статья


Jesus And Mary Chain
Группа, которая создавалась для того, чтобы рождались новые группы

Они могли стать такими же примелькавшимися и узнаваемыми, как OASIS или PRODIGY. Для этого дутого величия все необходимое у них было — полуподвальное начало, репутация скандалистов, сценический образ грязных и мрачных секс–символов, нарочито независимые взгляды и наконец замечательная музыка, современная трансформация ультра–рок–н–ролла, оказавшая влияние практически на все группы 90–х годов, включая тех же OASIS, PRODIGY, а так же таких столпов, как NIRVANA и MANIC STREET PREACHERS.

Что же случилось? Почему мы почти ничего не знаем о самозабвенных братьях Reid, вновь заявивших о себе сейчас, после 13 лет существования JESUS AND MARY CHAIN и 4 лет отчаянной немоты? Разумеется, в шоу–бизнесе выигрывает тот , кто порасторопнее, но некоторые музыканты, видите ли, обладают качествами иного характера.

В 1983 году братья Jim и William Reid , двое молодых безработных выходцев из шотландского города East Kilbride , окончательно раздосадованные той музыкой, что в огромных количествах производилась в начале 80–х, записали некоторое количество собственных демо , но вряд ли звукозаписывающие компании могли отреагировать на них с меньшим вниманием. В 1984 году в полку JAMC прибавилось двое новеньких — Douglas Hart , которому было поручено извлекать звуки из трехструнной бас–гитары, и Murray Dalglish — ударная секция , состоящая всего из двух единиц барабанной техники. Для воспроизведения полной картины JAMC остается добавить, что Джим играл на гитаре, а Уильям пел. В этом составе ребята немного повращались в местных клубах. После того как их физиономии достаточно примелькались на родине, они решились на переезд в Лондон, где, как им казалось, слава и успех сгорают от нетерпения в ожидании JAMC.

Оказаться в нужном месте в нужное время — не самое последнее условие для того , чтобы дела пошли в гору. Именно так и произошло с братьями Рейд , когда они неожиданно для себя оказались в кругу независимой компании Creation. Ее владелец и основатель Alan McGee, ставший впоследствии крестным отцом и менеджером JAMC, послушал демо–записи группы и незамедлительно предложил ребятам контракт.

Новая музыка середины 80–х только–только начинала тогда принимать некоторые явные очертания, и абсолютно свежий, неистовый, основанный на нойзовых экспериментах и фидбэке неопсиходелический саунд JAMC был именно тем, что требовалось лейблу. 9 июня 1984 года , то есть ровно за 14 лет до выхода их нынешнего, нового альбома "Munki", осуществившегося 9 июня 1998 года, JAMC в качестве разогревающей для кого–то группы ( история беспощадна, и теперь мы знаем только имя разогревающей команды, между тем как хедлайнер забыт навсегда) сыграли свой первый лондонский концерт. Десятиминутное выступление перед аудиторией около 20 человек положило начало медленному восхождению безусловно одной из ярчайших, влиятельнейших и спорных команд 80–90–х годов.

После того как Bobby Gillespie (ныне PRIMAL SCREAM) сменил за ударной установкой Murray Dalglish , вышел первый сингл группы "Upside Down", сразу же привлекший к себе внимание публики и критики и возведенный в свое время в ранг программного релиза группы. Вокруг JAMC сразу же замелькали резвые, великолепно одетые люди из разных звукозаписывающих компаний, предлагая выгодные контракты и прочий блеск мэйджор–лейблов. Только спустя много лет Джим смог осознать судьбоносность и значимость событий 1985 года. По его словам, атмосфера, в которой пребывала группа на лейбле Creation, была не очень привлекательной. Инди–группы в большинстве своем не придавали особого значения тому, что доносилось до слушателя из динамиков, заботясь больше о выразительности имиджа, заключавшегося зачастую в идиотских поступках, бессмысленных высказываниях и вызывающем внешнем виде. В общем и целом, картина тогда складывалась весьма неприглядная, и особых перспектив на таком пути, то есть вращаясь в кругу Creation, братья не видели.

Тут они и стали обращать внимание на отвергаемые доселе предложения зазывал из мэйджор–лейблов, что и сыграло в конце концов свою роковую роль. Контракт с Warner был подписан в январе 1985 года . Это событие в жизни JAMC во многом изменит отношение ее участников к музыкальному истеблишменту; правда, произойдет это несколько позже. "Тогда нам позарез нужно было стать популярными", — признается Джим в 1998 году.

Некоторое время все шло превосходно. Первый лонгплэй группы "Psychocandy" был очень серьезной заявкой музыкантов на то, чтобы стать как минимум заметными и ожидаемыми. Выпущенный еще на Creation, альбом по достоинству был оценен многими как новаторский, содержащий немало интересных мини–открытий и заслуживающий в такой же степени прорывного продолжения. Замысловатый нойз, визгливый фидбэк, затягивающие мелодии и антагонистическая по отношению ко всему и прежде всего к себе лирика JAMC в совокупности с внешним имиджем мрачноватых людей в черных кожаных одеяниях, черных очках и со взрывоподобными прическами создавали абсолютно новую по тем временам атмосферу, приоткрывая для удивленного слушателя завесы над еще не исследованными областями рок–н–ролла. Они становились по–настоящему популярны.

Однако, почти без труда добиваясь того, чего хотели, Джим и Уильям неожиданно для себя столкнулись с абсолютной внутренней несовместимостью их представлений о мэйджор–лейбле с гнусной действительностью. Если в независимой тусовке им глубоко претила раздолбайская атмосфера ничего не принимающих всерьез музыкантов, то высокомерные, чванливые, одетые в костюмы от "Армани" чиновники на Warner вызывали еще большее отвращение. "Нас никто не хотел признавать. Когда я входил в головной офис Warner, мне казалось, что я работаю там в качестве обслуживающего персонала. Большинство этих людей так и считало, что я здесь занимаюсь чисткой туалетов", — вспоминает Джим. Тем не менее это все продолжалось довольно долго.

Шло время. Выходили альбомы, давалось большое количество концертов, приходила все большая и большая популярность. Музыка JAMC взрослела и становилась все сложнее и в то же время оставалась такой же искренней и непосредственной. Пожалуй, одним из главных подходов к созданию музыки у братьев Рейд было абсолютное раскрепощение и смелость при преодолении любых барьеров в виде устоявшихся тенденций и стилей. Воспитанные на VELVET UDERGROUND, T–REX и SUICIDE, они не останавливались ни перед чем, и их нигилизм, как это ни парадоксально, был одной из движущих сил JAMC. "Возьмем, к примеру, SUICIDE. Если у них отобрать все инструменты и всучить им наидешевейший синтезатор с западающими клавишами, то они все равно останутся способны выдать крутейшую и оригинальнейшую музыку. Именно поэтому SUICIDE — одна из моих любимейших групп", — рассуждает Джим.

"Darklands" (1987), сборник би–сайдов "Barbed Wire Kisses (1988), "Automatic" (1989), "Honey’s Dead" (1992) и еще один сборник В–сайдов более позднего периода "Sound Of Speed" (1993) —– все они наглядно отражают эволюционные повороты и всплески, затухания и прорывы. От безумного нойза и какофонических гитар Джима и постоянного гитариста группы Ben Lurie до их же стройных риффов и акустических псевдобаллад. От абсолютной наивности вперемешку с чрезмерными амбициями до горькой умудренности и совершенного равнодушия к какому–либо признанию или успеху.

Прошло 14 лет с тех пор, как Джим и Уильям стали играть вместе. Опыт и груз воспоминаний, накопленные ими за эти годы, достаточно тяжелы и неоднородны. Братьям есть что вспомнить, и, конечно, есть многое, что хотелось бы забыть. Ужасные, по выражению Джима, годы на Warner увенчались совершенно безуспешным во всех отношениях альбомом 1994 года "Stoned And Dethroned", затем последовал разрыв с компанией. После пика популярности в конце 80–х годов, когда JAMC завоевали себе истинный авторитет и славу, стали одними из родоначальников и классиков нойзовой рок-н-рольной романтики и прочно уселись на независимом Парнасе рядом MY BLOODY VALENTINE, MEDICINE, SPIRITUALIZED и LUSH, испытали мировое признание после саундтрека к незабвенному "Ворону", где их песня "Snakedriver" стала неоспоримым хитом, такой срыв было очень тяжело перенести.

Братья ссорились. И без того имеющие репутацию заядлых хулиганов, склочников и матерщинников, они постоянно попадали в неприятные истории с полицией, журналистами и прочей "общественностью". В результате уже упомянутая братская любовь все чаще разбавлялась громкими разладами. Хотя Джим и утверждает, что его брат — самый лучший сочинитель песен на свете, он признает, что единственной причиной возможного распада JAMC будет драка между ними. С прессой и полицией дело обстоит еще хуже. Если Джим, по его словам, стал несколько умиротворенней и спокойней за последние годы, то Уильям, наоборот, все чаще попадает в полицию за оскорбление представителей правопорядка, а с прессой вообще перестал общаться, и теперь только Джим и Бен дают интервью и позволяют себя фотографировать.

Между тем музыка остается их основным занятием , причем музыка в чистом виде, без всяких кислотных добавок вроде MTV (хотя на песни JAMC отснято большое количество клипов), совместных фестивальных выступлений ( фестиваль 1992 года "Lollapalooza" был, пожалуй, единственным местом, где JAMC выступили на одной сцене с остальными "великими"), побочных продюсерских проектов (сольный проект Джима не в счет, да и когда–то оказанное BLUR содействие сами BLUR уже давно наверняка забыли). К рубежу 1998 года группа подошла не без новых надежд и амбиций создать Нечто Новое. "Весьма ловко обращаясь с поп–музыкой, можно раздвигать ее границы до бесконечности, — размышляет Джим. — Мы надеемся, что нам удалось сделать это на новом альбоме, хотя не исключено, что он станет последним в нашей карьере." Почти полностью исключив фидбэк как непременную составляющую саунда группы, тем не менее они продолжили свои традиционные музыкальные мотивы, и на "Munki" вы услышите JAMC классического образца. Да, все новое — это хорошо забытое старое, но... "Посмотрите на ROLLING STONES. Эти их турне — просто кошмар, они выглядят как уродцы, они ужасны. Когда слушаешь их на концерте, сразу же возникает желание закричать "Стоп!!! Не надо!". Я надеюсь, что мы не будем выглядеть, как эти старики, решившие поиграть в детские игры", — ворчит Джим. Как вам удастся разделить их творчество на традиционное и новаторское, сказать очень трудно. Они никогда не бросались из стороны в сторону, их стилистика развивалась в одном русле, и только изощренному и очень тонкому ценителю их музыки наверняка удастся услышать действительно Нечто Новое. "Munki" вышел на Creation, под крыло которого вновь вернулись братья Рейд. В Америке распространением двойного компакта занимается Sub Pop. Так что все возвращается на круги своя... Или, может быть, это новый виток восходящей спирали?

parazyt

© 2005 музыкальная газета