статья


Романов, Андрей
Андрей Романов

mg82302.jpg (6945 bytes)

— Борис Гребенщиков вас как–то по–особенному приглашал поучаствовать в прошлогодних юбилейных концертах АКВАРИУМА?

— Что значит "приглашал"? Я не мог быть приглашен на эти концерты, также как не мог быть отвергнут. Этот коллектив мой, коллектив Файнштейна, Гаккеля, Ляпина, самого Бориса. АКВАРИУМ был нами придуман, по факту не буду говорить, кем именно, но сделан АКВАРИУМОМ он был всеми нами. А до очередного роспуска Борисом группы она уже не являлась той командой, которую придумали мы, это был просто подыгрывающий состав.

— Что из последних работ АКВАРИУМА вам по душе?

— ..."Гиперборея". Альбом получился очень сырой, расхлябанный, но в целом он мне нравился больше тех пластинок, что записал АКВАРИУМ в последние годы. Хотя в нем были и старые песни, которые мы когда–то играли. Но ничего получилось, ничего...

— Ваше имя, наверное, всегда будет ассоциироваться с АКВАРИУМОМ. Как вы к этому относитесь?

— У меня есть мое имя, я им и называюсь. В свое время, когда я начал сольный проект, он не стал называться "АКВАРИУМОМ под управлением Романова", а стал ТРИЛИСТНИКОМ, с которым я работаю уже больше десяти лет, записал три пластинки. И я буду ездить на гастроли с этим названием и фамилией Романов на афише. АКВАРИУМ — это общее название, а подзаголовок — ТРИЛИСТНИК. Так что вот так скажем.

— А где интереснее работалось и работается?

— Мне интереснее там, где нравится. Я не играю с людьми, которые мне не нравятся, я не извлеку отсюда ни интереса, ни выгоды. Те люди, с которыми я работал и работаю, близки мне по духу, по настроению, по желанию играть именно со мной. Это был Гребенщиков и по сию пору он им остается, он старый мой приятель. Это Ляпин и все–все остальные.

— Кто сегодня скрывается за словом "ТРИЛИСТНИК"?

— Проект не имеет жесткого состава, но в основном это Михаил Васильев, то бишь Файнштейн, — бас; Петр Трощенков — барабанщик, тоже поигравший в АКВАРИУМЕ; Наиль Кадыров — гитара, известный по группе ПОЧТА и работе с Рыбой. Сашка Ляпин периодически выходит на концертах. То есть это тоже такой плавающий состав: если есть материал, который я приготовил для концерта, записи, то те люди, которые находятся в этот момент рядом со мной, его реализуют. Требуются какие–то специальные инструменты для воплощения какой–то конкретной идеи — я дополняю ТРИЛИСТНИК нужными инструменталистами. Нет закостенелой формы, которой никогда не было и в АКВАРИУМЕ, как и не было никогда в ПОП–МЕХАНИКЕ, которая в конечном итоге своим рождением обязана тоже АКВАРИУМУ.

— Музыкант, коллега по работе может быть другом по жизни?

— Бесспорно. С Ляпиным я учился в одной общеобразовательной школе, не говоря уж о школе музыкальной. С Борей мы знакомы лет тридцать, а то и больше. Все это... Все это, если вы помните "АКВАРИУМ — это образ жизни", был и остался образ жизни. Поэтому нам не надо расходиться и сходиться, мы не уходим и не приходим, мы все время находимся в нашей определенной творческой эстетике, создаваемой и создавшейся тогда, в 72–73 и т.д. годах, когда АКВАРИУМ появился на свет.

— Фразу про образ жизни настолько затерли: "АКВАРИУМ — образ жизни", "рок–н–ролл — образ жизни"...

— Это вы затерли, вы, а не мы! МЫ ТАК ЖИВЕМ. А вы просто пишете и говорите с экранов телевизоров!

— Александр Градский в своем интервью мне касательно Бориса Гребенщикова сказал приблизительно следующее: это журналисты "заставляют" его давать такие интервью, которые они от него и ждут и в комментарии к которым сами потом Гребенщикова охаивают...

— Скажу просто. Я как завязавший журналист, проучившийся пару лет на факультете журналистики Питерского университета, профессию эту зна–ю! И вспоминаю текст баснописца: "И волчью вашу я натуру знаю, а посему обычай мой: с волками иначе не делать мировой, как снявши шкуру с них долой"! Поэтому на счет журналистики не надо ко мне обращаться, я очень хорошо понимаю, что это такое... Все. Об этом забыли.

— Вам было в жизни стыдно за то, что в творческом плане сделали что–то не так?

— Применительно к творчеству... Наверное, нет... Нет. Все, что я делал, было искренне, а там, где присутствует искренность, можно простить многое. Это я не по отношению к себе, а вообще... Вы задали вопрос, к которому я не был готов, но по первым ощущениям я бы ответил так...

— А к каким вопросам вы обычно готовитесь?

— Я не готовлюсь к вопросам, потому что я не люблю журналистику... Вы опять вынуждаете меня извиняться и говорить, что это не касается конкретно вас, а профессии в целом.

— Тогда что вы любите?

— Детей. Музыку. Живопись. Люблю удивительные и прекрасные произведения искусства на всех уровнях, созданные руками людей, природой, космосом. Люблю читать умные книги и смотреть на красивых девушек...

Олег КЛИМОВ

© 2005 музыкальная газета