статья


LSD
прямой путь к успеху...

mg82505.jpg (11722 bytes)

Любителям белорусской рок–музыки хорошо известно имя группы LSD. Дебютировав в 1994 году в Минске на традиционном фестивале "Blackmore’s Birthday", группа отлично себя зарекомендовала, затем, отыграв серию концертов в городах Беларуси, обрела массу поклонников и получила признание у музыкальных критиков. Сборные концерты с участием этих ребят были обречены на успех. И действительно, слаженное звучание и мощный вокал давали 100 очков вперед сладкоголосым звукам популярной музыки СНГ. Затем несколько удачных съемок на республиканском телевидении в различных музыкальных программах. О группе заговорили в музыкальных тусовках Минска, последовало ряд приглашений на выступления. Казалось бы, вот прямой путь к успеху... И вдруг... тишина.

Но в начале 1998 года группа громогласно заявляет о себе выходом альбома "LSD–25" с самыми знаменитыми концертными хитами.

Мы решили встретиться с ребятам. Итак, знакомьтесь: группа LSD. Вокал — Сергей Карпенко, гитара — Юрий (Жак) Якушик, бас–гитара — Валерий Кошарнов, барабаны — Анатолий Сосницкий.

— И первый вопрос: куда вы пропали?

В.: — На самом деле никуда мы не пропадали. Прошлой весной LSD выступали на рок–фестивале в Гродно "Губерталii, альбо Рок–сустрэчы на старым каралеускiм тракце", а до этого в минском "Стар–клубе". Вообще–то все наши силы были направлены на запись нашего первого альбома, который вышел на студии "Ton Records" в январе этого года.

— Известно ваше негативное отношение к наркотикам. Что же в таком случае означает название группы? Насколько мне известно, существуют разные версии.

А.: — Как нас только не называли! И "Лидский Сумасшедший Дом", и "Love, Soul, Death"(?!), и "Lusy In The Sky With Diamond".

Ж.: — Да, мы против наркотиков. А что касается LSD, то раньше его и за наркотик–то не считали. Это был галюциноген, раскрепощающий подсознание.

С.: — Его давали шпионам, чтобы развязать язык. А музыканты...

Ж.: — Если наша музыка кому–то заменит наркотик, будет прекрасно.

— Не изменила ли группа за это время своему стилю?

Ж.: — В настоящее время музыкальный мир переживает застой. Со смертью Курта Кобейна молодежь потеряла своего духовного лидера. Половина переметнулась к PRODIGY, а остальные не знают, куда себя девать. У "суперстаров" свои проблемы: старые хиты 60–х, 70–х годов заканчиваются, переделывать нечего, а музыку писать они постепенно разучились и теперь находятся перед выбором — либо "копать" еще глубже, что–нибудь из репертуара Глена Миллера и т.д., либо по примеру OASIS бить морды летчикам и портить стены в отелях или писать в компот на официальных фуршетах, как SPICE GIRLS.

— А у вас не возникло желание записать какие–нибудь старые хиты, сменить имидж, устроить скандальчик?

Ж.: — Нет. Скандалов у нас хватает, но мы считаем, что музыкант должен заниматься своим делом — сочинять и исполнять музыку, не гоняясь за новыми модными течениями. И лучшим примером этого — Ozzy Osbourne и AEROSMITH, которые, десятки лет не изменяя своему стилю, не теряют своих поклонников, а только приобретают новых.

— Но ведь эти исполнители не очень популярны у нас?

Ж.: Дело в том, что Беларусь по своему музыкальному менталитету очень схожа с Англией — все слушают что–то одно и, ради Бога, не хотят другого. Ради Бога! Спросите у любого подростка, сколько он слышал песен LED ZEPPELIN?.. И в этом большая "заслуга" нашей шоу–индустрии. Вспомните, как поднялась популярность DOORS и SEX PISTOLS после всего лишь одного показа по ОРТ фильмов о них! А на БЕЛ TV вообще образовался музыкальный вакуум. Куда пропали такие передачи, как "Рок–архив", "Рок–айленд", "Марсельеза"? С экрана звучат лишь попсовые песенки в исполнении бездарных детей исчерпавших себя композиторов. А за "творческими" потугами солистов известной студии, а также ее руководителя наблюдать довольно уморительно.

— Расскажите поподробнее о гродненском фестивале. Говорят, вы получили на нем приз "за конкретность"?

Ж.: — Да. Кстати, после фестиваля пресса писала, что "LSD вызвала ассоциации с MOTLЕY CRUE". Может быть, по поведению на сцене так оно и было. Но музыкальные направления у нас несколько различаются. К этому фестивалю мы тщательно готовились, ведь главным призом была запись компакт–диска за границей. Как известно, гран–при не был присужден никому. Непонятно, по каким критериям жюри оценивало участников. Вообще–то было очевидно, что мы выступили лучше всех, и зрители нас приняли отлично. Но в очередной раз мнения публики и жюри разошлись. Очевидно, нам не хватило белорусско–фронтального уклона.

— Что вы имеете в виду?

Ж.: — Нам показалось, что фестиваль был излишне политизирован.

— Насколько мне известно, группа LSD отличается тем, что со времени своего создания она ни разу не меняла состав. Явление довольно редкое в роке. Чем вы это объясните?

А.: — Несмотря на то, что все мы разные по характеру и в команде часто возникали трения, мы все имеем общую цель, на пути к которой все личные обиды отходят на второй план.

Ж.: — К тому же каждый из четырех членов группы имеет свой ярко выраженный тип характера: вокалист — флегматик, гитарист — сангвиник, басист — меланхолик и барабанщик — холерик.

В.: — Помните четырех мушкетеров Дюма? У нас то же самое.

— Но ведь на обложке альбома вас пятеро?

С.: — Действительно, в прошлом году с нами играл сессионно молодой талантливый гитарист. Он помогал нам записывать альбом.

— Ваши приоритеты?

С.: — Стравинский.

А.: — MEGADETH.

В.: — От AC/DC до MVP.

Ж.: — Steve Vai, Сайкс, Ozzy Osbourne, Paul Gilbert, David Lee Rot, VAN HALEN, Y. Malmsteen, из классики — Бах, Вагнер, Паганини.

Вообще мне нравятся музыканты, виртуозно владеющие своим инструментом. Я знаю много отличных белорусских гитаристов, довольно профессионально играющих, которым трудно пробиться наверх из–за засилия примитивной музыки. Ведь сейчас особой популярностью пользуются команды, для которых вылабать "кузнечика" — высший пилотаж.

А.: — Представьте: Иоган Бах восстал из могилы, чтобы посмотреть, как шагнула музыка за несколько столетий, а тут — МУМИЙ ТРОЛЛЬ. "Утека–ай"!

С.: — Хотя я ничего против Лагутенко не имею. Как говорится, каждому — свое.

— Но вернемся к альбому. Удовлетворены ли вы его качеством?

Ж.: — Конечно, дефицит финансов заставил записаться в рекордно короткие сроки. Ведь альбом был записан всего за два дня! Пришлось все гитарные и вокальные партии записать практически с одного дубля. Тем не менее альбом получился живым и энергичным. Хотя, если б была возможность, уже тогда многое можно было бы изменить. Отсутствие профессиональных продюсеров и записывающих студий, ориентированных на рок–музыку, — одно из больных мест нашего шоу–бизнеса. Поэтому многие команды возят записанные матрицы для сведения на Запад.

— В вашем альбоме есть несколько прекрасных баллад. О чем они?

С.: — Все наши песни о трех составляющих мира: Love, Sex, Death. А баллады у нас действительно получаются. И директор "Стар–клуба" Геннадий Стариков сказал, что таких баллад он не слышал ни у одной белорусской группы.

— Ваши планы на будущее?

В.: — Ближайшие — сходить после интервью на пиво. А план–максимум — получить "Грэмми".

С.: — И еще. Нам нравится наша музыка, а кому нет — пусть не попадается нам на под ноги.

Виктор ЧАЙКО

© 2005 музыкальная газета