статья


Harricane # 1
Ураган # 1

mg83011a.jpg (27065 bytes)
Сначала была песня. Точнее, со стороны Северной Шотландии, от которой после появления GENEVA, в общем–то уже никто ничего не ждал, послышался приятный вокал. "Джон Леннон или Род Стюарт", — подумали в Лондоне. "Сами вы Род Стюарт!" — сказал Алекс Лоу ( Alex Lowe ), окончательно выйдя из тени Северной Шотландии. Был он широколобый, коренастый и неплохо боксировал. По дороге в Лондон Алекc поймал попутку, за рулем которой сидел очень злой на группу RIDE Энди Белл (Andy Bell), один из десяти лучших британских сочинителей песен. Хотим мы того или нет, но это произошло. Усталые, но довольные HARRICANE #1 приехали в лондонскую студию Creation Records...

Ну, на самом деле все было несколько иначе. Как именно, я попытаюсь вам последовательно рассказать. Если оглянуться на самый конец 1996 года, то мы увидим теперешнего оптимиста Энди, неуверенно шагающего по сцене полупустого клуба "Borderline". Тогда лебединая песня RIDE (последней группы Энди Белла) — "Tarantula" только вышла, и публика задавала себе один вопрос — почему эти парни расстались сразу после выхода своей лучшей записи? И только пронесшийся над Британией УРАГАН #1 (HURRICANE #1), позволил Энди Беллу увидеть положительные моменты развала RIDE. "То ли еще будет! — говорит Энди Белл с полной уверенностью, — Меня заводит это! Такое ощущение, будто шесть лет я был просто учеником. Теперь я готов отдать своему делу все, что у меня есть. Я действительно хочу сделать это!" Заглядывая немного вперед, можно сказать, что Энди Беллу удалось осуществить свои намерения. Он стал неоспоримым лидером и создателем HARRICANE #1 ( в мае 1996 года). По прогнозам группа должна была стать самой светлой перспективой для рок–н–ролла 1997 года. Так и случилось. Они стали не просто группой, а пульсирующим зарядом, состоянием души на грани экстаза. Не хочется занудничать, но надо заметить, что индивидуальность — не главный "конек" HURRICANE #1. Как поется в одной песне — "...то березка, то рябина...", в данной ситуации я сказала бы — то OASIS, то STONE ROSES, то еще что–то знакомое нет–нет да и промелькнет в их звучании. Тем не менее, заявка на успех была серьезной и оправдала себя. Иначе, статья кончилась бы на этом самом месте.

Итак, после развала RIDE разбитый и потерянный Энди Белл уже хранил в голове 15 песен, готовых для...чего–то, и усиленно думал о том, что бы это могло быть. Он записал некоторые из них под акустическую гитару и показал демо Алану МакГи (Alan McGee), главному продюсеру Creation records, который уже хорошо знал Энди по работе с RIDE. "У тебя замечательные песни, — сказал Алан МакГи. — Но не лучший в мире голос. Тебе нужно найти хорошего вокалиста, в этом заключается разница между 67–ой и первой позицией в чартах.". И Белл нашел Алекса Лоу.

Будучи подростком, Алекс Лоу бросил школу и стал собирать картошку, чтобы помочь матери свести концы с концами. Одно время Алекс занимался боксом. В пятнадцать лет он купил себе гитару. Следующие десять лет были посвящены выступлениям в локальных пабах в составах разных групп, с программами, в основном составленными из каверов. Сам Алекс за это время написал несколько собственных песен в стиле кантри–рок. Его последняя группа THE FRASERS выпустила в 1990 году DIY ("Do It Yourself", т.е. — сделанный ими самими) сингл под названием "Selfish", было продано 3000 копий. Но группа не была готова гастролировать, а вскоре и вовсе распалась. Когда подружка Алекса заявила, что разослала повсюду их демо, он не был удивлен и не питал иллюзий — все это уже случалось раньше. Но, как выяснилось позже, среди двухсот демокассет, полученных Энди Беллом, была и кассета Алекса. Он услышал ее в мае 1996 года и пригласил Алекса на прослушивание. "Он начал петь Maggie Mae, — вспоминает Энди Белл. — И я сказал — О.К., ты в группе.". Пока Энди разделывался с остальными претендентами на место вокалиста, Алекс был отправлен перекусить в Макдональдс, а когда вернулся, они играли вместе несколько часов. 8 мая того же года Энди встретился и начал работать с восемнадцатилетним барабанщиком Гаретом Фармером (Gareth Farmer), который в свое время был фэном RIDE. Один приятель Энди из Лондона пообещал подобрать ему басиста. День аудиенции был назначен и ... "Выглядел он очень круто, — говорит с улыбкой Энди Белл. — Он достал свой бас, это был "Гибсон" 60–х годов, который Крис Робинсон из BLACK CROWES подарил ему, когда продюсировал его последнюю группу THEE HYPNOTICS, и я подумал, что парень действительно крут. Он понравился мне. Его звали Уилл Пеппер (Will Pepper)".Так состав группы сформировался окончательно, и HURRICANE #1 записали на Creation records свой дебютный альбом со Стивеном Харрисом (Stephen Harris), продюсером альбома "К" великолепных KULA SHAKER. Результат был потрясающим, "Hurricane #1" вышел 7 июля 1997 года и сразу попал в британский хит–парад. Любая новоиспеченная английская группа неизбежно попадает под сравнение с ОАЗИСОМ. Фамилия Гэллахер (Gallagher) стала своеобразным знаком качества в английской музыке. HURRICANE #1 прошли эту "проверку на вшивость" легко, безболезненно и даже в чем–то гениально. Сам Алан МакГи сказал так: "Лиэм Гэллахер (Liam Gallagher), Бобби Гилеспи (Bobby Gillespie) и Энди Белл — просто законченные рок–н–рольщики, они совершенны! А теперь подрастает и Алекс! Он паренек тихий, но если вы, не дай Бог, поспорите с ним, то ваше поражение станет очевидным уже через две минуты. Он добивается своего. Я буду очень удивлен, если они не станут суперзвездами к концу года". "Это сумасшествие, — говорит Энди. — Мы все четверо и наш продюсер Стив Харрис просто рехнулись! Мы не можем остановиться с того момента, как начали играть и записались. Сейчас мы хорошая партия для Creation, и кто знает, сколько еще времени пройдет, пока появится партия более выгодная". "Я слишком долго ждал нас, невозможно, чтобы мы не состоялись!" — это слова Алекса Лоу. — Мы будем великими, очень известными, потому что мы действительно делаем то, что хотим делать. Нас заводит это!" Вот здесь и заканчиваются волнения и переживания HURRICANE #1. Их альбом необычайно гармоничен. "Неудержимо захватывающим" его назвал авторитетный лондонский "Мелоди Мейкер" (Melody Maker). Он сделан на одном дыхании. Вопреки разрушающему ощущению потери чего–то "Let Go Of The Dream" наполнена уверенностью в собственном успехе. От ошеломляющей меланхолии "Monday Afternoon", через суперадреналин "Don’t Look Away" к незаметному величию "Step Into My World", вы ощущаете его, и так случается с каждым. Вы слышите их и вдруг понимаете, что находитесь на лезвии бритвы. HURRICANE #1 уготована судьба "классической" рок–группы, Алан МакГи верил, что они ею станут, они ею стали, и это здорово!

Mael

© 2005 музыкальная газета