статья


Prodigy, The
Рок-н-ролл рубежа веков?

"Музыкальный бизнес — как большая ловушка, и поэтому я не люблю полностью погружаться в него. Мне нравится стоять в стороне и смеяться над ним, потому что если прыгнуть в мэйнстрим полностью, то уже никогда не спастись. Такие песни, как "Firestarter", врываются в мэйнстрим и гнут его, искривляют. Затем мы вновь уходим в андерграунд. Так лучше всего". — Лиэм Хоулитт.

Рождение новой звезды

Кто знает, что будет с ним через несколько лет? Вот и Лиэм, а тем более его поплечники, наверное, никогда не ожидали, что он достигнет нынешних звездных высот популярности. Что уж тут говорить, ведь если бы ему сказали в свое время, что он внесет свой весомый вклад в развитие электронной музыки, то он, наверное, рассмеялся бы. Ведь техно Лиэму сначала совсем не нравилось. В начальных классах школы он слушал ska и two tone, представители которых были на подаренном ему отцом сборнике "Ska’s Greatest Hits". Любимой его группой были тогда THE SPECIALS. В средней школе юный Лиэм приобщился к развивавшейся тогда хип–хоп–культуре, будучи поклонником GRANDMASTER FLASH & THE FURIOUS FIVE, а в 1984 году постоянно по многу раз пересматривал фильм о брейк–дансе "Beat Street". Проявлению таланта Лиэма поспособствовал отец, который заставил его посещать уроки игры на фортепиано в течение восьми лет. Возможно, что еще будучи подростком он начал писать свои первые песни. Поработав на стройке, он скопил чуть–чуть денег и в пятнадцать купил себе две дешевенькие вертушки. После этого около года он провел в своей спальне, где учился работать с ними. Потом он принял участие в нескольких конкурсах по микшированию. Так, однажды он послушал хип–хоп–программу на "Capital Radio", где был объявлен конкурс на лучший микс. Юный Хоулитт послал один из своих самых любимых миксов, но через неделю ему показалось, что тот был недостаточно хорош, и Лиэм послал другой, но уже под другим именем. Его работы заняли первое и третье места.

Вскоре он предложил свои услуги местной рэп–команде CUT TO KILL, которая взяла его в качестве второго ди–джея. В следующие два года группа вместе с Лиэмом много репетировала, но выступала редко. Закончив в 1988 году школу со специализацией "графический дизайн", восемнадцатилетний Хоулитт получил работу в теперь уже несуществующем журнале "Metropolitan", с владельцем которого подружился. Когда Лиэм прокрутил ему запись CUT TO KILL, тот предложил 4 тысячи фунтов (около семи тысяч долларов) для записи дебютного альбома. Однако и музыканты, и их благодетель были неопытны в делах шоу–бизнеса, в результате чего все деньги были растрачены в студии, а для раскрутки и концертов ничего не осталось. Вдобавок ко всему остальные участники CUT TO KILL втихаря подписали контракт с Tam Tam Records (в котором Хоулитт не упоминался). Таким образом, Лиэм выбыл из игры, несмотря на то, что группа использовала одну из его песен для получения контракта. Однако, как говорится, все что ни делается, то к лучшему: как раз в это время у Хоулитта стал падать интерес к хип–хопу.

Впервые с набиравшим силу рэйвом Лиэм сталкивается в родном Брэйнтри, на одной из вечеринок в клубе "The Barn", в котором ди–джеем был Мистер Си (Mr. C), позже основавший THE SHAMEN. Со временем он стал сначала частым гостем, а потом и ди–джеем клуба, вновь начав писать музыку, используя опыт своей работы в хип–хопе. Тогда на городских дискотеках и вечеринках едва ли не самыми заметными фигурами были Лирой Торнхилл (Leeroy Thornhill) и Кит Флинт (Keith Flint).

Лирой был большим поклонником Джеймса Брауна (James Brown) и увлекся рэйвом, только когда эйсид–хаус из примитивной монотонности превратился во что–то более утонченное. Что касается его трудовой занятости, то время от времени он подрабатывал электриком.

Кит ушел из школы, даже не сделав попытки сдать экзамены, после чего перепробовал кучу работ, что, правда, ни к чему не привело. Вскоре он стал большим поклонником байкерской культуры, не брезговал курнуть чего–нибудь покрепче сигарет и слушал музыку монстров семидесятых в лице LED ZEPPELIN и PINK FLOYD. В то время как летом 1988 года в Британии появился рэйв, он странствовал по Среднему Востоку и Африке. Когда Кит вернулся из своих путешествий весной 1989 года, его выгнали из дому. Тут его выручила подруга Эндж (Ange), которая приютила "сорванца". Она сыграла далеко на последнюю роль в его жизни, когда, будучи большой поклонницей рэйва, стала водить Кита на вечеринки, в том числе и в уже упоминавшийся клуб "The Barn". Там будущий "поджигатель" познакомился с Лироем, который стал его лучшим другом, — их трудно было увидеть на вечеринке порознь. Достаточно забавна история начала его увлечения танцами: еще ребенком он танцевал на кухне своей маме под LED ZEPPELIN.

В один прекрасный день Кит попросил Лиэма записать ему на кассету ту музыку, которую Лиэм крутил на дискотеках (уж очень она нравилась ему). Хоулитт выполнил просьбу. Однако на вторую сторону по воле случая попали его собственные музыкальные эксперименты. Когда Кит и Лирой услышали вторую сторону, то они пришли в восторг и на следующей неделе предложили "пляжному ди–джею" создать группу, в которую, помимо Лиэма, Лироя и Кита, попала их подруга Шарки (Sharky). Схема расстановки сил: трое танцуют + один играет (Хоулитт). Начались репетиции...

В октябре 1990 года группа дала свой первый концерт в модном зале "Labyrinth" в районе Дэлстон, что на востоке Лондона. По этому случаю в группу был приглашен Эм–Си Максим Риэлити (Maxim Reality), усердно занимавшийся музыкой рэгги.

Любовь к музыке у Максима проснулась годам к четырнадцати, когда он, глядя на своего старшего брата Эм–Си Старки (MC Starkey), тоже решил попытать счастья в качестве эм–си. Попав однажды из родного Питерсборо в Ноттингем, Максим познакомился с Яном Шервудом (Ian Sherwood), результатом чего стал их совместный проект MAXIM REALITY AND SHEIK YAN GROOVE. Однако после трех лет исполнения непривычной для всех танцевальной музыки они решили покончить с ним (проектом, конечно же). После этого Максим решил развеяться и подумать, что делать дальше, отправившись путешествовать. Через три месяца он вернулся, переехал в Лондон, где вскоре один из друзей свел его с THE PRODIGY. После нескольких телефонных разговоров и прослушивания присланных ему записей Максим согласился помочь группе, однако времени было мало, а потому впервые он встретился с Хоулиттом, Торнхиллом, Флинтом и Шарки лишь перед самим концертом в Дэлстоне. Несмотря на спонтанность его появления в группе, концерт прошел достаточно успешно, и вскоре ему предложили стать постоянным участником THE PRODIGY.

В этом составе музыканты стали ездить по стране, стараясь привлечь к себе внимание. Сначала все шло не очень. Так, на пятом концерте в Hatfield College зрителями были девять человек, из них пятеро — техники, однако вскоре благодаря упорству пятерки все изменилось, и на двенадцатый концерт пришло 12 тысяч человек (это была большая рэйв–вечеринка). Во многом, конечно, им помогла традиция больших эсид–хаусовых вечеринок давать выступить молодым группам перед большой аудиторией (рок–музыкантам остается только мечтать об этом). Однако в успехе была и заслуга самих музыкантов, поскольку в отличие от большинства электронщиков того времени они играли "вживую". А на Рождество 1990 года Лиэм обрадовал своих одногруппников тем, что лейбл XL подписывает с ними контракт. Шарки не была довольна этим, поскольку это означало увеличение количества обязательств перед группой. К тому же она не воспринимала участие в THE PRODIGY как какую–то работу: ей просто нравилось танцевать под любимую музыку, а потому она ушла. Тем не менее группа не забыла о ней, и она упоминалась на вкладышах нескольких синглов к "Experience" и первых двух альбомах.

В феврале 1991 года вышел дебютный 12’’ EP группы под названием "What Evil Lurks", который разошелся тиражом в семь тысяч экземпляров. Запись была с восторгом принята в рэйвовых кругах, чему немало поспособствовали непрерывные концерты THE PRODIGY в ее поддержку. Сейчас она — одна из самых редких и раритетных пластинок группы. Успех дебюта был закреплен 31–м местом EP в танцевальном хит–параде Великобритании. Столь резвый старт побудил музыкантов собраться на следующий день дома у Лиэма, чтобы порепетировать свое концертное выступление, но без атмосферы концерта, без танцующих с ними зрителей музыканты не смогли этого сделать, и после двадцати минут споров и ругани они разошлись. С тех пор они не репетируют.

Желая утвердиться в музыкальном мире, команда много гастролировала по стране и даже время от времени совершала свои первые вылазки за границу. В то время Лиэм постоянно допоздна веселился, а когда приходил домой, писал новый материал. Так был записан и знаменитый трек "Charly". Сэмпл для него Лиэм взял из рекламы, которую часто крутили, когда он был маленьким. Ее главными персонажами являются страшно раздражающий мальчик и его кот, который говорит: "Charly says always tell your Mummy before you go off somewhere" ("Чарли говорит, что всегда нужно предупреждать свою мамочку, прежде чем куда–то уйти"). Лиэм наложил его на достаточно тяжелую по звучанию музыку. Группа уже давно исполняла песню в ритме рэгги, но именно тяжелая версия Хоулитта (Alley Cat Mix) принесла ей успех, когда она вышла на одноименном сингле 12 августа 1991 года. "Я никогда не жалею о том, что что–либо написал. Когда я написал эту песню, я ее записал в своей спальне в доме моего отца. Я услышал эту рекламу в старой программе семидесятых годов "Double Deckers" и попросил своего сводного брата записать ее для меня. Однажды утром я встал и подумал: да, я сделаю песню с этим сэмплом. Когда же я ее записал, то увидел: это банально, но классно!"Успеху способствовало то, что реклама в свое время была очень известна, и для многих услышать ее в таком виде было все равно, что для вас "Спокойной ночи, малыши!" в технообработке с сэмплированными и искаженными хрюканиями Хрюши и карканьями Каркуши.

В результате он занял первое место в танцевальном хит–параде Великобритании и третье место в национальном хит–параде. Во многом благодаря этому вскоре THE PRODIGY довелось выступать перед тридцатью тысячами поклонников рэйва. Теперь надо было доказать правомерность успеха. Следующий сингл "Everybody In The Place" вышел 30 декабря 1991 года и даже превзошел успех "Charly", заняв 2–е место в национальном хит–параде Великобритании следом за "Bohemian Rhapsody" QUEEN. Его появлению сопутствовали как концерты в Европе, так и первые выступления в США, где был подписан контракт с лейблом Elektra. Знаком признания высокого творческого потенциала группы стали предложения от таких известных групп, как ART OF NOISE, DREAM FREQUENCY и даже TAKE THAT, сделать ремиксы их песен (правда, последним Лиэм отказал).

В сентябре 1992 года вышел новый сингл "Fire", который стал третьим хит–синглом группы. Теперь, после столь удачного дебюта синглов, пришло время альбома. В "Experience" были отлично совмещены новые композиции и перемикшированный, ранее выпущенный на синглах материал. Темп альбома постепенно взвинчивался, достигая высшей точки на "Hyperspeed", за которой следовал ремикс знаменитого "Charly" и сокрушающая своими ударными композиция "Out Of Space". Ремикс "Everybody In The Place" сменялся изящной, сделанной с тонким чувством вкуса "Weather Experience", ставшей пиковой точкой альбома. В завершение программы можно было услышать эксперимент группы в стиле джангл "Ruff In The Jungle Bizness" и концертную версию (!) "Death Of The Prodigy Dancers". Сразу же после выхода "Experience" появился в хит–параде Великобритании на двенадцатой строчке и довольно быстро был признан золотым (продано 100 тысяч экземпляров), оставаясь в числе 40 лучших альбомов Великобритании в течение 25 недель.

THE PRODIGY отправились с турне по Европе, Америке, Австралии и Японии в поддержку альбома, однако вместо того, чтобы привести к успеху, это чуть не привело к распаду группы, которая еще и оказалась по уши в долгах. Во многом были виноваты организаторы концертов. Так, в Австралии в соответствии с графиком у музыкантов было два свободных дня только через полтора месяца после начала турне. В Америке была слабо налажена реклама концертов, в связи с чем они не окупались, и, естественно, музыкантам, которые жили в неимоверных условиях, платили гроши.

Тем не менее вышедшие затем заключительные синглы к дебютному альбому ("Out Of Space" и "Wind It Up") продолжили сложившуюся традицию попадания в двадцатку. Но, несмотря на это, музыканты были на грани распада.

Грядет время

больших перемен

Дело в том, что Хоулитт неожиданно для самого себя осознал, что он пишет музыку для публики "на колесах". Фанатам рэйва было абсолютно безразлично, насколько качественным будет его новый материал. Они были готовы купить все, что угодно, с надписью "the prodigy". Это обстоятельство его ничуть не радовало. Однажды, когда THE PRODIGY играли в Шотландии, Лиэм посмотрел на 15–тысячную толпу танцующих модников, которые дрыгались в зале, и подумал: "Посмотрите на этих людей: да они же просто клоуны. Что мы делаем? Да мы же сами просто чертовы клоуны!" Пришло время перемен. Хоулитт продолжал заниматься ремиксами. Среди его заказчиков были JESUS JONES и FRONT 242. Видимо, это стало еще одной из причин смены группой музыкального направления. "В этих записях присутствовал дух рэйва, под них можно было потанцевать. Но в них чувствовался совсем новый подход, новая энергия и новая мощь. Это не было сознательным решением, просто я больше не слушал танцевальную музыку и большая часть техно наскучила мне, а рок стал более привлекательным для меня, и, прежде всего, меня привлекала его энергия. Мне кажется, что SMASHING PUMPKINS великолепны, а еще мне нравились RED HOT CHILI PEPPERS", — заявит Лиэм позже.

Была и другая проблема. Несмотря на неудачные турне по Америке и Австралии, группа пользовалась большим успехом (о чем свидетельствуют высокие места синглов и альбома). Это привело к потере популярности группы в андерграундной среде, откуда она вышла. Их стали считать слишком коммерциализованными, и клубные ди–джеи не хотели крутить их записи. В ответ в августе 1993 группа выпустила тиражом по тысяче экземпляров две версии сингла "One Love" под псевдонимом EARTHBOUND (название домашней студии Лиэма). На первой с обеих сторон была "One Love (Original Mix)", а на другой — достаточно тяжелый по звучанию ремикс, сделанный Джонни Эл (Johnny L). Обложка обоих вариантов была белой, и после "What Evil Lurks" эта пластинка стала вторым знаменитым раритетом THE PRODIGY.

Песня была воспринята неоднозначно, но популярности не убывало, а наоборот, прибавлялось. Это подтверждает тот факт, что запись при покупке с рук стоила около 190 долларов. И только после того, как реакция на это творение стала ясной, музыканты заявили, что это дело, как говорится, их рук. Следом, в октябре, сингл "One Love" появился в широкой продаже и окончательно снял все сомнения в правильности выбранного направления. Правда, часть успеха песни и в удачном видеоклипе, который был сделан по последнему слову компьютерной техники за шесть недель с помощью специально привезенной из Соединенных Штатов аппаратуры.

В конце 1993 года началась запись нового альбома. Лиэм позже вспоминал: "Все, чего мы хотели достичь, когда начинали играть, было выступить в клубах, куда мы ходили. В итоге мы этого добились. Мы занимались этим три года и, к сожалению, английская клубная сцена стала гибнуть. Это стало скучно, потеряло свою силу и свежесть. Мы просто выпали оттуда. Она нам не нравилась прежде всего в музыкальном плане. На нас наводило тоску то, что мы слышали. Мы просто почувствовали, что пора что–то менять. Я сделал ремикс FRONT 242 (песни "Burn You Down" — прим. авт.), который стал началом нового уровня. После этого я начал запись нового альбома. Я изменил способ написания музыки и перестал использовать так много сэмплов, начав делать более мрачную музыку. Во время записи альбома я хотел забыть про все правила танцевальной музыки, у которой много видов: джангл, техно и что бы там ни было еще. В каждом виде есть свои правила. Например, нужно использовать определенные звуки, нельзя использовать гитары, нельзя использовать медленный ритм и прочая чепуха. Я просто плюнул на это и подумал: "Мне все равно, понравится эта запись или нет. Я просто хочу сделать это так, как мне хочется". Но все равно на альбоме были песни, которые мне не очень нравились. Я не слишком хотел включать в него треки с большой долей техно, как "Full Throttle", "One Love" и им подобных. Запись альбома заняла достаточно много времени. Я чувствовал, что это является завершением того, что мы делали до этого и началом чего–то нового. Несмотря на это, программа не была целиком выдержана в этом новом направлении... К нему можно было отнести немного более экстремальные "Their Law", "Poison", "Voodoo People" и им подобные. В это новое была привнесена часть рока, но мы не хотели превратиться в рок–группу. По–моему, примерно тогда же, когда мы покинули рэйв–сцену, мы стали играть на фестивалях, в колледжах — то что делают гитарные группы. И именно то, что мы находились в этой среде, вдохновило меня на утяжеление звучания. Именно среда, в которой я находился".

В записи некоторых песен нового альбома в качестве сопродюсера принял участие Нейл Маклеллан (Neil McLellan), который в свое время начинал в качестве продюсера N’JOI. "Лиэм хотел сорваться с цепи, он хотел сделать музыку глубже и тяжелее. Когда он пришел в студию, я понял, что имею дело с уникальным композитором. Его подход действительно восхитителен, и я никогда не видел, чтобы кто–то писал музыку так, как он это делает. Он играет все от начала и до конца вместо того, чтобы просто ставить целые куски лупами. Это можно наблюдать только с восхищением, он может это делать так быстро. В его работе нет никаких стандартных подходов. Надо всегда помнить, что писать плохую музыку очень легко, потому что любой может сесть за компьютер, но писать хорошую электронную музыку очень–очень тяжело. И Лиэм это делает", — сказал Маклеллан о записи "Music For The Jilted Generation".

16 мая 1994 года появился сингл "No Good (Start The Dance)", ставший одним из самых успешных. Достигнув 4–го места в хит–параде Великобритании, он продержался десять недель в первой десятке. В преддверии выхода нового альбома лучшего желать было просто невозможно. После завершения работы над "Music For The Jilted Generation", сделав музыку на собственный вкус, Хоулитт боялся показаться эгоистичным. И он был не прав. Альбом получился интересным и в плане сочетания разных стилей: рока, техно, глубокого даба, хип–хопа и джангла. Он начинался словами: "Итак, я решил вернуться в подполье, чтобы остановиться, если моя работа попадет не в те руки". За мощной "Break & Enter" следовала композиция "Their Law" с нетипичной для техно чисто роковой, тяжелой гитарой. Отчасти это объясняется тем, что в ее записи приняли участие музыканты группы POP WILL EAT ITSELF. Это был смелый протест против Criminal Justice Bill — закона Великобритании о запретах на громкую музыку в клубах и нормах поведения в них молодежи. Затем шли почти классическая композиция "Full Throttle", продолжившая эксперименты группы в стиле джангл "Voodoo People", напряженная по звуку и дающая ощущение подлинной скорости "Speedway". Альбом завершала мощная "The Narcotic Suite", состоявшая из трех частей, приводящих в изумление разнообразием и богатством воображения Хоулитта. Результат — первое место в британском хит–параде альбомов, громадный успех по всему миру, номинация на лучший альбом года "Mercury Music Prize" и звание "Лучший танцевальный проект" на "MTV Awards".

Примечательно то, что альбом пользовался успехом не только у публики, но и у критиков. Приведу лишь несколько высказываний британских газет и журналов. "New Musical Express" назвал Лиэма "помесью Робокопа и современного Бетховена". "Select" охарактеризовал "Music For The Jilted Generation" так : "Лучшая запись в стиле электронный поп из всех, которые появятся в этом году". В сентябре 1994 года выходит сингл "Voodoo People", который занял одиннадцатое место в хит–параде и еще прочнее закрепил успех. В 1994 и 1995 годах группа непрерывно гастролировала по всему миру. Апогеем стало выступление THE PRODIGY в 1995 году на фестивале в Гластонбери. "Вообще–то мы предлагали организаторам сыграть в Гластонбери еще в 1994 году, но получили отказ. Они сказали, что мы не были достаточно знамениты, и пригласили ORBITAL. Мы же просто хотели принять участие и предложили сделать это бесплатно, даже были согласны взять на себя все расходы, но они предпочли надоедать публике так называемыми крутыми группами. Это действительно разозлило меня, ведь если люди хотят увидеть световое шоу, то они могут сходить в планетарий", — заявил Лиэм.

В марте 1995 выходит заключительный сингл с "Music For The Jilted Generation" "Poison", занявший восьмое место. Тогда же, в марте, тиражом в пятьсот экземпляров, выходит сингл с песней "Scienide", которая была би–сайдом на "Poison". Вновь белая обложка и, конечно же, это раритет. В 1995 году только в Японии вышел сборник из девяти вторых сторон синглов к "Music For The Jilted Generation", который называется "Selected Mixes For The Jilted Generation" и стоит в Британии около пятидесяти долларов (как, впрочем, и все японские диски).

После такого сумасшедшего успеха надо было вернуться на землю и решить некоторые проблемы. В конце 1995 года истекал срок контракта с фирмой грамзаписи XL Recordings, и многие думали, что THE PRODIGY уйдут оттуда. Однако этого не произошло. Хоулитт объяснил это так: "Одной из фирм, которая хотела подписать контракт с нами, была Island. И, честно говоря, она единственная, с которой я, пожалуй, хотел бы работать. Потому что мне нравятся и исполнители, и люди, которые там работают. Но в конце концов я подумал, что незачем чинить то, что не сломано. У меня есть полная свобода делать то, что я захочу на XL". После столь категоричного заявления Лиэм смог сконцентрироваться на работе над новым материалом.

Первый результат, сингл "Firestarter", выходит в марте. Песня выполнена в лучших традициях THE PRODIGY. Она напряженна по звучанию, ни на что не похожа и просто захватывает дух. Гитарный сэмпл для нее взят из "S.O.S." BREEDERS, а "хей–хей–хей" из "Close (To The Edit)" THE ART OF NOISE. Сюрпризом для многих было исполнение партий вокала Китом Флинтом. "Для большинства людей Кит был просто тем сумасшедшим малым, который дрыгал ногами на сцене последние пять лет. Теперь же он запел. Все получилось абсолютно случайно. "Firestarter" был хорошей инструментальной композицией, но я знал, что в ней не хватает какой–то зацепки. Тут Кит зашел в студию и сказал, что хотел бы попробовать спеть в ней. Затем он пошел и написал слова. Кто такой firestarter (поджигатель)? Разве это не очевидно? Это Кит, это его сущность", — рассказывал Хоулитт после выхода сингла. Первое место в британском хит–параде синглов, а также в аналогичных чартах еще семи европейских стран. Меньше чем за шесть недель продано 750 тысяч копий. Все с нетерпением ожидают нового альбома. Сначала его выход намечается на май, затем на 16 сентября, потом и вовсе на начало 1997 года. Между тем в июне 1996 года появляются промо–копии второго сингла "Minefields" (десять пластинок и пятьдесят кассет), но он так и не выходит, в связи с чем его пробные экземпляры становятся очередным раритетом.

11 ноября, наконец, выходит второй сингл, но им становится "Breathe" — вновь в десятку. Звон железа (сэмпл из дебютного альбома WU–TANG CLAN "36 Chambers"), мощь, напор, звук еще тяжелее и яростнее. Все в том же ноябре их называют танцевальным проектом года на "MTV Music Awards", несмотря на то, что они фактически выпустили лишь один сингл за год (трудно представить, чтобы учитывался второй, поскольку он вышел почти в одно время с церемонией награждения).

В начале года альбом вновь не выходит. К концу весны, наконец, появляется информация о том, что альбом все–таки выйдет, и 30 июня в Великобритании, а на один день позже в других странах мира появляется "The Fat Of The Land". Неимоверный успех... В Великобритании он держится на первом месте первые пять недель, в Америке он становится первым альбомом электронной музыки, занявшим первое место в хит–параде журнала "Биллборд". Работа дебютировала на первом месте в хит–парадах двадцати двух стран мира. Фурор, невероятные продажи...

Жизнь после

Группа дает невероятное количество концертов, играет почти на всех крупнейших британских летних фестивалях ("Glastonbury Festival", "Phoenix Festival", "V–97"), и тут в конце августа в продаже появляется сентябрьский номер журнала "Select", в котором Лиэм на весь мир говорит: "Больше альбомов THE PRODIGY не будет".

Почему? Во–первых, ему (как и многим другим) страшно надоели все, кто любит THE PRODIGY, а как вы сами знаете, число таковых возросло во много раз. Он очень не хочет того, чтобы группа превратилась в очередной OASIS: "Всем нравится OASIS. Моему отцу нравится OASIS. Я не хочу, чтобы THE PRODIGY стали такими же". Во–вторых, на него было оказано гигантское давление, чтобы он записал "The Fat Of The Land", и больше попадать в такую ситуацию он не хочет. Конец THE PRODIGY?

Это знает только Лиэм. В недавнем интервью американскому журналу "Addicted To Noise" он сказал следующее:

— В настоящее время я не хочу записывать новый альбом. Я не готов брать на себя обязательство его сделать. На текущий момент это последний альбом. Это не значит, что группе пришел конец. Это просто значит, что я сейчас не думаю о том, чтобы в следующем году начинать делать новую запись. Я думаю, что это я говорю только для того, чтобы успокоиться.

— Таким образом, говоря "это последний альбом", вы просто снимаете какой–то стресс?

— Да, просто чтобы снять с себя давление. Я даже думать об этом (альбоме — прим. авт.) не хочу. Так что, если звукозаписывающие компании будут приходить ко мне и говорить, что пора бы подумать о новом альбоме, я могу им сказать, что его не будет. В любом случае, я никогда не позволяю себе заглядывать больше чем на год вперед. В ближайшее время, я думаю, мы выпустим может один, ну, максимум, два сингла из этого альбома и сделаем несколько интересных миксов, запишем чуть–чуть нового материала и затем выпустим еще несколько синглов. Но я не стану брать на себя обязательство сделать новый альбом. Сделать еще один альбом — это такой большой шаг. Пока я не почувствую, что все шаги правильны, нет никакого смысла делать его.

Тем временем в августе 1997 года в продаже появился саундтрек к фильму "Spawn", на котором можно было услышать новую песню THE RPODIGY "One Man Army", в записи которой принял участие гитарист RAGE AGAINST THE MACHINE Том Морелло (Tom Morello). А в октябре вышел третий сингл к "The Fat Of The Land" — "Smack My Bitch Up", для которого был снят скандальный ролик. Однако не только видео стало объектом разгоревшегося скандала. В конце концов "борцы за праведный образ жизни" признали песню, или, точнее, ее слова, оскорбительной для женщин (хотя не было никаких демонстраций протеста этой половины человечества), в результате чего многие торговые сети в США сняли "The Fat Of The Land" с продажи. Странно, как это они раньше не заметили что за "гадость" продавали более четырех месяцев?! Подобное преследование песни становится еще более смешным, если вспомнить, что текст ее написан не PRODIGY, а ULTRAMAGNETIC MC’S, вернее, эта самая фраза просто сэмплирована с пеcни "Give The Drummer Some" альбома десятилетней давности "Critical Beatdown", который десять лет все спокойно слушают. Даже дети успели не такие плохие вырасти, хотя слушали песню в детстве, взять, например, самого Хоулитта. Между тем одна из британских компаний решила подзаработать на успехе (и скандале) THE PRODIGY, выпустив тот самый альбом ULTRAMAGNETIC MC’S в Великобритании (до этого он там не выходил). Кстати, Лиэм не впервые обратился к этой работе. Он также сэмплировал оттуда вокал для "Out Of Space", которая вошла в "Experience".

Конечно же, желающих поработать с THE PRODIGY теперь пруд–пруди. Но, как сказал классик: "В очередь, сукины дети! В очередь!" Во–первых, ULTRAMAGNETIC MC’S, которые недавно приняли решение снова собраться (они распались в 1994 году) и записать новый альбом. По мнению рэппера группы Кул Кита (Kool Keith), за Лиэмом должок (Кул Кит написал текст для "Diesel Power", которую и исполняет на "The Fat Of The Land", плюс использованный сэмпл для "Smack My Bitch Up). К тому же, думается, что Хоулитт не упустит шанса осуществить мечту своего детства и записаться с ULTRAMAGNETIC MC’S. Во–вторых, BIOHAZARD, которые пригласили Лиэма выступить в качестве продюсера их нового альбома. Возможна и совместная работа. Подобное желание у коллективов появилось после того, как они вместе исполнили "Breathe" на одном из концертов. Третье... На фестивале "Lollapalooza" 1997 года Хоулитт встретился с KORN и высказал желание поработать с ними. И четвертое. Не так давно все агентства новостей мира говорили о возможном сотрудничестве Хоулитта с Гэри Ньюманом (Gary Numan). Помимо этого в планах запись кавер–версии песни THE JAM "Eton Rifles" для готовящегося к выпуску альбома–посвящения группе (THE JAM, конечно же). Она должна будет выйти вместе с каверами в исполнении DODGY, BEASTIE BOYS, Ноэла Гэллахера (Noel Gallagher) и других. Кстати, это не первый случай работы THE PRODIGY над кавер–версиями (а точнее — третий). Так, помимо всем известного случая записи "Fuel My Fire" L7 для "The Fat Of The Land", группа записала "Ghost Town" THE SPECIALS. Их версия не вышла, потому что их чуть опередил Трики (Tricky), не только записавший, но и выпустивший ее. А среди отвергнутых Лиэмом предложений о сотрудничестве — продюсирование новых альбомов Мадонны (Madonna), Дэвида Боуи (David Bowie) и U2. Не стоит забывать и о сольном альбоме Максима, который постоянно пугает всех на концертах своими контактными линзами, с эффектом белой радужной оболочки глаз, и железной перчаткой.

Но вернемся к самому главному — новому альбому. Прошло более полугода с тех пор, как Хоулитт поразил своих поклонников заявлением о том, что нового альбома не будет (см. выше). Страсти понемногу улеглись и теперь пришло время заявить, что альбом все–таки будет, только подход к его созданию будет несколько иным. Если сейчас обычно программа сначала полностью записывается, а потом, после одного или двух предваряющих ее выход синглов, появляется в продаже, то Хоулитт хочет вернуться к способу, популярному в начале девяностых — сначала выпускается серия EP, где музыканты пробуют различные подходы к записи нового материала, экспериментируют, а лишь затем записывают программу, используя результаты работы над EP. По мнению Лиэма, это поможет снять с него внешнее давление, которое во многом мешало при работе над "The Fat Of The Land". Мудро, ничего не скажешь. Главное чтобы помогло. Кстати, две новые песни уже готовы и в течение ближайших нескольких месяцев ожидается выход первого EP.

Тем временем THE PRODIGY продолжают потрясать весь мир своими концертами, на которых с ними играет гитарист Джизз Батт (Gizz Butt), заменивший Джимми Дэвиса (Jimmy Davies), снимавшегося в видео "Electronic Punks", после выхода "Firestarter". В музыке он не новичок: с 1980 года играл в панк–командах THE DESTRUCTERS и WARDANCE. В настоящее время он также является лидером и вокалистом своей группы JANUS STARK. Он еще с восьмидесятых годов знаком с Максимом. Однако самым новым участником группы является концертный ударник Кирон Пеппер (Kieron Pepper), который выступает с THE PRODIGY, начиная с декабря 1997 года.

POST SCRIPTUM

— Есть ли песня, не обязательно написанная вами, которая вам очень нравится и энергию которой вы хотите воссоздать, когда пишете свою музыку?

Хоулитт — Это действительно трудный вопрос. Есть очень много песен, которые мне запомнились. "Phantom" RENEGADE SOUNDWAVE, "Radio Babylon" THE MEAT BEAT MANIFESTO, "Bodies" THE SEX PISTOLS, "Energy Flash" Джои Белтрама (Joey Beltram), любой альбом RAGE AGAINST THE MACHINE — они моя любимая группа. Из тех записей, которые я назвал, RENEGADE SOUNDWAVE и THE MEAT BEAT MANIFESTO были началом брекбитовой и танцевальной сцен, так что это наши своего рода корни. Эти записи звучали, когда мы ходили на вечеринки. Они всегда были у меня в голове. Вообще–то, это записи, которые вдохновили нас сначала и до сих пор продолжают вдохновлять. Когда я их слушаю, в них все еще есть энергия, которую мы вкладываем в нашу музыку сейчас.

— Считаете ли вы THE PRODIGY рок–н–ролльной группой?

— Да, мы рок–н–ролльная группа девяностых. Музыка, которую я пишу — рок музыка, сыгранная на электронных инструментах. Это не техно. Это не трип–хоп. Это PRODIGY, и это наша сущность. Мы просто создаем этот звук. Для меня это что–то новое. Это начало чего–то нового. Множество групп теперь займутся этим, взять, например THE SMASHING PUMPKINS и ударные на их "The End Is The Beginning Is The End". Они электронные. Это один из способов освежить звук.

— Кто из участников группы раздражает вас больше всего и чем?

Максим: — "Кит. Постоянные опоздания. Он все время рассуждает: "Я сделаю то, я сделаю это". Он просто выводит меня из себя. И так уже пять лет".

Лирой: — "Без всяких сомнений, Кит. У него куча вредных привычек. Никогда не ходите с ним по магазинам — хуже, чем любая девчонка".

Лиэм: — "Кит. Его задница каждое утро срывается с кровати в шесть часов, прямо как будильник".

Кит: — "Гм. Ничего, собственно. Никто не раздражает меня".

Дмитрий БЕЗКОРОВАЙНЫЙ

© 2005 музыкальная газета