статья


Mudhoney
Закройте глаза и скажите“грязь”!

Matt Lukin (бас)
Steve Turner (гитара)
Dan Peters (ударные)
Mark Arm (вокал, гитара)


Вступление

Легендарная сиэтлская группа MUDHONEY выпустила свой новый альбом "Tomorrow Hit Today". Вас это событие ни капельки не трогает? Еще бы, какие–то стариканы снова выпустили альбом. Тяжело быть пионером гранджа в конце 90–х, когда каждый второй ожидает, что ты выйдешь и споешь что–то вроде: "Грандж мертв, а я еще нет".

Кто такие MUDHONEY? Это такие очень громкие парни из Сиэтла, в общем–то, неудачники, потому что не успели застрелиться (прошу прощения, если задел чьи–то чувства) или развалиться где–то пару лет назад. Однако не будет преувеличением сказать, что без MUDHONEY история так называемой сиэтлской волны, или северозападного рока, как его называют американские критики, а еще проще сказать — гранджа будет далеко (очень далеко) не полной. Теперь в Сиэтле осталось очень немного стоящих групп — некоторые перебрались в другие места, а некоторые просто разошлись кто куда. Я имею в виду не только всем известных SOUNDGARDEN или NIRVANA. Помимо них было еще много отличных коллективов, остававшихся в тени. Однако после смерти Курта Кобейна словно чума налетела на Сиэтл — группы стали либо распадаться, либо расползаться по другим городам. "Наверное, они просто побоялись, что с ними случится то же, что и с Куртом", — полушутя говорит Марк Арм, лидер MUDHONEY и, между прочим, близкий друг Кобейна, если кого–то действительно можно назвать другом этого парня.

1. Ранние годы, как говорится...

В самом начале 80–х Mark MacLaughlin (Арм тогда еще носил свою настоящую фамилию) вместе с приятелями по школе сколотил банду MR. EPP AND THE CALCULATIONS, названную так по имени одного из школьных преподавателей математики. Долгое время группа существовала в несколько виртуальном мире, поскольку вместо того, чтобы сочинять песни и играть концерты, парни просто рисовали и расклеивали по городу афиши, зазывавшие на несуществующие шоу. На репетициях эти до крайности веселые молодые люди просто долбали, чем придется, по кастрюлям и сковородкам.

Однако нашлись люди в Сиэтле, которым раздолбайство такого рода пришлось по вкусу. Это были промоутеры Marie Masco и Dennis White, принявшие самое непосредственное участие в создании лебла Pravda Records. Их роль в нашем романе не велика, но очень значительна. Они всего–навсего как–то раз отловили Марка с товарищами во время расклеивания очередного пасквиля на самих себя и предложили им отыграть настоящий концерт. Затем их дороги разошлись, но именно эта встреча натолкнула Марка на мысль о том, что неплохо было бы где–то раздобыть инструменты и научиться играть.

Кое–как MR. EPP начали выступать и за время своего существования назаписывали тучу всякого хлама, то есть своих песен. Это было очень "грязно". Вы даже представить себе не можете, насколько! Кроме этого, Марк организовал еще один проект — LIMP RICHARDS, который, правда, был не настолько культовым. Обе группы стали известны в Сиэтле, но в самом плохом смысле. "Нам даже нравилось, что люди считали нас самой ужасной группой в городе", — посмеивается Марк. Мэтт Кэмерон из SOUNGARDEN вспоминает о LIMP RICHARDS таким образом: "Они были очень плохи, но они и старались быть такими".

Примерно в это же время Matt Lukin, который жил в двух часах езды от Сиэтла и играл в одной бейсбольной команде с Куртом Кобейном, тоже начинал заниматься музыкой. Он присоединился к группе База Осборна (Buzz Osborne) MELVINS (тоже ставшей легендарной, между прочим). Вначале парни играли каверы THE WHO и Хендрикса, постепенно утяжеляясь, и в конце концов приобрели сочно–грязный гранджевый звук.

Steve Turner же был примерным или почти примерным мальчиком, он играл в более "прилизанных", а точнее сказать, просто менее "грязных" коллективах, таких как DUCKY BOYS и SPLUII NUMA. Однако любовь к педалям "дисторшн" в конце концов привела его в MR. EPP. Он, пожалуй, стал единственным человеком в группе, который по–настоящему умел играть. К 1984 году парни всласть наприкалывались и разошлись. Вот тут и началась легенда.

2. Легенда.

Да, легенда о жизни и смерти. О жизни двух ныне здравствующих коллективов, PEARL JAM и MUDHONEY, судьбы участников которых тесно сплелись еще в середине 80–х, и о смерти двух других замечательных групп, GREEN RIVER и MOTHER LOVE BONE, не говоря о кончине двух интереснейших людей и музыкантов — Эндрю Вуда и Курта Кобейна. Да, смертей что–то больше получилось, от этого история наша, наверное, получится тоскливо–грустноватой (горько–сладкой — просто слышу, как уже подвывают некоторые представители заокеанской поп–индустрии). И не обижайтесь, если эта история будет скорее не только о MUDHONEY, а о сиэтлской музыке в целом.

Так или иначе, в 1984 году на свет появилась группа, которая определила лицо, а точнее, звучание того, что в начале 90–х весь мир узнал под маркой "грандж". Марк, Стив и еще один парень по имени Алекс, который тоже был участником MR. EPP, задумали новый проект, для него им был нужен басист, который бы использовал "дисторшн". Единственной кандидатурой был соратник Стива по DUCKY BOYS Джефф Эмент (Jeff Ament). Все было бы хорошо, да вот только Джефф терпеть не мог MR. EPP и не хотел играть в одной группе с его бывшими участниками. Однако его уговорили, и группа GREEN RIVER, названная так по прозвищу печально известного, так никогда и не пойманного маньяка–убийцы, приступила к репетициям. Марк перестал играть на гитаре и сосредоточился на вокале. Однако звук оказался недостаточно мощным, и вскоре к коллективу присоединились гитарист Стоун Госсард (Stone Gossard) и будущий басист SOUNDGARDEN Бен Шепард (Ben Shepard). GREEN RIVER отыграли несколько довольно успешных концертов, в том числе на разогреве у самих DEAD KENNEDYS, затем записали дебютный EP "Come Down", но альбом оставался невыпущенным до конца 1985 года. В это время из–за различий в музыкальных вкусах из группы ушел Стив: "Стоун и Джефф были хэви–металлическими парнями. Они обожали MOTORHEAD и KISS. Я же любил калифорнийский хардкор, но также CLASH, DEVO и 999". GREEN RIVER продолжали выступать. Это было достаточно тяжелое время: никто не знал их, и частенько парни играли всего лишь для десятка зрителей. Однако вскоре увидел свет "Come Down", а затем EP "Dry As A Bone" (1987).

Этот альбом стал первым релизом одной группы, выпущенным тогда еще совсем молодым леблом Sub Pop, который до этого специализировался на сборниках. Молодежь начинала врубаться, и постепенно GREEN RIVER, а также SOUNGARDEN стали самыми перспективными группами на Sub Pop. Однако если вторые прожили еще долго, то первые разошлись, так и не достигнув самой вершины. Стоун и Джефф все–таки не смогли дольше выносить откровенно "грязное" видение музыки Марком и покинули его, дабы создать нечто более красивое. Марку ничего не оставалось, кроме как сказать OK.

После распада GREEN RIVER Стоун, Бен и Джефф собрали группу THE LORDS OF THE WASTELAND, которая вскоре под чутким руководством гениального Эндрю Вуда стала сенсацией, как MOTHER LOVE BONE. Однако эта очень перспективная группа вскоре развалилась в связи с трагической кончиной Вуда. На обломках коллектива выросло нечто весьма стоящее и не менее грандиозное, которое до сих пор носит имя PEARL JAM.

В это время Марк, Мэтт, Стив и Дэн впервые собрались вместе и, назвавшись MUDHONEY в честь одноименного фильма Расса Мейера (Russ Meyer), приступили к репетициям. Мэтт как раз официально расстался с MELVINS, которые перебрались в Сан–Франциско. Наконец–то эти парни собрались вместе, чтобы окончательно воплотить в музыке свои юношеские амбиции, свою ненависть к собственным неудачам и свою любовь к Игги Попу и MC5. Наступало время поколения X, которое постепенно поднимало головы, разбуженное нойзом SONIC YOUTH, воплями Роллинза и новой волной тяжелой и очень грязной панк–музыки, названной гранджем.

Дебютный EP MUDHONEY был назван по марке педалей "дисторшн", которые использовал Стив, "Superfuzz Bigmuff" (1988). Он был "грязен" до невозможности и невероятно энергичен. "Touch Me I’m Sick" и "Sweet Young Thing (Ain’t Sweet No More)" вышли синглами, став фаворитами у критиков. Группу заметил старина Джон Пил, и MUDHONEY поехали в Европу. После этого они выпустили долгоиграющий альбом и отправились гастролировать с NIRVANA и SCREAMING TREES в Австралию. Дэн подыгрывал обеим группам, у которых были проблемы с ударниками. Курт и Крисс из NIRVANA даже подумывали переманить его к себе навсегда, но потом решили, что не хотят, чтобы MUDHONEY развалились, и передумали.

Второй альбом MUDHONEY "Every Good Boy Deserves Fudge" (1991) стал самой раскупаемой записью за всю историю Sub Pop. Грандж, став очень модной музыкой, приносил хорошие деньги. В 1992 году вслед за NIRVANA, подписавшей контракт с Geffen, MUDHONEY "продались" крупному лейблу Reprise. Летом того же года увидел свет фильм "Singles", повествовавший о жизни сиэтлской молодежи. Фильм не имел шумного успеха, зато звуковая дорожка к нему, в записи которой приняли участие практически все звезды гранджа (MUDHONEY в том числе), стала платиновой. В это же время начинается тесное сотрудничество MUDHONEY и PEARL JAM. Две группы часто играют вместе и пару раз даже воссоединяются на пару песен в составе GREEN RIVER, дабы тряхнуть стариной.

Тут, в общем–то, легенда заканчивается и начинается проза жизни. Со смертью Курта Кобейна замирает движение в Сиэтле. Марк устало отнекивается от вопросов о своем друге Курте, группы продолжают записываться, но как–то тихо и незаметно. После 1994 года MUDHONEY практически уходят в подполье.

3. Проза жизни

Очень занятно, что, как заметил один из критиков, "грандж" (или как теперь дети это называют?) в 1998 году звучит как классический рок. MUDHONEY оказались живы и находятся в хорошем расположении духа, хотя очень многие их песни по–прежнему о безысходности, одиночестве и серости. Новое творение этой группы слушается, как воспоминание о старых добрых, если так можно выразиться, гранджевых деньках. MUDHONEY остались преданы своим любимым "грязным" педалям "distortion" и "wah–wah". Однако в этот раз они работали с продюсером Джимом Дикинсоном (Jim Dickinson), который известен своей работой с ROLLING STONES и REPLACEMENTS. Он позволял парням делать то, что им хотелось, однако настоял на том, что записываться они будут в его студии в Мемфисе. Представляете себе картинку: гранджеры пишутся в месте, где миллион лет назад создавались хиты Элвиса и Джери Ли Льюиса. Как уж тут не заговорить о классическом звучании?! Хотя, знаете, MUDHONEY плевать хотели на то, обзовут их классиками, рокерами или гранджерами. Марк Арм очень надеется, что "Tomorrow Hit Today" развеет репутацию группы, как старичков–гранджевичков. "Основной целью этой группы всегда было играть музыку, которая нам нравится, — говорит он. — Сиэтл больше не находится в центре внимания музыкального мира, и даже отблески былой славы уже погасли. Поэтому я не думаю, что люди будут судить о нашем альбоме, как очередном продукте от сиэтлской группы. Музыкальная индустрия сфокусировалась теперь на других вещах".

MUDHONEY сейчас очень интенсивно гастролируют, а также занимаются другими интересными вещами. Марк, например, принимает участие в суперпроекте WYLDE RATTTZ. Кроме него, там играет просто толпа известных личностей, среди которых Турстон Мур и Стив Шелли из SONIC YOUTH, а также актер Эван МакГрегор. В последнее время они были заняты записью песни для саундтрека к фильму "Velvet Goldmine", действия которого происходят в глэмовом Лондоне ранних 70–х.

Так что жизнь продолжается, как это ни странно. Вот так выплывают вновь почти уже забытые имена и группы, и ничего не можешь поделать с собой — слушаешь и нравится. Наконец–то у PEARL JAM снова будет нормальная группа на "разогреве". Приятно, знаете ли...

K.S.

© 2005 музыкальная газета