статья


Boney M
Колумбы, открывшие Россию

Серию концертов, которые группа BONEY M дала в Москве в декабре уже далекого 1978 года, смело можно сравнить, скажем, с высадкой первого человека на Луне или открытием рентгеновских лучей — и то, и другое было одинаково невероятно!

Читая эти строки сейчас, 20 лет спустя, юный меломан лишь в недоумении пожмет плечами. Еще бы: нынче СНГ регулярно навещают супергруппы вроде URIAH HEEP, NAZARETH и PINK FLOYD, равно как и суперзвезды типы Рода Стюарта и Стинга. А тогда... Спросите–ка лучше у своих родителей: много ли западных "звезд" приезжало к нам в середине 70–х? Может, поднапрягшись, ваша мама или папа вспомнят некий "вокальный дуэт ЛИПС или "эстрадного исполнителя из Великобритании" Грега Бонема, семейный коллектив ДОУЛИ ФЭМИЛИ или какую–то Айлу Сент–Клер. И на этом их "воспоминания" закончатся. (Правда, в 1976 году нашу страну посетил сам Клифф Ричард, но, как известно, исключения лишь подтверждают правило). Коллективы из стран "народной демократии" не в счет: в Союз пускали, в основном, эстрадников, а не рокеров.

А тут — на тебе! Ладно, пусть не рок–группа, а диско–коллектив, но зато какой! Настоящие короли моднейшего в те времена стиля "диско", пластинки которых в миллионах экземпляров разлетались по всему свету, поднимаясь на вершины хит–парадов даже таких диковинных стран, как Эквадор и Новая Зеландия. Столь велико было увлечение "диско" и популярность BONEY M, что по тиражам альбомов — свыше 50 000 000 — они в те годы опережали и EAGLES, и LED ZEPPELIN, и даже WINGS Пола МакКартни. Пожалуй, не было в мире радиостанции, которая бы отказала себе в удовольствии передать хоть разочек "Daddy Cool", "Sunny", "Ма–ма–ма Бейкер..." или "Ра–Ра–Распутин..." И вот эти славные ребята (Бобби Фаррел и Френ Фариан, создатель квартета, его композитор и продюсер, хотя и не участник) и девчата (Лиз Митчел, Мейзи Уильямс и Марсия Барретт) пожаловали прямехонько в столицу нашей тогдашней Родины! Это в те времена, когда наша пресса пестрила убийственными музыкальными статьями типа "Притихшие гитары бунтарей", "Песня — тоже политика" и "Опустошение душ", а бдительные комсомольские работники штудировали репертуары молодежных дискотек на предмет недопущения на танцплощадки "опасных" песен! Загадка?

Ну, не очень чтобы загадка. На наш взгляд, как ни парадоксально, квартет пригласили именно по причине его... аполитичности. Достаточно проанализировать репертуар группы, чтобы прийти к выводу: BONEY M было абсолютно все равно, что петь, — главное, чтобы любая песня была подогнана под модную диско–формулу. Так, например, огромным хитом ансамбля стала сентиментальная баллада малоизвестного американского певца Бобби Хебба (Bobby Hebb), уже упоминавшаяся выше "Sunny" (солнышко), а вслед за этим — зажигательная "Ma Baker" (мамаша Бейкер), рассказывавшая о похождениях американской женщины–гангстера 30–х гг. Баркер. Затем последовал шлягер с острым социальным звучанием "Belfast" (Белфаст). Но... "Когда мы пели "Белфаст", я вовсе не думала о политике, — откровенно призналась Мейзи Уильямс. — Мне дали песню с таким названием — я спела..." За "Белфастом" — поверите ли? — группа записала религиозный псалом "Rivers Of Babylon" (реки Вавилона), тоже положенный на диско–ритмы. Ну и наконец сверхзнаменитого "Rasputin". В конце 1978 года половина населения земного шара распевала заразительный припев "Ра–Ра–Распутин лавер оф зе рашен квин!.."

В целом же вся эта мешанина была вполне безобидна, что, видимо, и привлекло советских чиновников от культуры. Именно во второй половине 70–х фирма грампластинок "Мелодия" начала "клепать" лицензионные диски таких же безобидных (но часто и довольно бесцветных) исполнителей "диско" вроде трио SILVER CONVENTION, группы ERUPTION или Глории Гейнор. Герои нашего рассказа удостоились даже двух лицензионных пластинок, хотя вторая из них, "Nightflight To Venus" ("Ночной полет на Венеру"), вышла в урезанном виде — оттуда изъяли шестиминутного "Распутина".

Квартет прилетел в Москву морозным декабрьским днем. Вспоминает Марсия: "Когда мы прибыли, в московском аэропорту нас встречало около 600 человек — прожектора, телевидение, все такое! Утром следующего же дня мы вынуждены были в течение 3 часов позировать фотографам на Красной площади на страшном холоде. Потом нас повезли на специальный концерт для высокопоставленных чиновников. Мы надеялись познакомиться с достопримечательностями, но времени просто не хватало. Каждый день было одно и то же — многочасовое фотографирование и по два концерта в день". На вопрос журналиста "Сан" о том, как они чувствовали себя в этой стране, Марсия ответила: "Они были очень милы с нами, но я никак не могла расслабиться. Я боялась раздеваться в номере: а вдруг на меня нацелен фотоаппарат! И нам всем не хотелось говорить ничего лишнего, поскольку мы опасались, что комнаты прослушиваются и нас потом не выпустят!".

За неделю BONEY M дали в концертном зале "Россия" 10 концертов, которые посмотрело 20 000 человек. Ажиотаж вокруг выступлений был такой, что при официальной цене билета примерно в 5 фунтов стерлингов стоимость его на черном рынке составляла 100–150 фунтов! Эти цифры взяты из официальной биографии квартета, вышедшей в Англии в 1979 году. В ней же упоминается о том, что был даже похищен билет, оставленный для американского посла в СССР! Впрочем, на наш взгляд, это лишь красивая легенда.

В те дни советская пресса пестрила заметками и статьями о пребывании именитых артистов в Советском Союзе. Вот, например, цитата из популярного журнала "Огонек": "Песни островов Карибского моря, произведения "черной музыки" (...) поразили зрителя не только мелодичностью, внешней экспрессивностью, но и глубиной содержания, сложностью настроения, отражающих чаяния народа".

Единственной песней, которую не разрешили (или, так сказать, не рекомендовали) исполнять группе, была — совершенно верно — "Распутин". Вероятно, "чаяний народа" она не отражала.

И напоследок еще одна немаловажная сторона гастролей — финансовая. Слово агенту группы Брайену Миллеру (Bryan Miller). "Любой артист, отправляющийся в Россию, должен забыть о прибыли, — сказал он в интервью газете "Мелоди Мейкер". — "BONEY M только–только покрыли стоимость поездки, что включало перевозку туда и обратно 11 с половиной тонн оборудования. Им платили частично в рублях, частично — в конвертируемой валюте, в фунтах или долларах. Но они знали, что это будет мизерная сумма, и основной причиной поездки была реклама как здесь, так и в Америке, где сообщения об их концертах (в СССР) появились более чем в 80 газетах. Группа также вела переговоры об экспорте своих альбомов в Советский Союз в следующем году и может даже нанести повторный визит. Условия здесь отличные, и мы могли бы играть каждый вечер еще полгода".

Вот, собственно, и вся история. Повторный визит BONEY M в нашу страну не состоялся, "экспорта альбомов" тоже не наблюдалось. Через пару лет диско–музыка изрядно поднадоела, и исполнители, пропагандирующие этот стиль, стали постепенно "закатываться". Наши герои протянули еще несколько лет, поменяли солиста, красавца Бобби Фаррела, на красавца Регги Цибо (Reggie Tsiboe), а потом канули в Лету.

Крамольный когда–то "Распутин" стал украшением новогодней программы ОРТ.

Игорь МАТВЕЕВ

© 2005 музыкальная газета