статья


Unkle
Однако все было не так просто.

Том Йорк (Thom Yorke) из RADIOHEAD, Ричард Эшкрофт (Richard Ashcroft) из THE VERVE, Майк Ди (Mike D) из BEASTIE BOYS, Кул Джи Рэп (Kool G Rap), Марк Холлис (Mark Hollis) из TALK TALK... Так кто же посмел собрать всех этих музыкантов на одном альбоме и сможет ли он стать самым великим альбомом всех времен и народов?

Джеймсу Лавелле (James Lavelle) было восемнадцать лет, когда он сделал первый шаг, который в конце концов привел в этом году к выходу дебютного альбома UNKLE "Psyence Fiction". Юный меломан в 1992 году одолжил у главы лейбла Honest Jon’s Records, где в то время работал, чуть больше полутора тысяч долларов. На эти деньги он открыл свой лейбл Mo’Wax. Джеймс не хотел признавать сложившихся традиций в электронной музыке, он упорно подбирал молодых талантливых музыкантов, разделявших его взгляды. Упорство и качество музыки сделали свое дело. Записывающиеся на Mo’Wax ди–джей Краш (DJ Krush), ди–джей Шэдоу (DJ Shadow), Мани Марк (Money Mark) уже признаны корифеями жанра. Сам Лавелле известен ремиксами "Planet Telex" RADIOHEAD, "Bittersweet Symphony" THE VERVE, "Where It’s At" Бека (Beck), "Bell Bottoms" THE JON SPENCER BLUES EXPLOSION, "Karmacoma" MASSIVE ATTACK. Он играл в качестве ди–джея на разогреве у RADIOHEAD и THE VERVE.

Однако самым амбициозным и самым успешным стал последний на сегодняшний день проект Лавелле UNKLE. Формально коллектив был основан в 1994 году. На тот момент это было трио, в котором помимо Джеймса были Тим Голдсуорси (Tim Goldsworthy) и Масаюки Кудо (Masayuki Kudo) из MAJOR FORCE WEST. Сначала никаких планов не было. Друзья просто экспериментировали в студии и записали EP "The Time Has Come", который занял первое место в независимом хит–параде Британии. Затем родилась идея записать альбом, в котором был бы отражен весь спектр музыкальных вкусов троицы. Работа закипела в сентябре 1995 года, и Лавелле надеялся все завершить к концу года. Однако все было не так просто.

Через некоторое время после начала записи у Лавелле и Голдсуорси появились разногласия, в результате которых последний покинул проект. "У Джеймса было свое видение записи, и вскоре стало ясно, что я не являюсь его частью. Наверное, творческие разногласия начались, когда Mo’Wax встал на ноги. Мы с Кудо по неделе работали в студии, а затем приходил он и говорил: "Ммм... Это не совсем правильно..." Так, только из–за того, что он решал, что это не то, чего ему хочется, было стерто столько материала, что его бы хватило на несколько альбомов", — объяснил Тим позже. К тому же он был программистом и почувствовал себя ненужным после того, как Лавелле пригласил ди–джея Шэдоу, который считается гением в этой области. В довершение всего Голдсуорси не нравилась идея приглашения вокалистов, от которых, получалось, напрямую зависел успех записи. В отличие от него Шэдоу поддерживал концепцию записи, придуманную Лавелле. С этого момента UNKLE и стал дуэтом Джеймса и Шэдоу.

Всем пришлось учиться. Шэдоу пришлось привыкнуть к мысли, что это не его собственный альбом, а поэтому нужно считаться еще с чьим–то мнением. Им пришлось научиться работать не с треками, а с песнями, где были вокальные партии, где были слова... Многим вокалистам приходилось учиться писать тексты на уже готовую музыку. А француженке Атлантик Хан (Atlantique Khanh) пришлось два года учиться писать песни на английском. В результате это ей так понравилось, что она больше и не собирается возвращаться к французскому.

Меньше всего проблем было с Томом Йорком и Ричардом Эшкрофтом. Оба записали свои партии еще до выхода триумфальных альбомов "OK Computer" RADIOHEAD и "Urban Hymns" THE VERVE. Эшкрофт был в хорошем настроении, хоть прошло не так много времени с распада THE VERVE в 1996 году, несмотря на грустный текст "Lonely Soul", прослушав которую вы подумаете об обратном. Он записал свои партии с первого раза. В свою очередь Йорк удивил всех, написав текст "Rabbit In Your Headlights" по пути в студию в машине.

Была и другая проблема — менеджеры приглашенных музыкантов. Все они были в первую очередь заинтересованы в том, получат ли их подопечные проценты от продажи работы, не повредит ли подобный проект их собственным работам и т.д. Усложняло этот вопрос то обстоятельство, что никто не мог сказать, когда все это закочится, когда наконец появится этот альбом, о котором все говорят, а его все нет и нет. Ведь деньги на его запись уходили, а отдачи не было никакой. Более того, слишком большой успех проекта рассматривался менеджерами и лейблами приглашенных музыкантов, как потенциальная угроза популярности их подопечных. Именно по этой причине задуманные Шэдоу и Лавелле синглы "Lonely Soul" и "Nursery Rhyme" так и не выйдут, а будут только на альбоме.

Однако все это в конце концов осталось позади. Концептуальный от начала и до самого конца альбом с невиданным богатством знаменитых имен современной музыки записан и выпущен. Однако вы будете удивлены, узнав, что Лавелле не написал ни одной песни и не является продюсером работы. Вот как он сам объясняет свою роль и сущность проекта: "Конечно, я не писал музыки. Я пригласил Шэдоу, потому что это была моя идея, моя затея и я хотел, чтобы она была настолько хороша, насколько возможно, ведь через пять лет люди не будут помнить ни рецензий, ни даты выхода, а будут помнить только музыку. Люди скажут: "А, он такой эгоист, потому что сам ничего не сделал". Никакого отношения к моему "эго" это не имеет. Поверьте, чтобы сделать эту запись, мне пришлось оставить его три года назад у дверей студии. Это концептуальная запись, многие найдут ее слишком претенциозной и скажут что–нибудь вроде "Что, черт побери, делал Джеймс?", "Это не группа", "Кто они, черт побери, такие, чтобы приглашать всех этих людей?", "Эта запись хороша только из–за Тома и Ричарда". Я жду, когда всем этим станут бросать в нас. Я окружил себя людьми, которые гениальны в своем деле. Иногда им нужно помочь, направляя в нужную сторону, но нельзя все за них решать, ведь они приходят к тебе только потому, что ты даешь им полную свободу. Мне не нужно, чтобы меня окружала кучка людей со словом "да" на губах. Я хочу, чтобы они мне дали столько же, сколько даю им я".

Так что наслаждайтесь и решайте сами за себя, чего стоит этот альбом. А Лавелле, похоже, уже все для себя решил: "Я не думаю, что это запись будет иметь большой коммерческий успех. Я не думаю, что она будет так же значительна, как альбом BEASTIE BOYS."

Дмитрий БЕЗКОРОВАЙНЫЙ

© 2005 музыкальная газета