статья


Король И Шут
“Они не агрессивные, они веселые”

КОРОЛЬ И ШУТ
"Они не агрессивные, они веселые"


mg84604.jpg (18686 bytes)

КОРОЛЬ И ШУТ повзрослели, изменились. Им самим интересно, в какую сторону. Много уже сделано, много планов, много поклонников, проблемы тоже есть. Приятно, что так и не изменился состав группы, прибавился лишь новый человек, новый инструмент — без скрипки коллектив теперь не выходит на сцену, а ощущения от нового звучания самые приятные. Приятно и то, что нашелся кто–то, не пожалевший семнадцать тысяч долларов на клип "Ели мясо мужики". И вообще приятно наблюдать за нормально и естественно развивающейся группой, у которой пока не идет голова кругом от славы, если только от женщин. Кстати, с женщинами КОРОЛЬ И ШУТ работает все чаще и чаще. Скрипачка Маша давно стала неотъемлемой частью группы. Есть и другие контакты. Так и завязался разговор на репетиционной точке группы в один из осенних дней.

"От женщин кругом голова"
— Как вас угораздило спеть с Мариной Капуро?
Горшок: Да нам просто нужно было исполнить женские партии — единственная причина и была (несколько обиженно отвечает Горшок). Просто дали задачу — нам нужна вокалистка на две песни. В итоге выяснилось, что никто, кроме нее, петь не умеет.
Яша: Вообще мы хотели, чтобы Алякринский пел, звукорежиссер TEQUILAJAZZZ, но он петь не умеет, к сожалению.
— А Капуро вы сами нашли?
Горшок: Да мы просто дали объяву, вернее — в метро раздавали. Если без шуток: сидели на студии, записывались, поняли, что певица нужна, — ну, и все.
Яша: Да никто никого не искал...
Горшок: Почему? Как не искал? Даже тебя надо было найти.
Балу (очнувшись для одной реплики, адресованной Горшку): А тебя кто нашел? (А вообще он весь разговор проспал, как истинный медведь).
Горшок: И меня надо найти... всех надо найти.
Балу: Нет, ну кто тебя нашел? А тебя, Настя, кто нашел?
— Сама пришла.
Хором: Ну... О чем и речь.
— То есть и она сама пришла? Есть ведь группы типа КОЛИБРИ или PEP–SEE...
Балу: А у нас телефонов их не было.
Князь: Мы попробовали массу всяких девушек, получалось не очень. Попался телефон Марины Капуро...
Горшок: Нужна личность была в вокале.
— Ну и как?
Горшок: Очень понравилось.
— А ей?
Яша: Еще больше.
— А если на эту песню будете снимать клип?
Горшок: Да мы сняли уже клип, но не на эту. А вообще нам нужен был ее голос. Нам нужен был хороший женский вокал.
Князь: Пришла бы Людмила Зыкина — пела бы Людмила Зыкина.
— Хорошо. А на концертах?
Балу: Потеряли ее телефон.
Горшок: Об этом мы не думаем. Наверное, пригласим много девушек. Мне больше нравится женский хор. Слышала, как у Игги Попа? Вот. Отлично же поют.
Князь: Там видно будет.
Яша: Да выйдем мы из этой ситуации как–нибудь.
— С Машей вы играете уже год.
Хором: Год? Получается, год; репетировать начали в прошлом ноябре. Это нужно отметить.
— Девушки не мешают вашему мужскому коллективу?
Балу: Ужасно мешают.
Маша: Только и делаю, что мешаю.
Яша: Мешать–то они умеют.
Балу: Девушка в коллективе — это типа барабанщика.
— Поясните.
Горшок: Да вранье все это: у нас нет девушки в коллективе. У нас есть скрипачка.
Маша: У нас есть скрипачка, это факт.
— Но сначала вы думали использовать скрипку только на акустических концертах?
Князь: Был проект — акустическая программа. Яша предложил: "А не сделать ли скрипочку?". Мы решили попробовать Машеньку и Гулю. Стали работать: Машенька осталась, а Гуля (прим. редакции: кстати, тоже Машенька) пошла в свою группу.
— Однако теперь Маша играет во всех ваших концертах.
Князь: Да, почти во всех песнях.
Маша: Но "мясо" я не играю.
Горшок: То есть мы приобщили к делу инструмент скрипку. Мы внесли новый звук.
Балу: На самом деле скрипка у нас вместо второй гитары.
Яша: Точнее, у нас была вторая гитара вместо скрипки.
Князь: Короче...
Яша: Да нет, все было не так...
Князь: А как? Я уже не помню.

Альбом, клип, таверна и стадион
— Ладно, расскажите лучше о новом альбоме.
Князь: Мы его записали. И, в общем, шуточный альбом получается. Э–э–э... скоро выпустим. (Остальные обнадеживающе рассмеялись.)
Князь: Сейчас в Ленсовете будем делать презентацию...
Остальные: Ты че? Сейчас презентации не будет, мы просто песни из этого альбома будем играть. Мы еще не выпустим его к тому времени.
Князь: Точно?
Яша: Презентация — это когда пришел на концерт и купил кассету; а мы еще не успеем ее выпустить.
— Как будет называться?
Балу: "Акустический альбом". Обложка уже почти готова.
Горшок: "Акустику" мы писали в феврале, а выпускаем только сейчас. Готовим следующий, а выйдет он только через год. Мы хотим следующую пластинку очень хорошо записать.
Яша: Вплоть до того, что писаться будем в Англии. Мы хотим добиться того звука, которого хотим. Здесь это невозможно, по крайней мере очень сложно.
— А вы уже научились играть?
Горшок: Да, я тоже об этом подумал.
Все рассмеялись с пониманием: Учимся, учимся, практически научились...
Яша: ...по сравнению с тем, что было год назад. В этом году мы отмечаем год с момента появления у группы своей точки. С тех пор, как появилась точка и мы купили аппарат, прогресс есть, причем очень большой.
— Прогресс не только в этом — вы появились в двадцатке MTV. Вас это никак не смутило?
Князь: Не смутило, но это все ерунда. Вот сейчас появится наш новый клип, тогда посмотрим.
— Вы рассчитываете...
Горшок: Ни на что мы не рассчитываем. Главное, чтоб народу понравилось. А клип получился хороший.
— У вас теперь два клипа?
Все: Ты что? Это не клип. У нас таких клипов целая кассета. Это так, это просто ролик...
— Одним словом, "Ели мясо мужики" — это ваш дебют. Расскажите про съемки.
Яша: Было здорово. Мы сами никогда бы не потянули этот клип, нам очень помог "Молотов Коктейль", оплатив практически все.
— Ах, вот почему вы так лихо открываете бутылки "Молотова". Помню, я сама не могла никак справиться...
Яша: Да, это я был. Я специалист по открыванию бутылок "Молотова". (Все почему–то рассмеялись). А клип мы снимали в июле.
Горшок: Видишь, опять: снимали летом, а показывать его будут только в ноябре.
Яша: В принципе, нам очень повезло. Если бы мы на месяц еще задержали съемки, то попали бы в этот финансовый кризис. А так все прошло гладко: построили в павильоне декорации — старинную таверну...
— Как вы и мечтали?
Все: Да, да, да. Глиняные кружки, артисты в старинных костюмах, факелы на стенах, каскадеры, драка...
— Скоро будет стадион.
Яша: По моим подсчетам, он должен был состояться в ноябре, но не получилось именно из–за того самого кризиса. Тянули мы на организацию "Юбилейного".
— Это, наверное, не единственная проблема в связи с кризисом?
Яша: Половина концертов сразу вывалилась: сорвались гастроли в Ростове–на–Дону, Калининграде, Вологде. Суздаль, Кривой Рог накрылись. В Минске мы уже давно должны были сыграть. А чтобы выпустить кассету, она должна в продажу поступить по 15 — 20 рублей, это по самым слабым подсчетам. Билеты на концерт дешевле, чем по сорок тысяч, организаторы не будут продавать.
Князь: И если бы не кризис, уже бы клип этот по телевизору все видели. Короче, кризис бьет по всему, кроме наших репетиций, во время которых мы повышаем свой уровень.
— Вам не предлагали выпустить концертный альбом?
Яша: Все время предлагают. Но для этого нужен хороший живой концерт с хорошим аппаратом и куча всяких штук. Не хочется выпускать концерт плохого качества.
— Акустическая программа как раз и подошла бы для концертного альбома.
Яша: Сначала нужно разобраться, что понимать под акустикой. У нас акустика потяжелее, чем у некоторых групп электричество.
Князь: Может быть, люди, плохо знающие нас, послушав "Акустический альбом", не поймут, почему он так называется. Но по сравнению с нашими жесткими темами это акустика.
Вот, например, 8 мая в ДК им. Горького первое отделение мы сидели на стульчиках и закатили просто акустику, а второе планировали как обычно. Но публика под эту акустику уже все разнесла. И мы подумали: а что бы было, если бы мы начали с электричества?
— А почему у вас такие агрессивные фанаты?
Все: Веселые они просто.
— У вас же очень добрые и душевные песни...
Князь: У нас очень энергичная подача. Своей музыкой и видом мы заводим людей. Те, кто пришел выпить пива и угорать, занимаются своим делом. Они и на "Зенит" за этим ходят.
Яша: Но их не много на концертах. Последнее время у нас публика все добрее и добрее. Просто люди развлекаются.
Горшок: Понимаешь, у человека в большой массе есть такая дурацкая черта — ему нравится поизбивать кого–то... Жлобская такая натура.
— Но они тоже ваши поклонники?
Яша: А ходили бы они иначе на нас табунами? Они просто знают, что оттянутся на концерте группы КОРОЛЬ И ШУТ. А потом, это пресса все выдумывает и подогревает ситуацию.
— В итоге оказывается, что кто–то другой боится идти на ваш концерт.
Горшок: Этого не избежать. Нас очень любят маленькие дети — и они молодцы. А поскольку их часто опускают большие ребята, они боятся ходить. Но в такой зал, как зал Ленсовета, попробуют. Ты думаешь, я про пятнадцатилетних говорю? Нет. Я говорю про восьмилетних, а у таких билет отобрать много ублюдков найдется.
Маша: Дело в том, что самая заварушка происходит у сцены в толпе. А мои мама с папой сидят спокойно сзади или на балконе, там их никто не тронет.

Фанаты. Их звонки и их подарки
— За вами на улице уже толпами, наверное, фанаты бегают?
Горшок: И домой ходят, у парадной стоят...
— А по телефону звонят?
Яша: Вот на это, кстати, я обижаюсь. В два часа ночи звонят и говорят всякие такие вещи... (остальные взрываются хохотом). Добрый Князь мой телефон начал раздавать. Спасибо тебе огромное. Причем они иногда сами не знают, чего хотят: звонят и молчат.
Князь: Просто, когда грубые звонки — например, в четыре ночи, — мы тоже грубо разговариваем. А бывает позвонит какая–то Алла, я ее знать не знаю, но она пытается со мной нормально, интеллигентно поговорить, я могу и двадцать минут проболтать.
Горшок: Особенно приятно с маленькими детьми поговорить.
— А вы себя помните чьими–нибудь фанатами?
Горшок: Нет, я дома сидел и на гитаре играл. Мы же сами были музыкантами, мы же еще со школы играем.
Князь: Я был фанатом гитары. В свое время мне нравилась АЛИСА, но я никогда не бегал, а думал так: может быть, когда–нибудь я с ними поговорю, но не как фанат, а на равных.
Горшок: А я любил весь западный панк–рок. Что, я в Англию за ними поеду, что ли?
— А вам приятны ухаживания поклонников?
Князь: Поначалу было приятно.
Горшок: А теперь я в метро просто шугаюсь.
Яша: Когда фанаты сообразительные, это очень чревато. Они и этот телефон уже знают (прим. редакции: имеется в виду телефон репетиционной точки группы).
— Фан–клуб у вас уже есть?
Горшок: Фана нет (не будем же мы сами его организовывать), а вот внизу клуб строится. Расскажи, Яша.
Яша: Сейчас ДК (прим. редакции: мы пока не будем сообщать, какое ДК, а то фанаты не дадут музыкантам репетировать) выделяет нам помещение внизу. Мы хотели открыть клуб к Новому году, но из–за кризиса, вероятно, задержимся. Будет нормальный "живой" клуб — концертный аппарат, все дела. Мы сами по вечерам будем сидеть в нем с удовольствием, музыку слушать.
Горшок: И обстановку сделаем, как в клипе.
— А твои, Андрей, упражнения в живописи как–нибудь отразятся?
Князь: Конечно, я стены все разрисую. Если, конечно, Яша грудью не загородит мне путь.
Яша: У меня не такая широкая грудь.
Горшок: А ты и Яшу разрисуй.
Яша: А фан–клуб у нас в Интернете, интерактивный. Поддерживаем связь с другими городами, где даже еще и концертов наших не было или кассет не продается. А со странички при желании можно переписать все альбомы. Однажды меня очень удивило письмо из Новосибирска: ребята пишут, что очень любят нас, и просят прислать все тексты и аккорды, чтобы они могли играть наши песни у себя в клубах.
Горшок: А я такую фишку слышал: в Севастополе матросы тоже наши песни играют. Знаешь, группы бывают армейские?
Маша: А вот это, между прочим, произведение нашего талантливого фаната (Маша берет раскрашенную пепельницу со стола). Хороший, полезный подарок.
Балу: Мне медведя подарили игрушечного на день рождения. Еще обезьяну...
Горшок: Конфеты, кружки, футболки со свастикой... Ой! Как называется? ...С символикой КОРОЛЬ И ШУТ.
Князь: Мне феньку из бисера подарили, там КОРОЛЬ И ШУТ сплетено.

P.S. В нашем разговоре не участвовал Поручик, но он просто за пряниками и сухарями выходил.

Анастасия ГРИЦАЙ
Фото Михаила ЛАПИСА


© 2005 музыкальная газета