статья


Adamson, Barry
Человек ночного города

Иногда его называют мистер Саундтрек. Вряд ли это прозвище можно рассматривать как полностью исчерпывающее, характеризующее его так же глубоко и точно, как его собственная сущность и естество отражаются в его музыке. Если мы имеем дело с подлинным талантом, то всегда должны иметь в виду его обязательную разносторонность. Итак, Барри Адамсон, человек, внутри которого живет негр.

Увы, оказалось совершенно невозможным раскопать хоть какие–то сведения о домузыкальной жизни Адамсона, его детстве и юношестве, как будто он сразу так и родился, с бас–гитарой наперевес в составе группы MAGAZINE. Арт–панк этого подзабытого коллектива явился первой экспериментальной платформой и серьезной пробой для таланта Барри Адамсона. Это невероятное сочетание двух противоположных стилей послужило благодатной почвой для молодого мультиинструменталиста, заинтересованно ставившего невероятные опыты с прочими абсолютно несовместимыми направлениями. После распада MAGAZINE, случившегося в 1981 году, Барри непродолжительное время работал с Питом Шелли (экс–BUZZCOCKS), после чего в карьере Адамсона произошел резкий, но вполне закономерный скачок — в составе BAD SEEDS он пробыл до 1987 года, приняв участие в записи практически всех альбомов этой легендарной команды ярких личностей вплоть до "Kicking Against The Prick". Этот период его творчества невозможно рассматривать отдельно от BAD SEEDS, и по этому поводу исследователям предстоит еще много поизыскать. Характерна для этого этапа лишь просматривающаяся всегда склонность к экспериментаторству, не выразившаяся особенно ярко лишь потому, что Кэйв был явной доминирующей фигурой в этом и поныне здравствующем проекте, и в первую очередь рассматривались и обрабатывались его идеи. Тем не менее вокруг Кэйва бездарным людям делать было нечего, и вряд ли Адамсон занимал не свое место в этом звездном составе.

К 1987 году за его плечами была уже довольно серьезная школа мастерства музыканта, продюсера, аранжировщика и сочинителя музыки. Ощущение достаточности собственных сил для соло–проекта вызвало вполне объяснимое желание работать самостоятельно. В этой связи довольно оправданной выглядит мысль, что сольным, одиночным творчеством под силу заниматься только в самом деле очень одаренным людям, уверенным в своих силах и таланте, которые смогут достичь успеха самостоятельно, не испытывая недостатка в идеях и вдохновении. Барри Адамсону не пришлось долго дожидаться успеха и признания.

John Barry, Ennio Morricone, Bernard Herrmann — эти имена были любимы и почитаемы Адамсоном еще со школьных времен. Образность его мышления, богатая фантазия позволяли ему запросто перешагивать стандартные акустические признаки музыки и сопрягать их с воображаемым видеорядом посредством очень точного перевоплощения или трансформации музыкальных тем, пассажей, настроений и картин в картины визуальные. Чуть позже, пару лет спустя, этот процесс пойдет в обе стороны и Барри будет иметь дело уже не с воображаемым, а с настоящим кино, которое он будет насыщать тканью своих мелодий и черпать настроение из реальных фильмовых ландшафтов. А пока первой пробой самостоятельной работы стал вышедший на Mute Records в 1988 году EP "The Man With The Golden Arm". Этот релиз явил собой великолепную переработку известной темы Элмера Бернштейна и по сути стал для самого музыканта и всей музыкальной общественности хорошим ориентиром для продвижения вперед, фундаментом, на котором выстраивалось много последующих разработок. Звездный калейдоскоп солистов в лице Diamanda Galas, Marcia Schofield (THE FALL) и некоторых участников BAD SEEDS оставил свой неповторимый след в карьере Барри Адамсона. Мини–альбом с трудом можно "запараллелить" с чем–либо творившимся тогда на мировой альтернативной сцене. Уникальный дух ночного Лондона конца 60–х годов, исторического ныне движения модов и прочие картины сюрреалистического характера, исполненные в джазово–хип–хоповой манере, ставшей традиционной для Барри Адамсона, сразу же завоевали сердца многих людей и вызвали сильный интерес к творчеству нестандартного инструменталиста. Успеху "Moss Side Story", первого лонг–плэя Адамсона, вышедшего в 1989 году, вряд ли могло что–то помешать. Блестящая работа, до сих пор считающаяся лучшей у Барри, раскрыла перед слушателями целый мир музыкальных и визуальных образов в духе триллера 60–х. Необъяснимые сочетания фанка, симфонических оркестровок, индастриэла, соула, джаза и хип–хопа породили пластическое воплощение музыки, рассчитанное на высокую степень образности мышления слушателей. Этот альбом как саундтрек к несуществующему фильму, "посмотреть" который тем не менее может каждый, кто поставит на проигрыватель диск, заслужил самые высокие оценки критиков. Сумерки манчестерского района Moss Side, интрига, напряжение, ожидание, тоска и безнадежность — настроения, прекрасно проиллюстрированные симфоническими отрывками, Hammond–органом и зловещими завываниями Диаманды Галас, меланхолия и абстрактные технологические манипуляции со звуком. Без сомнения, многие приемы Адамсона широко используются нынешними трип–хоповыми командами с элементами отчаяния. PORTISHEAD это касается прежде всего, а также SNEAKER PIMPS, DJ FOOD, KRUGER DORFMEISTER и прочие.

В этом же году выходит очень хорошо принятый EP "Taming Of The Shrewd". Восходящие гитарные пассажи, полиритмичные экстраверсии его прежних разработок стали переходным моментом к работе над первым саундтреком Барри Адамсона к триллеру Карла Колпаерта "Delusion", который выходит в 1991 году. Вслед за ним — новая киноработа , фильм Элисона Андерса "Gas, Food, Lodging!". Авторитет Барри Адамсона становится непререкаемым, и его все чаще и чаще приглашают для разнообразных форм сотрудничества в кино. Следующий, вышедший в 1992 году соло–альбом "Soul Murder" стал продолжением модернистских и экспериментально стилевых традиций, заложенных в "Moss Side Story". Эта работа была удостоена премии "Mercury". Настроение еще более туманное, на грани психоза, нервного срыва. Последующий (в 1994 году) EP "The Negro Inside Me" стал замечательным образцом джаз–фанковых грувов, хип–хоповых инсинуаций и французского шансона. Идея негритянской обособленности и эгоцентризма очень четко прослеживается теперь на последних работах TRICKY. Игры со звуком и человеческим настроением продолжились на EP 1995 года "A Prayer Mat Of Flesh". Правда, не все идеи удалось выразить здесь так же ярко и отчетливо, как и на предыдущих дисках, и эту работу можно считать несколько смазанной и блеклой.

Новый рубеж — очередной полнометражный альбом "Oedipus Schmoedipus", 1996 год. В одном из интервью Адамсон признался, что всегда считал три своих альбома ( "Moss Side Story", "Soul Murder" и "Oedipus Schmoedipus") логически завершенной трилогией, где каждый предыдущий альбом нес в себе ключ к последующему. "Oedipus Schmoedipus" стал апогеем творчества Барри Адамсона, некоей итоговой чертой, подведенной под десятилетием сольной карьеры. Он вобрал в себя все лучшее, что Адамсон смог придумать за это время, обобщая этот путь и снова приоткрывая новые горизонты. Тема Эдипова комплекса, одного из основополагающих понятий теории психоанализа, раскрыта на альбоме в довольно ироничном ключе, и пинок под зад фрейдистам получился в значительной степени ощутимым. На этом диске можно услышать голоса Билли Маккензи , фронтмена ASSOCIATES, Джарвиса Кокера (PULP) и самого Ника Кэйва. Клаустрофобические мотивы, контрапункты современного сознания, безумные пляски нервной системы, другие интерпретации человеческих переживаний раскрыты по–новому, несмотря на явные концептуальные параллели со старым материалом. Опять производя невероятные миксы и смещения различных стилей, Барри вышел на новый уровень своего музыкального сознания и представил нам настоящую музыку 90–х годов. Пространство этого альбома расширено до невозможных пределов, и ощущение свободы позволяет упиваться этим творением безгранично.

Среди последних работ Адамсона необходимо отметить довольно популярный саундтрек к фильму Дэвида Линча "Lost Highway", где наш герой оказался среди большого количества нынешних звезд и звездочек. Хотя сам саундтрек очень сложно воспринять как нечто единое целое, ту часть, за которую был ответственен Барри, можно выделить без труда, исполнена она с традиционным блеском. Все те же настроения ночного города, свингующий полумрак триллера в симфонико–джазовой оболочке. Множество поклонников готики считают за счастье иметь у себя этот саундтрек именно из–за присутствия в нем нескольких тем Барри Адамсона.

Совсем недавно, 11 мая нынешнего года, мрачный мэтр разродился новым синглом "Can’t Get Loose", спродюсированным совместно с Atticus Ross и Flood. Драматическая, эмоциональная, насыщенная флейтами заглавная баллада с этого диска была создана во время работы над новым альбомом Барри Адамсона "As Above, So Below", который увидел свет 23 июня. Идиосинкразические бит–мотивы, положенные в основу композиции, скрываются под покровом романтического вокала самого Барри. Как многие могут ожидать, это произведение — не пресловутый ларчик, который открывается просто. Эпический характер произведений Адамсона выражен здесь как никогда отчетливо. Три другие композици "Trouble Asunder (Oedipus Returns)" — реминисценция на "Oedipus Schmoedipus", "Hear The Angels"( быстрая танцевально–ритмичная вещь) и инструментальная "Namaste MPC (End Title)" дают понять, что Барри вновь в строю, он силен, полон идей и не разочаруют нас со своим новым альбомом. На Mute Records, где, кстати, были выпущены все релизы Барри Адамсона, он сейчас является явным фаворитом этого лейбла и, конечно же, заставит обратить на себя внимание после выхода "As Above, So Below".

Очень приятно осознавать, что в эпоху, когда, казалось бы, все стили и направления зашли в тупик и самоисчерпаны, есть замечательные музыканты, способные синтезировать новые направления. К их малому числу, без сомнения, можно прибавить и Барри Адамсона.

parazyt

© 2005 музыкальная газета