статья


Gods Tower
Just Knife

mg83514.jpg (18353 bytes)

Ну, во–первых, — наша белорусская гордость. А ее замного не бывает. Во–вторых, на легионовской странице с "тауэрами" мы еще ни разу не общались, что непростительно. Исправляем допущенные перегибы: в рубрике "НАШ андерграунд" — Лесли Найф, вокалист GODS TOWER. Просто Лесли Найф и просто GODS TOWER — на этот раз без каких бы то ни было эпитетов, как бы "по–простому"...

— Расскажи о нынешнем состоянии дел.

— Мы репетируем, делаем вещи для новой программы. Те, которые уже готовы, мы дорабатываем, а другие вещи мы делаем заново или еще что–нибудь такое... В общем, собираемся вместе, и таким образом происходит обычный процесс. Планируем пару концертов дать, но тут уж не все от нас зависит. А в остальном все как обычно — крутимся, живем... Прогрессируем...

— Новая программа, по–моему, отличается уклоном в heavy metal. Кажется даже очень сильным. Насколько я понимаю, даже тексты стали более современными, не так ли?

— Что касается музыки, то ты прав. Мы действительно стали ближе к истокам. Наша музыка стала более агрессивной и тяжелой, мы увеличили среднюю скорость... Но GODS TOWER узнаваемая банда, и я думаю, что эти изменения пойдут нам только на пользу. А тексты, по–моему, ничуть не изменились...

— Но "Heroes Die Young" — это ведь песня о летчиках–истребителях? Я так понимаю...

— Не совсем. В принципе, песня действительно об асах времен Второй мировой, но основная линия в ней это то, что война — это всегда война. В этой песне мы проводим параллели между воинами древности и современными воинами. Несмотря на то, что прошли тысячелетия, гордость ведь осталась гордостью, а смелость и самопожертвование самими собой. И все так же, как и тысячу лет назад, воин горд, но его жизнь коротка.

— Хорошо. Как ты думаешь, почему GODS TOWER такая узнаваемая банда?

— Просто мы играем то, что у нас получается, и делаем это искренне. Главное — мы любим то, что мы делаем. Ведь у нас у всех разные вкусы, но здесь мы едины.

— Кстати, о вкусах. Что вы сами слушаете?

— Я сейчас слушаю BATHORY "Blood On Ice", это моя любимая банда. Но я не ограничиваюсь этим. Я же говорю, нету музыки кроме GODS TOWER, которая всем бы нам одинаково нравилась. Можно разве что сказать уверенно, что никто из нас не является чьим–либо фэном. Нам нравится всего понемножку. Но что уж точно на все 100%, мы все — оголтелые металлисты.

— Вы довольно активно концертируете. Что вы чувствуете до, во время и после концерта?

— Ну да, мы обожаем играть "живьем" — это невероятное ощущение. До концерта это обычно что–то вроде того, что подготовка к битве — приподнятое настроение, такое целенаправленное чувство. Все думают лишь о том, как лучше и полнее выложиться... А сам концерт — это взрыв эмоций, адреналина и единение с фэнами. После концерта детали уже не имеют значения — перед глазами все плывет, как–то нечетко, размыто. Экстаз, одним словом! Потом уже, через пару часов, начинается обсуждение: где, что когда... А в целом — это просто фантастика, высший наркотик. И это втягивает, к этому привыкаешь... Тому, кто вне этого, впрочем, это недоступно.

— Что ты скажешь о нынешнем состоянии метал–сцены?

— Где?

— В целом. И у нас и у них.

— У них — плохо, у нас — еще хуже. Они все молятся на авторитетов, также как у нас, но у них при всем при этом есть возможности технически расти. У нас это большинству недоступно. Впрочем, это большинству и не надо, но обидно, когда в этой серой массе копошатся и пропадают настоящие таланты. У нас лейблов слишком мало, у них... не могу судить, но по–моему многовато. Хотя это, наверно, и хорошо. У нас пробиться может либо очень хорошая банда, либо дерьмо с деньгами, у них в этом плане — демократия. Кто–то выпустил CD ливерной банды, так, из андерграундных чувств... и он, естественно, не продается. Им же хуже. Зато хорошие банды имеют все, и им не надо мучиться над вопросом: на что завтра ехать — на репетицию и что жрать, в конце концов... Но зато мы голодные и злые, а они сытые и добрые. Поэтому, думаю, если будет какой–то значительный прогресс, то он произойдет именно здесь.

— Почему ты так думаешь?

— А я верю в эту страну. Она сейчас на мели, но так не всегда было. А здесь талантов — как собак нерезаных.

— Вы выступали с CANNIBAL CORPSE, SAMAEL, IN FLAMES, BETHLEHEM, BEHEMOTH, PARADISE LOST... А с кем хотелось бы выступить больше всего? И где?

— Кстати, когда–то я мечтал сыграть вместе с PARADISE LOST, а после осуществления своей мечты я ничего не чувствовал. Разве что разочарование. Но это скорее из–за того, что "One Second" меня совершенно не заводит как музыка. Я бы хотел выступить с BATHORY, но Quorthon, кажется, чхал на это, да и на концерты вообще. С кем хотелось бы... Сразу со всеми, наверно. С JUDAS PRIEST, MANOWAR или SLAYER, а еще с THERION, GOREFEST и опять с IN FLAMES. А сыграть хотелось бы на "Dynamo" и "Metal Mania" в первую очередь. А впрочем, для нас где — не имеет значения. Будут созданы все условия — так мы и на Марсе выступим с превеликим удовольствием.

— Ваши предпочтения насчет моды, книг, фильмов?

— Наши? Я не интересуюсь тем, что смотрят и читают другие. А о себе могу сказать следующее: я модой не интересуюсь... да и не могу себе позволить за ней гнаться, ведь это недешево. Фильмы я смотрю и люблю либо исторические, либо фантастические — терпеть не могу реализм в кино. Его и в жизни, по–моему, слишком дохрена. А в кино... Мои любимые фильмы это "Храброе сердце" и "Звездные войны", ну и, естественно, все в таком роде... А в книгах то же самое. Правда, обожаю психоделические разгоны типа Введенского и Хармса, гротескный реализм Довлатова... Сам пытаюсь писать что–то. Люблю Стругацких. Умные книги люблю, в общем. А еще люблю мифологию, совершенно разную.

— Вкратце: отношение к сексу, религии, политике?

— Секс — это, наверно, самая классная вещь на свете после музыки и умных книг. Это просто здорово. Это даже... нормально. Это лучше, чем политика и религия; думаю, со мной многие согласятся.

Регилия — это когда кто–то навязывает кому–то свой взгляд на мироздание... полное дерьмо. Я не против сидеть в трамвае на одном сидении с буддистом, мусульманином или католиком, но при условии, что они не будут пихать мне свои душеспасательные комиксы.

Политика? Гм... Вся моя политика — свобода личности. Это единственная вещь, которая может оправдать государство перед его гражданами. Я гордый и свободный человек, не хочу сюсюкать о политике.

— Ближайшие планы?

— Выпустить CD и выступить везде!

Ю. НОЖОВКИН

© 2005 музыкальная газета