статья


Любэ
Николай Расторгуев

mg82601.jpg (8517 bytes)

— О времени, проведенном в вокально–инструментальных ансамблях, вспоминаете?

— Только если журналисты напоминают. Тогда было немножко другое время, тоже своеобразное, интересное, веселое, но сейчас настолько все по–другому... А 70–80–е... А что они?.. Работал в ШЕСТЕРО МОЛОДЫХ, пел в ЗДРАВСТВУЙ, ПЕСНЯ, 5 лет, разных лет, связывают меня с ЛЕЙСЯ, ПЕСНЯ, играл на бас–гитаре в РОНДО. Кровь нам портили–и–и... Особенно в ЗДРАВСТВУЙ, ПЕСНЯ.

— В те годы, когда тот состав группы теперь можно было бы назвать звездным?

— Точно–точно. Сашка Добрынин — он потом стал вокалистом в ВЕСЕЛЫХ РЕБЯТАХ — все "Розовые розы" дарил. Сергей Попов потом лил металл в МАСТЕРЕ. Коля Сафронов — в РОНДО барабанщиком. Игорь Ерастов на басу в ВЕСЕЛЫХ. И Матвей, само собой. Пели его вещи, пока нас не разогнали к чертовой матери.

— А говорили: какое безоблачное существование вели ВИА...

— Какое безоблачное?! Я после ЗДРАВСТВУЙ, ПЕСНЯ и перед тем, как мы с Игорем Матвиенко и Сашей Шагановым придумали ЛЮБЭ, шнурки от ботинок с голодухи жевал! Вот где "атас" полнейший пришел! И хорошо, что ВИА для меня — этап пройденный. Нет смысла возвращаться назад, мне не хочется. А ностальгия?.. Игорь Иванов, — помните, он пел "По французской стороне", — записал пластинку со старыми песнями, и очень здорово , кстати, у него получилось. Так вот, этого вполне достаточно для ностальгии, для тех хитов 70–80–х годов. Ушло время, как ушло и то, когда появилась ЛЮБЭ как альтернатива и 70–м, и "ласковым воям".

— Самому не хотелось спеть шлягеры времен ВИА?

— Я мечтаю записать какие–то классические произведения. Песни старых лет из каких–то старых классических советских кинофильмов. А жанр ВИА, помимо всего прочего, был еще и искусственно политизирован. Присутствовал, к сожалению, этакий комсомольско–задорный, БАМовский налет.

— Не любите задора в песнях?

— Не люблю партийности. А на творчество я как раз смотрю не слишком серьезно, на свое творчество. Не напрягаюсь.

— ЛЕЙСЯ, ПЕСНЯ — ей в те годы руководил Михаил Шуфутинский...

— Я ни одного дня не проработал с ним. Когда я пришел в группу, его там уже не было. Он готовился выехать в Америку и ушел из ПЕСНИ где–то за полгода до этого события — не хотел подводить ребят, которых бы неминуемо затаскали по КГБ, а группу бы с шумом разогнали.

— "Битлам" не хотели послать в подарок ваш сольный альбом "Четыре ночи в Москве"?

— Кстати, мы как–то совершенно случайно встретились в Монте–Карло с Ринго Старром, где он живет. Может, действительно так и надо было сделать, как вы говорите. Думаю, ему неприятно не стало бы.

— Книгу пишете к юбилею ЛЮБЭ?

— Книгу? Да что вы! Не–е–ет. Рановато. Не такой еще старый. Я молодой, подающий надежды вокалист.

— ИВАНУШКИ INTERNATIONAL когда–нибудь перезапишут вашу "Атас", как записали песню группы РОНДО "Тоже является частью вселенной"?

— Мысль, кстати, интересная. Да–а–а... записать "Атас" в современном попсовом стиле... Но она появилась 8 лет назад, а музыка так стремительно меняется с каждым годом. А впрочем... В рэйве... (Напевает. — О’К). "Ата–ата–ата–атас, Атас!" Вполне, вполне... Надо Игорю подсказать.

— Семья ревнует вас к сцене?

— Думаю, что нет. У нее нет выбора, ей не с чем сравнивать Расторгуева — солиста ЛЮБЭ с каким–то другим Расторгуевым. Я познакомился с Натальей, своей супругой, когда уже пел в группе. Концерты и поездки — это моя работа, моя жизнь. Ей приходится мириться с моим частым отсутствием дома.

— Она для вас...

— И жена, и мать моего ребенка, и друг. Муж является основным добытчиком, жена должна держать дом на себе.

— А остальные женщины для Расторгуева существуют?

— Как объект наблюдений. Они любопытные создания. Раньше нас часто спрашивали: "Вы такие все мощные, спортивные; "качаетесь", наверное?" Я всегда отвечал, что мужчина и должен быть таким — мужественным. И никогда не любил женщин со шварценеггеровскими бицепсами.

— А что еще не любите в людях?

— Непорядочности. Мелкой суеты, жлобства, зависти, лени, хотя сам ленив с детства. Когда лезут в друзья. Настоящих друзей положено иметь мало.

— Имеете?

— Мало.

— Песни ЛЮБЭ, помимо того что они достаточно суровы, еще пропитаны и духом романтики. Как с этим лично у вас?

— Я над этим особенно не думал. Романтики сейчас становится все меньше и меньше.

— Это плохо?

— Конечно, плохо. Раньше было больше. Молодость. Материальное благополучие нас так сильно не интересовало. Интересовали поездки, открытие чего–то нового для себя. Куда нас черт завтра занесет — Север, Дальний Восток?

— Что–то упустили в жизни?

— Нет таких ощущений. Полон сил и энергии. Что называется, любое дело по плечу. Даже самое необычное.

— Смешные случаи вспоминаются?

— ...Ничего не могу вспомнить. Клянусь. Мы мрачные такие стали... Не знаю. Много всего смешного происходило.

Олег КЛИМОВ

© 2005 музыкальная газета