статья


Плато
Компакты по осени считают

mg82802.jpg (25960 bytes)
Практически на целый год "Музыкальная газета" оставила без присмотра одну из самобытнейших минских групп ПЛАТО. И за это время команда успела наворотить Бог знает чего. "Чего?" — спросил я у музыкантов П. Матвея Сабурова (М.) и Дениса Сикорского (Д.).

М.: Самое главное — подготовили песни (даже с запасом) для нового альбома, и в данный момент мы его и записываем. Он будет состоять из одиннадцати композиций и, по сравнению с предыдущей нашей работой, мы надеемся, альбом наиболее точно отразит то, что мы хотим сказать своему слушателю, поэтому именно этот альбом можно считать по–настоящему первым в истории группы ПЛАТО. Полтора–два года назад мы представляли из себя скорее коллектив отдельных личностей, сегодня мы уже действительно единомышленники, и в написании и аранжировке песен принимают участие все музыканты группы. А значит, и композиции можно назвать плодом коллективного труда, а не отдельных людей.

— О чем новый альбом?

М.: В процессе его подготовки как бы вырисовались три связанные между собой части, но каждая из них ценна и сама по себе. Если первый наш альбом состоял из песен, в которых мы доступным, популярным языком говорили о волнующих нас и, как мы думаем, окружающих глобальных и бытовых проблемах, то эта работа представляется мне более художественной по стилистике, более философсконаправленной.

— Я брал интервью у питерской группы КОРОЛЬ И ШУТ и согласен с их лидерами, когда они говорят, что время символизма в русскоязычном роке закончилось, слушатель устал от красивых фраз, зачастую пустых и ничего не значащих. Вы не боитесь не попасть "в тему"?

М.: Начну с того, что философия философии рознь. Это раз. А во–вторых, мы освободились от пут всеохватности и неконкретики. Я, может быть, поправлюсь и скажу не о философичности альбома, а о том, что он будет слегка с абстрактным налетом.

Д.: Потом еще, иногда трудно говорить в песне о чем–то теми же словами, которыми мы говорим друг с другом в повседневной жизни.

— Где записываете альбом?

М.: На фирме "Инис Софт" (она занимается программным обеспечением для школ). Я в ней работаю и своими стараниями организовал там маленькую студию — в ванной, которую мы обклеили яичными коробками. Есть приличный микрофон, пульт, всяческие примочки. Так и пишемся, поодиночке, и я к тому же выполняю функции звукорежиссера.

— Произошли какие–то изменения в самом вашем творчестве, или вы по–прежнему впрягаете в одну упряжку чистый рок и world–music?

М.: Стали больше экспериментировать с этнической музыкой, этому помогло то, что в группе появились новые интересные инструменты, позволяющие играть такого рода музыку. В планах же вообще стоит наш "уход" совсем в этническую музыку, избавление от каких–то личностных моментов, характерных для нынешнего нашего творчества.

Д.: Нас всегда было трудно причислить к рок–музыке, мы сами до сих пор сомневаемся, к какому типу музыки принадлежим. Скорее, это акустик–world–music.

М.: Но если рассматривать поп и рок, то мы — рок.

— Что с составом команды, он поменялся?

М.: Из группы никто не ушел, а вот "виртуальный" член ПЛАТО — Денис Сикорский — успел материализоваться и из Москвы, забросив там все свои институты, переехал в Беларусь.

— Не фига себе — забросил Москву! Как Кзыл–Орду какую–нибудь...

Д.: Грустно мне там было на самом деле. Мои друзья все здесь, а для меня очень важно, когда люди, с которыми я общаюсь, находятся рядом. В Москве я учился в МВТУ имени Баумана на инженера, был бы, наверное, программистом. А сейчас стал дизайнером, совершенно случайно увлекшись компьютерной графикой. Позанимался самостоятельно этим там, а, приехав сюда, нашлось и здесь, где поработать, в том же "Инис Софт" (рисую мультфильмы). Такой идеальный вариант: занимаюсь своим любимым делом и получаю за него деньги.

— А ПЛАТО для тебя это хобби?

Д.: Трудный очень вопрос. Сказать, что это работа — нельзя, наверное. Хотя, вот ведь в чем парадокс, это действительно тяжелая работа. Но это работа интересная, интересная до ужаса.

— Понятно, ПЛАТО — это ПЛАТО.

Д.: Да.

— Как ваш союз с немецким другом Кристианом, помогающим чем может группе, не распался?

М.: Нет, конечно. В августе мы едем в Германию с минским театром при минском центре молодежи со спектаклем "Гамлет", для которого написали музыку и сами участвуем в нем в качестве актеров, исполняя небольшие роли. Театр покажет там еще несколько своих работ в берлинском дворце детей и молодежи, а мы надеемся сыграть несколько концертов.

— Я не знаю, насколько это было важно для ПЛАТО, но приглашение сыграть в прошлом году на одном из отборочных туров к "Рок–коронации", показалось мне многообещающим. Однако после этого дальнейшего продвижения команды в белорусский "шоу–бизнес" не последовало. Почему?

Д.: Наверное, это наша вина. Мы появились, сыграли, а потом перестали действовать в этом направлении. Продолжали делать собственные концерты, но в тусовку так и не влились. Да и не готовы мы были для того, чтобы показывать свои вещи более широкому кругу слушателей.

М.: Пытались сделать большой концерт во Дворце профсоюзов, но, несмотря на помощь "Класс–Клуба" и его директора Геннадия Шульмана, спонсоров не нашли.

Д.: Первый альбом отнесли в "Ковчег", Цыбину. Он готов был тиражировать работу, но парень, который помогал нам записывать альбом и которому он, скажем так, принадлежал по праву его продюсерства над нами, был против.

— ...?

Д.: Его личные и корыстные в этом деле цели не окупались. Для нас было важно просто выпустить альбом, он же хотел на нем заработать, что, естественно, было нереально в наших условиях.

М.: Мы, конечно, благодарны ему за все то, что он для нас сделал, но из песни слова не выкинешь. Сейчас он, кстати, отойдя от музыкального "бизнеса", готов вернуть нам рабочие материалы альбома, но у нас желания выпускать его уже нет: ушло то время — два года простоя срок для альбом большой.

— Вы нашли тех музыкантов, с которыми могли бы органично играть на концертах?

М.: На могилевском фестивале "Магутны божа" нашими партнерами по сцене были ПАЛАЦ и НОВАЕ НЕБА. Но мы оказываемся в схожих обоймах не по желанию этих музыкантов (я говорю это без каких–либо отрицательных эмоций в их адрес), а потому что так получается.

Д.: Нам нравятся КРАМА, НОВАЕ НЕБА, но сыграть бы хотелось вместе с ТРОИЦЕЙ. Мы разговаривали с музыкантами группы, но, к сожалению, то у них планы с нашими не совпадают, то у нас.

— Я вообще с трудом представляю вашу музыку где–нибудь в "Резервации" или "Cosmopolitan"...

М.: Вот я тебе принесу наш новый альбом и ты услышишь, что мы теперь не такие уж "элитарные" (да и не были ими никогда). Какую музыку мы играем? Все смотрели фильм "Титаник" и помнят, когда там в подвале люди танцевали под озорную кельтскую музыку: бубен, гармошечка, скрипочка, гитарка. Но это все музыка не того класса, какого она могла бы быть. Именно эти музыкальные темы мы можем поднять.

— Представляю себе такой концерт–сборничек: ПЛАТО, ТРОИЦА, КАЛИ ЮГА, КАМЕЛОТ, GODS TOWER... А что?! GODS TOWER играет отличный дум, все эти шотландские леса, воинствующие кельты. VICIOUS CRUSADE можно пригласить. Обозвать фестивалем... м–м–м... "Кельты и белорусы". А че? Народ пойдет, по–моему... Бред я придумал?..

М.: Вовсе не бред. GODS TOWER нам предлагали сыграть на презентации их альбома.

— О!.. Закругляемся. Так когда выйдет альбом, на чем и где его можно будет приобрести?

М.: Думаем, что в начале осени всех пригласим на его презентацию. Выйдет он сначала на компактах, которые можно будет приобрести на наших концертах. Или на одном большом, хорошем концерте. В Минске. Или в Могилеве, куда нас приглашали.

А напоследок группа ПЛАТО обращается к своим потенциальным менеджеру и звукооператору. Ау–у?! Где вы? ПЛАТО вас ждет (связь через "МГ", через автора этого интервью).

Олег КЛИМОВ

© 2005 музыкальная газета