статья


Музыка И Наркотики
Музыка под кайфом (А.Зотов)

Музыка под кайфом

Рок–н–ролл и амфетамины, психоделический рок и ЛСД, техно и экстези.. Никто уже не спорит, что наркотики всегда считались чуть ли не составной частью любого течения современной (и не только) музыки. И в этом смысле никаких радикально новых открытий здесь нет, за исключением того, что приписываемая той же техно–музыке тотальная связь с наркотиками вряд ли правильна. Точнее будет сказать, что данный, якобы супермодный молодежный музстиль с "наркотой" вообще никак не перекликается.

Впрочем, все в этом мире, как известно, весьма относительно. И наиболее популярным в так называемом рэйв–сообществе допингом были и остаются исключительно три разновидности: амфетамины, гашиш и экстези.

Амфетамины еще несколько лет назад можно было купить почти в каждой аптеке. Их с ходу разметали с прилавков сентиментальные домохозяйки, считая "А–витамины" самым эффективным средством борьбы с депрессиями. Летчики обеих мировых войн получали препарат перед каждым ночным вылетом на задание. Да что говорить, когда даже обычный участковый врач, если посчитает необходимым, иногда может прописать амфетамины больному, что называется, во благо и на здоровье!..

Что касается экстези, то он был получен еще в 1914 году в научных лабораториях компании "Мерк", чтобы стать практически забытым почти на четыре десятилетия, когда его формулу в 1953 году повторно вывели американские ученые, проводившие опыты на животных. Позднее, в 70–х, экстези активно использовался для лечения психозов, но вскоре, увы, проник на наркотическую сцену и был запрещен 13 лет назад.

Вопреки своему названию, экстези никак не является чем–то вроде секс–таблеток, в чем убеждают друг друга озабоченные господа. А при восприятии музыки этот наркотик лишь на какое–то время обостряет чувства и эмоции. Но его передозировка в буквальном смысле способна высушить мозги и разбить тело. Особенно экстези опасен в нечистом виде...

Когда в разговоре с белорусскими музыкантами речь так или иначе заходит о "допинге для творчества", они начинают горячиться: хватит, дескать, делить наркотики на "хорошие" — легальные (алкоголь, никотин, лекарства) и "плохие" — нелегальные! Одно другого не лучше. И приводит такой, например, довод: статистика умалчивает о конкретном числе случаев смерти от приема гашиша, но точно известно, что ежегодно 150 тысяч человек умирает от алкоголя и табака. А еще, говорят, глупо не признавать факт общедоступности наркотиков, поэтому выборочное наказание отдельных "погоревших" на них людей — далеко не решение проблемы. Среди же музыкантов, по их словам, преобладают нормальные творческие личности, уверовавшие, что наркозависимость для человека вообще, тем более для человека искусства — настоящее зло. "А вообще, — делается в завершение авторитетный вывод знатоков, — наркотики в нашей среде в Беларуси не прижились. Во всяком случае на белорусской поп–сцене их яростных поклонников (за редчайшим исключением временных "глупостей", конечно) нет, а грешат дружбой с "кайфом" все больше подвальные и полуподвальные команды, в своем так называемом творчестве исповедывающие тяжелые музнаправления..."

Слава Богу, ребята камень с души сняли! А один мой хороший знакомый, достаточно известный в белорусских музыкальных кругах исполнитель (в далеком прошлом не упускавший случая побаловаться "травкой"), считает так: "Если не употреблял "наркоту", то лучше и не пробовать: она никогда не дает того, что ожидаешь. Возможно, почувствуешь на часок–другой прилив энергии, но ведь эту же энергию она забирает у организма. Ты словно подбрасываешь себя вверх, как камень, — спустя какое–то время обязательно последует "приземление". И будет оно не просто болезненным, а — страшным. Мне такой страх не нужен"...

Александр ЗОТОВ

© 2005 музыкальная газета