItТs In His Kiss), которая вновь возвращает Шер на вершины хит–парадов, где также оказывается и альбом ее лучших песен, изданный Geffen Records. Далее следует запись благотворительного сингла "Love Can Build A Bridge" для Comic Relief совместно с Нэне Чэрри и Крисси Хайнд и целая серия отказов от съемок в некоторых очень интересных картинах из–за проблем с весом. Шер садится на жесткую диету и делает серию пластических операций. После этого она вновь щеголяет перед камерами и на концертах в колготках и нижнем белье и встречается с актерами Вэлом Килмером, Томом Крузом, Робом Камиллетти и даже самим Дэвидом Гэффеном, который после свиданий с Шер становится на гомосексуальный путь.
В середине 90–х она записывает альбом–возвращение "ItТs ManТs World" на новом лейбле WEA с целым букетом известных продюсеров, работавших с Селин Дион, Элтоном Джоном, Кей Ди Лэнг, MIKE & THE MECHANICS, Родом Стюартом и даже Тревор Хорн. Этот альбом вдохнул новую жизнь самым известным песням Марка Коэна, Бонни Тайлер, Джеймса Брауна, Дона Хенли, представил миру доселе неизвестные авторские имена и в общем неплохо был воспринят критиками, как классный современный рок–альбом, а своими новыми концертами Шер многих удивила.
В том же 1996 году состоялся режиссерский дебют Шер в работе над кинотрилогией "If These Walls Could Talk". В этом же году она уже снялась в двух фильмах и на телевидении, избавилась от своих знаменитых татуировок ("Когда они появились на моем теле, ни у кого таких не было. Сейчас же таких полно, и это скучно". — Шер) и записала новый, жутко танцевальный альбом "Believe" с продюсерами Тодом Терри и Джуниором Васкезом.
Теперь ее меньше интересует, сколько нарядов в ее гардеробе, и она больше не шатается весь день по магазинам, хотя очень озабочена тем, что ей уже 52 года. "Я прекрасно выглядела за фоне 20–летних мальчиков, пока мне не стукнуло 45, — говорит старожил Голливуда и бабушка рок–музыки с басовитым голосом, как у принцессы из фильма "Космические яйца". — После 45 все, чего ты можешь добиться, — это выглядеть хорошо для своего возраста!".
Нынче она занимается разработкой интерьера для своей нехилой виллы на берегу океана в Малибу с семью спальнями на 14 000 футов площади. Возможно, она готовится стать бабушкой. "Из нее выйдет великолепная бабушка, — уверена ее дочь Честити. — Она очень любит забавляться с сыном ее ассистента в студии и часто покупает мягкие игрушки для детей друзей. Но мама никогда не давила на меня в этом плане, да и я пока не собираюсь рожать ей внуков". Хотя и без этого заявления всем понятно, что Честити пока не готова стать матерью. Четыре года назад она публично заявила о том, что лесбиянка, и сейчас является одним из руководителей голливудской организации "Gay and Lesbian Alliance Against Defamation". Как говорится, все надежды на Элияна.

Андрей БАРАНОВСКИЙ

© 2005 музыкальная газета