статья


Muslimgauze
Восток и Запад в одной точке

"Вся моя музыка создана под влиянием конкретных политических событий в Палестине, Иране, Афганистане, во всем Ближнем и Среднем Востоке. Определенная политическая ситуация вдохновляет меня на создание музыки, бесконечной музыки."

Как вам такие заявления? А между тем Брин Джонс (Bryn Johns), основатель, идеолог и единственный член группы MUSLIMGAUZE, не дал ни одного интервью, в котором бы не провозгласил этот основной, жизнеутверждающий принцип существования своего проекта. Не явилось исключением и интервью Брина "МГ". MUSLIMGAUZE — очень разноплановое и необычное явление. Радикализм во взглядах Брина Джонса, фанатичная преданность своим убеждениям, абсолютное равнодушие к вещам, не принадлежащим его кругу, и безразличие к собственной популярности отнюдь не мешают ему вот уже более 15 лет выпускать в свет беспрецедентную по своим качествам музыку, благодаря которой Джонс является одним из признанных авторитетов на мировой постиндустриальной сцене. Это интервью и статья никогда не появились бы на свет, если бы не моя твердая уверенность в значимости описываемого здесь явления, то бишь MUSLIMGAUZE, и существующий спрос на информацию об этом музыканте. Считанные счастливчики у нас могут похвастаться наличием хотя бы некоторых из более чем 50 релизов MUSLIMGAUZE (включая лонгплеи, синглы, ЕР и лимитированные издания на всех носителях). Большинство же потенциальных поклонников подобной музыки довольствуются только "звоном", который слышится откуда–то из недр европейских и американских независимых лейблов, выпускающих электронную акустику, определяемую также термином "musique concrete", экспериментальный, психоделический индастриэл и прочую эзотерику. Если имена COIL, THE LEGENDARY PINK DOTS, TEAR GARDEN, PSYCHIC TV, EN, AUTECHRE у нас достаточно известны, почитаемы и не нуждаются в дополнительном представлении, то такие коллективы и музыканты, как MUSLIMGAUZE, DEUTSCH NEPAL, THE HAFLER TRIO, ZOVIET FRANCE, RAPOON, KAPOTTE MUZIEK и многие другие, известны лишь понаслышке, и относительное отсутствие у них так необходимого здесь "культового" статуса несколько отпугивает народ и не вызывает большого интереса. Между тем за спинами "титанов" притаились и ждут внимания к себе не менее интересные и талантливые музыканты и группы, которым чуточку не повезло в том, что приоритеты публики сосредоточены на мэйнстриме либо распылены.

Традиционное определение стиля MUSLIMGAUZE, ethno–electro–trance–semi–ambient–mid–eastern–industriel, как это часто случается, лишь до некоторой, весьма ограниченной степени отражает истинное положение вещей. Каждый волен трактовать слышимое как угодно, очевидно только то, что ни в одно узкое направление сегодняшней прогрессив–индустриальной сцены это не вписывается, сочетая в себе как все вышеприведенные жанры, так и много другого, индивидуального, не имеющего аналогов. Традиционный инструмент для Брина Джонса — это перкуссия, в основном восточные, индийские, другими словами — этнические разновидности ударных инструментов. Все последующие наслоения как идентифицировать, так и предугадать сложно: медитативные звуки голосов, нойз, великолепная частотная амплитуда, запутанные, затягивающие галереи мелодий, сдержанно–негативный базис удерживает на себе разнообразные модификации внутренних порывов эгоцентричного Брина Джонса.

Начало музыкальной жизни Джонса, связанное с его первым проектом EG OBLIQUE GRAPH, было спокойным и "политически нейтральным". Воспитанный на таких представителях психоделик–индастриэла и авангарда, как CAN, FAUST и THROBBING GRISTLE, Брин, по его словам, начал заниматься музыкой под влиянием панк–движения, вдохновляясь не столько панк–музыкой, сколько возможностью раскованно и оригинально обращаться с различными музыкальными стилями. Почему произошел сдвиг в голове Брина, до сих пор остается неясным, но факт остается фактом — сразу же после того, как Израиль в 1982 году начал вооруженную экспансию в Ливии, Брин Джонс образовывает MUSLIMGAUZE как ответ на этот политический конфликт. В 1993 году выходит первый альбом "Kabul" — как ответный шаг на вторжение советских войск на территорию Афганистана. С тех пор, как уже было и будет неоднократно отмечено, только политические события в арабском мире становились поводом, причиной, движущей силой и музой для MUSLIMGAUZE и его альбомов. В последнее время освободительная борьба Палестины за оккупированную Израилем территорию находится в поле пристального внимания и сочувствия Джонса. Ярый противник израильской политики, Джонс обнаруживает себя как активный сторонник всех угнетенных арабов, а также отдельных освободительных организаций, нередко террористических, таких, как Islamic Jihad, Hezbollah, Abu Nidal. Далее вступают в силу несколько противоречий личности Джонса: он никогда не был в Палестине и вообще на Ближнем Востоке, у него нет друзей среди арабов и мусульман, он называет MUSLIMGAUZE группой, говоря о ней "мы", хотя является единственным ее членом. Все эти и другие причуды Брина подчеркиваются его личной позицией по отношению к другим — либо ты поддерживаешь меня, либо нет, в таком случае уходи и слушай всю ту чепуху, которой завалены европейские CD–шопы.

Ничего в принципе не изменилось и в процессе моего интервью, хотя Брин Джонс в конце отозвался о нем, как о вдумчивом. Мои попытки заинтересовать Брина, поставить его кое–где в затруднительное положение совершенно не увенчались успехом. Даже экзотическое происхождение не растопило холодное сознание Брина, традиционно парировавшего все каверзные выпады против него, твердившего избитые и широко известные факты о своей персоне. Он, например, наотрез отказался рассказать о своей биографии, детстве и юношестве, происхождении и образовании и прочих, до сих пор никому не известных вещах. "Это несущественно" — таков был ответ. Надеюсь, что мои лаконичные комментарии в некоторой степени прояснят кое–какие вопросы творчества MUSLIMGAUZE как в рамках этого интервью, так и за его пределами.

"МГ": По каким причинам вы начали заниматься музыкой? Каковы были ваши увлечения помимо музыки и как они изменились сейчас?

Б.Д.: Я хотел экспериментировать. Слышать то, что я видел.

Брин Джонс постоянно декларирует свое безразличие к какой–либо музыке вообще, кроме своей, объясняя это отсутствием интереса и времени, всецелым поглощением своей работой. Его суждения относительно современной музыки в основном отрицательные и сводятся к критике в адрес пользователей компьютеров.

"МГ": Какую музыку вы слушали до того, как сами стали музыкантом? Вы никогда не упомянули ни одного конкретного влияния, но когда вы говорите, что делаете уникальную музыку, не похожую на музыку других, вы так или иначе должны были слышать этих "других". Можете ли вы назвать какое–либо имя, оказавшее на вас какое–то влияние? Я не могу поверить, что у музыканта не может быть корней, вам так или иначе приходится синтезировать что–то новое на старой основе.

Б.Д.: На MUSLIMGAUZE влияют только политические события и факты, мне не интересны стремления и убеждения других людей.

"МГ": То же самое с современной музыкой. Вы говорите, у вас нет времени контролировать все новые процессы в андерграундной и авангардной музыке. Тем не менее, может быть, вы все же что–то заметили на современной индустриальной сцене, что привлекло ваше внимание?

Б.Д.: Все мое время уходит на MUSLIMGAUZE. Я занят только тем, что совершенствую свое звучание, свою музыку и другие соотносящиеся с проектом вещи. С каждой новой вещью, с каждым новым альбомом происходит его некое улучшение, усовершенствование.

Фактически без ответа остался вопрос о сотрудничестве MUSLIMGAUZE с другими музыкантами. Да, знаете ли, я сотрудничал с другими музыкантами — и все. Никогда никаких упоминаний о совместных проектах, друзьях в музыкальной сфере, вообще никаких имен, как будто Брин Джонс не связан никак с внешним миром.

"МГ": Какой смысл вы вкладываете в слова, характеризующие музыку — андерграунд, индепендент, альтернатив, авангард? Стремитесь ли вы быть причастным каким то образом к этим определениям?

Б.Д.: MUSLIMGAUZE не является частью какой–либо сцены, как и частью чьего–либо замкнутого сознания, стремящегося все разложить по полочкам.

Постоянны высказывания о ненависти к компьютерам, сэмплерам и прочим цифровым устройствам и о любви ко всяческому аналоговому оборудованию, старым синтезаторам, органам, аналоговым магнитофонам и кассетам, с помощью которых он запетляет свои звуки. Все это, естественно, сказывается на звучании.

"МГ": Почему вы не хотите даже прикасаться к компьютерам? Не кажется ли вам, что нет разницы, откуда извлекать звуки и как работать с ними в дальнейшем, чтобы получить результат? Не думаете ли вы, что компьютер можно модифицировать до бесконечности, а вместе с тем и музыку?

Б.Д.: На громадных территориях нашей планеты и во многих сферах жизнедеятельности компьютеры не используются вообще. Как это происходит в большинстве случаев, Запад просто выбирает себе кратчайший и легчайший путь.

"МГ": Какие требования вы предъявляете к студии, в которой вам приходится работать?

Б.Д.: Это имеет очень серьезное значение, в какой студии работает MUSLIMGAUZE. Я музицирую в очень старом, аналоговом духе, поэтому очень важно, чтобы в студии не было компьютеров, сэмплеров и т.п.

Никаких иллюзий насчет собственной популярности. В основном релизы MUSLIMGAUZE раскупаются в количестве, не превышающем несколько тысяч экземпляров. Тем не менее известность MUSLIMGAUZE за последнее десятилетие серьезно возросла. С другой стороны, проводимая лейблами Soleilmoon (США) и Staalplaat (Нидерланды), посредством которых в настоящее время реализуются компакты MUSLIMGAUZE, маркетинговая политика не очень–то много возможностей предоставляет желающим приобрести музыку Брина Джонса.

Значительная доля альбомов издается в лимитированных количествах, часть из которых распределяется исключительно по подписке. Некоторые альбомы выпускаются только для подписчиков. Остальная часть компактов укомплектована купонами, и приобрести следующий альбом MUSLIMGAUZE можно лишь, предъявив этот купон. Эти правила устанавливаются самими лейблами, на которые Брин высылает все без исключения записанные им альбомы и отдельные композиции.

"МГ": Как вы оцениваете собственную популярность? Что для вас популярность, может ли она помочь или помешать вам?

Б.Д.: MUSLIMGAUZE никогда не были популярными и никогда не будут. Это никаким образом не влияет на заключительный результат моей работы. Продажа компактов интересует меня исключительно в целях приобретения и ремонта моего аналогового оборудования.

Как однажды заявил Брин Джонс, для него музыка, конечно, вне политики, но ее создание — это политика; музыка вдохновляется политикой, без нее не существовало бы ни единого звука. Вот такие своеобразные искры, из которых возгорается магическое пламя MUSLIMGAUZE. Если случится так, что конфликт в Палестине как–то уладится, в чем Джонс сильно сомневается, то он найдет другое место на планете, где торжествовали бы несправедливость и насилие.

"МГ": Всегда ли вы думаете о политике, когда создаете музыку, или она иногда приходит к вам без ведома вашей воли и вы попросту "подгоняете" тот или иной музыкальный отрывок к последнему политическому событию? А может быть, что–то остается без политического объяснения или подоплеки?

Б.Д.: Каждый звук музыки MUSLIMGAUZE базируется на политическом факте, из которого вытекает все, что создано мной.

"МГ": Каким образом политика влияет на то, что вы делаете, — каждый отдельный политический факт или событие вызывают создание каждого отдельного звука, бита или ноты или вы имеете в виду некую общую политическую идею, которая определяет целый альбом или композицию?

Б.Д.: Мои глаза или уши следят за политическим процессом. Мой мозг обрабатывает информацию, а руки завершают создание вещи. Большинству людей результаты не нравятся.

"МГ": Интересует ли вас культурная жизнь Востока? Изучали ли вы когда–либо серьезно историю, искусства и другие, неполитические аспекты жизни на Востоке?

Б.Д.: Меня интересует все, что связано с арабским миром. Вам может нравиться водка, мне нравится арабская культура.

В некоторых других своих интервью Брин Джонс заявлял совершенно противоположное. Очень трудно, слушая только музыку MUSLIMGAUZE и не ведая совсем, кто таков мистер Джонс, сказать, что MUSLIMGAUZE звучит исключительно по–восточному. На самом деле Джонс не стремится как–то музыкально выразить мусульманскую идеологию, провозглашая открытость музыки для всех. Саунд MUSLIMGAUZE никак нельзя охарактеризовать как однозначно восточный или даже просто этнический, хотя, без сомнения, элементы всего этого присутствуют. Во многих случаях звучание совершенно "западное", без "восточного орнамента". В этой связи уместно вспомнить DEAD CAN DANCE.

"МГ": Почему вас вдохновляют только события в Палестине? Люди страдают по всему миру, и причины этого не менее серьезны.

Б.Д.: На меня влияет много вещей. Но люди Палестины и их борьба за свои права, на мой взгляд, являются намного более серьезной проблемой, чем что–либо еще на земле. Вы живете в своей стране, палестинцы живут в лагерях. Беларусь может помочь им, поставляя оружие. (!!!)

"МГ": Можете ли вы сказать, что в вашей музыке содержится призыв к борьбе? Думаете ли вы, что существуют реальные результаты у этих призывов?

Б.Д.: Музыка не принесет никаких результатов. Я вполне отдаю себе отчет в том, что мои усилия достаточно мизерны. Я ни к чему не призываю людей, ничему не поучаю их, я просто делаю музыку, основанную на политических событиях.

В произведениях MUSLIMGAUZE нет слов. Это не песни "протеста". Никаких лозунгов, словесной идеологии, наставлений или проповедей, призывов или выступлений в защиту.

"МГ": Предпринимали ли вы что–либо помимо музыки в целях реальной помощи палестинцам?

Б.Д.: Может быть, мои музыкальные усилия имели когда–то какой–то успех, может быть, нет. Но нет ничего кроме музыки.

"МГ": Не вдохновляют ли вас какие–то другие стороны нашей жизни? Значимы ли для вас другие виды искусства — литература, живопись, театр, кино и т.д.?

Б.Д.: Меня не интересуют вещи, окружающие меня. Ничего европейского, "западного" не оказывает на меня никакого влияния.

Парадоксально, но большинство продаж компактов MUSLIMGAUZE приходится на США. Европа же отвечает Брину той же монетой: там его считают просто идиотом, ведь во всем мире преобладают произраильские настроения. Это, впрочем, оставляет Джонса все так же равнодушным.

"МГ": Можно ли утверждать, что у вас существует какой–то визуальный имидж? Почему так редки ваши концерты и почему вы не делаете видеоклипов?

Б.Д.: MUSLIMGAUZE редко востребуют для концертов, поэтому они редки. Видео попахивает рекламой, поэтому в мире MUSLIMGAUZE ему нет места.

В самом деле, еще никто и никогда не видел его фото, хотя, конечно, он не скрывает своего лица на публике, как это делают THE RESIDENTS. За всю историю проекта Брин Джонс выступил едва ли более чем на 10 живых концертах.

"МГ": Что можно считать самым значимым музыкальным открытием для вас и что — разочарованием?

Б.Д.: Открытие — Палестина против Израиля. Разочарование — положение палестинцев не меняется.

"МГ": Какое самое выдающееся достижение MUSLIMGAUZE и что вам бы хотелось забыть навсегда?

Б.Д.: Достижение — это уникальность моего звучания. Забыть бы мне хотелось всех тех идиотов, с которыми мне приходилось сталкиваться в прошлом и которые сделали деньги на идеях MUSLIMGAUZE.

Здесь, по всей вероятности, Брин имеет в виду лейбл Red Rhino, который на заре карьеры MUSLIMGAUZE занимался изданием его музыки. В один прекрасный день компания "разорилась" и исчезла со всеми записями и деньгами Брина. После серии альбомов, вышедших на собственном лейбле Джонса Limited Editions, он заключил долгосрочный контракт с Soleilmoon и Staalplaat и, похоже, очень доволен совместной работой, всегда подчеркивая оказываемую ими поддержку.

"МГ": Что может послужить причиной прекращения вами заниматься музыкой?

Б.Д.: Отказавшие руки, глаза или уши. Идеи конца не имеют.

"МГ": Как вы видите ваше будущее? Каковы ваши планы и направления дальнейшего движения?

Б.Д. Больше компактов MUSLIMGAUZE, более совершенное их содержание и звучание, лучшие обложки, другими словами, я не перестану совершенствоваться всесторонне.

В этом Брин Джонс не изменяет себе уже много лет. Бесспорный прогресс в его музыкальном сознании не оставляет никаких сомнений в том, что его новая музыка будет все так же оригинальна и неожиданна. По поводу огромного количества альбомов MUSLIMGAUZE, так смущающих души меломанов, Джонс заявляет однозначно: этого мало. В каком направлении двинется ставшее в последнее время более нойзовым звучание MUSLIMGAUZE, знает, похоже, один Аллах.

"МГ": Какой вопрос вы задали бы себе и что ответили бы на него?

Б.Д.: Почему? Потому что это важно. (Без комментариев — от авт.).

"МГ": Что вам хотелось бы сказать вашим слушателям в Беларуси?

Б.Д.: Я сомневаюсь, что компакт–диски MUSLIMGAUZE покупают в Беларуси (зря!!! — от авт.), но надеюсь, что это не так (правильно!!! — от авт.). Я счастлив думать, что люди у вас в конце концов отвернулись от бесстыдной коммунистической идеи. Не забывайте о ваших братьях–мусульманах, борющихся за свои права.

Как объяснить феномен MUSLIMGAUZE? Беспримерный фанатизм? Тотальная мистификация? Почему–то уверен, что без последнего не обошлось. Уж слишком много оставлено вопросов без ответов, слишком много противоречий. Как в названии проекта — MUSLIMGAUZE, которое можно толковать по–разному. Это слово означает мусульманское одеяние для женщин, темное и непрозрачное, в которое они вынуждены одеваться согласно мусульманским правилам. Но если вы заглянете в англо–русский словарь потолще, то наряду с однозначно толкуемым словом "muslim" ("мусульманин") вы найдете множество интересных значений слова "gauze", позволяющих интерпретировать название группы несколько иначе и опять–таки неоднозначно.

Нет смысла перечислять здесь лучшие работы MUSLIMGAUZE, каждый альбом по–своему хорош, и каждый из вас сможет найти в них нечто близкое к вашему собственному, я надеюсь, не заплесневевшему музыкальному мировоззрению. Независимо от ваших политических убеждений эту музыку можно воспринимать саму по себе, в чистом виде, что допускает и сам Брин Джонс. Последними релизами MUSLIMGAUZE на текущий момент являются альбом "Mullah Said"(Staalplaat) и ЕР "Uzi Mahmood" (Staalplaat). Планируется выход альбома "Baghdad" и сборника ремиксов. Мне остается только поблагодарить Брина Джонса за интервью, а также Staalplaat за помощь в его организации.

Относительно доступная дискография:

1990 — "Intifaxa", 1991 — "United States Of Islam", 1992 — "Zul’m", 1993 — "Betrayal", 1993 — "Vote Hezbollah", 1994 "Blue Mosque", 1995 — "Salaam Alekum", "Bastard", 1995 — "Maroon", 1995 — "Gun Aramaic", 1996 "Occupied Territories", 1997 — "Gulf Between Us", 1997 — "Jaal Ab Dullah", 1998 — "Vampire Of Tehran", 1998 — "Mazar–I–Sharif".

parazyt

© 2005 музыкальная газета